Публикации

Тема 3.17. Правореализация

3.17.1. Понятие и основные формы реализации права.

Социальное назначение права находит свое главнейшее выражение именно на стадии осуществления содержащихся в нем предписаний. Как отмечали древнеримские юристы - executio est finis et fructus legis - исполнение есть завершение и плод закона. Когда модели поведения, указанные в праве как необходимые, возможные, допустимые, становятся реальной практикой в деятельности отдельных лиц либо их объединений. И если право не реализуется в общественных отношениях, то оно не выполняет свое социальное назначение.

Оно в этом случае ничто иное, как оторванная от жизни сумма правил поведения, не переходящих из должного в сущее, из возможности в действительность. Это бывает тогда, когда в виде правовых норм представлены правила поведения, которые или серьезно отстали или, напротив, непомерно «обогнали» реальное развитие общественных отношений. В любом случае они не находятся в необходимой связке с теми социальными интересами, которые движут данным обществом, его субъектами. Отрыв нормы от реалий жизни делает ее «мертвой». Как подметил Е. Бурлай, «существование нормы как некоторого «чистого абстракта» бессмысленно; она живет в тех конкретных ситуациях, из которых она появляется и в которых воплощается вновь».

Реализацию права можно определить как воплощение содержащихся в нем предписаний в поведении отдельных людей и их объединений. Это сложный и многогранный процесс. Как отмечают В. Кудрявцев и В. Казимирчук, исходным элементом «право-реализации служат два феномена: юридическая норма и социальная ситуация, к которой она непосредственно относится». Участниками правореализации являются различные лица, являющиеся носителями субъективных юридических обязанностей и прав: физические и юридические лица, государственные органы и должностные лица, государство в целом, международные организации и др. Главным заинтересованным лицом в правореализации является конкретный управомоченный субъект, тот, кто при надлежащем осуществлении правовых предписаний может приобрести (сохранить и т.д.) определенные материальные ценности или нематериальные блага.

Поэтому, как правило, инициатором реализации права выступает именно управомоченный субъект. Но практическая реализация права зависит и от поведения обязанного субъекта, т.е. того, кто должен совершать некое активное действие (либо, напротив, воздержаться от них) для того, чтобы закрепленное в юридической норме право управомоченного лица было реализовано. При нормально функционирующем механизме правового регулирования в подавляющем большинстве случаев так и бывает. Ибо точно так же, как знаменитый мольеровский герой «говорит прозой», сам того не зная, так и большинство субъектов права реализует его предписания, зачастую и не зная в нюансах всей совокупности конкретных правомочий, которыми его наделяет закон или иные источники права (хотя многие лица реализуют свои полномочия вполне осознанно). Это и принято называть непосредственной или «автономной» реализацией права. Его иногда именуют и саморегулированием, учитывая то, что главным «реализатором» права выступают субъекты, которым оно адресовано. Непосредственная реализация права осуществляется в трех основных вариантах.

Первый - соблюдение запретов. Юридическая обязанность при этом реализуется посредством воздержания от совершения действий, запрещенных юридической нормой. Так, уголовным правом запрещена кража чужого имущества, как и любое его хищение. Это универсальный запрет, содержащийся в нормах любой правовой семьи внутригосударственного права- континентальной, англосаксонской и т.д. Присуща эта форма реализации и международному праву. Так, государствам, являющимся его субъектами, запрещено применять в межгосударственных отношениях силу или угрозу силового решения соответствующей проблемы (п.4 ст.2 Устава ООН).

Второй - исполнение обязанностей. Если в рамках первой формы непосредственной реализации права отдельные лица или их объединения ограничиваются в активности, то для этой - второй - формы, наоборот, характерно предписывание совершать конкретные действия по реализации позитивной обязанности.

Во внутригосударственном, в частности, российском гражданском праве примером может быть обязанность покупателя по договору купли-продажи уплатить договорную цену за приобретенный товар или, с другой стороны, обязанность продавца передать в распоряжение покупателя оплаченную последним вещь.

Эта форма характерна и для международного права. Так, в соответствии с международными договорами о правовой помощи государства обязаны передать находящихся на их территории граждан другого государства по соответствующему требованию последнего за преступления, совершенные ими и за которые предусмотрено наказание свыше одного года лишения свободы по законодательству запрашивающего государства.

Третий - использование принадлежащего лицу субъективного права. Эта форма правореализации может выразиться как в совершении активных действий, так и воздержании от них. Последнее вполне вероятно в тех случаях, когда управомоченный субъект по собственной воле отказывается от использования своего права. Использование права может выразиться в самых различных вариантах поведения обладателя права. Во внутригосударственном праве - это и сдача собственником имущества в аренду и обращение кредитора в суд с иском о понуждении должника исполнить договор и т.д.

В международном праве это может выразиться, например, в том, что прибрежное государство реализует в исключительной 200-мильной экономической зоне свое право на проведение морских научных исследований, осуществляет меры по защите и сохранению окружающей среды и т.д.

Однако не всегда реализация права осуществляется непосредственно в указанных трех формах самими участниками общественных отношений. Нередко возникает необходимость в использовании еще одной - четвертой - т.н. властной формы его реализации, именуемой применением права. Она имеет значительную специфику и поэтому требует особого рассмотрения.

3.17.2. Понятие применения права.

Эта - четвертая - форма реализации права, прежде всего, становится необходимой в тех случаях, когда по каким-либо причинам не срабатывают первые три: соблюдение запретов, исполнение обязанностей, использование права, то есть речь идет не об обязательной, а о факультативной стадии реализации права. В этом случае юридическая норма реализуется через применение права. Под последним следует понимать такую форму его реализации, которая осуществляется от имени государства (государств) в лице соответствующих внутригосударственных или межгосударственных органов применительно к конкретным общественным отношениям с соблюдением установленных процессуальных требований.

Хотя есть правоотношения, где участие правоприменяющего органа заранее предполагается. Так, в РФ сдача государственного недвижимого имущества в аренду требует индивидуального распорядительного акта уполномоченной структуры Мингосимущества. В этом же ряду стоят и правоотношения по назначению и снятию с должности министров, входящих в Правительство России, что осуществляется конкретным индивидуально-правовым актом - Указом Президента РФ. То есть в этом случае речь идет о ситуациях, когда государство либо заинтересовано, либо вынуждено поставить под определенный дополнительный контроль реализацию нормативных предписаний и вытекающих из них прав и обязанностей участников правоотношений, исходя из определенных экономических, политических, социальных и иных государственных (общественных) интересов и целей. По сути это тот случай, когда правоприменение является обязательной стадией реализации права.

Наиболее типичными вариантами реализации такой формы, как применение права, являются следующие.

В случае возникновения спора о праве, когда заинтересованные лица не могут прийти к соглашению о распределении своих взаимных прав и обязанностей, они обращаются к органу, уполномоченному рассмотреть их спор по существу и принять обязательное для сторон решение. Во внутригосударственной правовой сфере это компетенция судебных органов. Например, в РФ споры юридических лиц экономического характера, т.е. вытекающие из их предпринимательской деятельности, решаются в арбитражных судах.

Правоприменение имеет место и тогда, когда, скажем, судебный орган рассматривает уголовное дело и определяет конкретные меры юридической ответственности субъекта правонарушения.

Специфично протекает применение права в смысле судебного разрешения дел в англосаксонской правовой семье. Ибо акт судебного правоприменения здесь может одновременно стать и актом рождения нормы права - судебного прецедента. Что касается иных вариантов применения права, например, принятия индивидуально-правовых актов уполномоченными государственными органами в рамках своей компетенции, то в этом особых отличий от применения права в странах континентальной правовой семьи не имеется.

Еще одна особенность правоприменения просматривается на процессе т.н. перетекания прецедентов в рамках государств англосаксонской правовой семьи. Он заключается в том, что суды одного государства, входящего в нее, нередко обращаются к прецедентам, сформировавшимся в судах другой. Так, 50% прецедентного права Новая Зеландия заимствует из Англии и Шотландии, 10% из Австралии и т.д. В Австралии одна треть применяемых прецедентов имеют «английское происхождение», около 1% заимствуется из Новой Зеландии и т.д. В судах Великобритании, хотя и в незначительной мере (всего около 1%), также заимствуются прецеденты из Австралии, Канады, Новой Зеландии. Страны Африки, принадлежащие к системе англосаксонского права заимствуют практику английской Палаты лордов.

Применение права характерно и для международно-правовой сферы, где первым случаем создания и функционирования межгосударственного судебного органа была Постоянная палата международного правосудия при Лиге Наций.

После создания ООН в ее системе на основании специального Статута функционирует Международный суд. Причем участниками Статута стали и государства, не входящие в ООН (Швейцария и др.). Одним из двух главных направлений его деятельности и является рассмотрение споров между государствами. И что важно, если спорящие государства согласились передать дело на рассмотрение суда, то его решение для них становится обязательным. Решение Международного суда окончательно и обжалованию не подлежит. И если одна из сторон не исполняет решение другая вправе обратиться к Совету Безопасности ООН. А последний вправе решить вопрос о принятии мер для исполнения решений суда (ст.34 Устава ООН). За время своего существования Международный суд рассмотрел более 50 межгосударственных споров в основном территориального характера. Существуют и региональные международные судебные органы, применяющие нормы международного права (таков, например, Суд при Европейском Союзе). Таким образом, применение права в международно-правовой сфере также имеет место, хотя в силу того, что государства не подчинены какой-либо стоящей над ними власти, оно здесь носит специфический и достаточно ограниченный, хотя и все более и более расширяющийся характер.

Таким образом, можно говорить о следующих признаках применения права как особой формы правореализации. Во-первых, оно осуществляется уполномоченными на то органами и должностными лицами. Эти органы могут быть как внутригосударственными, так и международными. Как, собственно, и должностные лица.

Во-вторых, правоприменение всегда имеет индивидуальный характер, направлено на установление прав и обязанностей, мер ответственности вполне конкретных физических, юридических лиц, государств.

В-третьих, оно всегда реализуется в заранее специально определенных процессуальных формах. При этом нарушение последних уже само по себе может поставить под сомнение весь процесс правоприменения.

В-четвертых, оно, как правило, завершается вынесением индивидуально-правового акта (решения, постановления, определения, приказа и т.д.).

Указанные признаки правоприменения показывают наиболее существенные аспекты его отличий от другой важной юридической деятельности - правотворчества. В аспекте содержания деятельности они различаются тем, что в процессе правотворчества разрабатываются (принимаются) или отменяются правовые нормы как правила поведения общего характера, тогда как в процессе применения права издаются индивидуально-конкретные правовые требования. То есть при правоприменении формулируются предписания, устанавливающие, изменяющие, прекращающие на основе правовых норм вполне конкретные субъективные юридические права и субъективные юридические обязанности персонально определенных лиц при наличии соответствующих фактических обстоятельств, указанных в гипотезах применяемых норм права.

Далее, если правотворчество оказывает нормативное (и в этом смысле абстрактное) организующее воздействие на типичные общественные отношения, то правоприменение характеризуется индивидуальным правовым воздействием на персонально определенный круг участников общественных отношений.

Существенное их отличие и в том, что и правотворчество, и правоприменение осуществляются в различных процедурно-процессуальных формах, проходят разное число качественно отличающихся стадий. И, наконец, значительной спецификой обладают акты, издаваемые в результате правотворчества и правоприменения.

Похожие работы