Публикации

Тема 3.12. Правовое регулирование и его механизм

3.12.1. Понятие правового регулирования.

Исторический опыт совместного проживания людей, их объединений показывает, что оно невозможно без социального регулирования, т.е. осуществления некоего целенаправленного воздействия на их поведение в общественно значимых сферах жизни. Урегулированность, упорядоченность общественных отношений при этом достигается не только за счет внешнего по отношению к отдельным людям или их объединениям воздействия (собственно регулирования), но и посредством внутреннего, основанного, например, на правосознании, согласования ими своего поведения с существующими в обществе правилами поведения (т.н. саморегулирование).

На определенном этапе развития в результате усложнения общественных отношений, необходимости обеспечения взаимодействия многообразных частных, особенных интересов людей и их объединений возникают новые виды регулирования - государственное (именуемое иногда политическим) и правовое. Две эти новые системы социального регулирования действуют во взаимосвязи, направлены, как правило, на достижение одинаковых целей, хотя и используют при этом свои специфические средства.

Если средствами государственного регулирования являются убеждение, принуждение (психическое и физическое). Именно посредством их использования государство добивается своих целей при регулировании общественных отношений. То для права характерны иные средства. Это прежде всего - юридические нормы. В силу таких их черт, как общеобязательность, формальная определенность, обеспеченность в случае необходимости государственным принуждением и т.д., они позволяют перевести в сущее, реализующееся в повседневных практических отношениях людей то, что данным обществом официально признано в качестве должного.

Безусловно, при этом государственный и правовой виды регулирования нельзя отрывать друг от друга. Ибо государственное регулирование, будучи изначально казуальным, осуществлялось, главным образом, за счет индивидуальных, разовых предписаний и воздействий на поведение отдельных людей и их объединений, многократно увеличивает свою регулирующую упорядочивающую мощь, когда облекается в правовые, т.е. нормативные формы. Это, с одной стороны.

С другой - право, будучи, прежде всего, системой общих моделей должного поведения, для собственной реализации в условиях появления отклоняющегося от нормы поведения конкретных лиц может обеспечить регулирующее воздействие лишь в случае дополнения своего нормативного воздействия государственным (казуальным), персонально адресованным правонарушителям.

Тем не менее, правовое регулирование - это особый вид социального регулирования, выражающийся в воздействии правовых норм, других специально-юридических средств (индивидуально-правовые предписания и т.д.) на общественные отношения. Цели при этом следующие: их упорядочение и прогрессивное развитие. Таким образом, правовое регулирование - это не что иное, как целенаправленное упорядочивающее воздействие на поведение отдельных лиц и их объединений с помощью правовых норм и иных специально-юридических средств.

Следовательно, правовое регулирование не означает любое воздействие права, юридических норм на общественные отношения. Понятие действия (воздействия) права шире, чем правовое регулирование. Ибо воздействие права на поведение отдельных лиц и их объединений бывает не только специально-юридическим, что, собственно, и охватывается категорией «правовое регулирование». Оно бывает и информационным, ценност-но-мотивационным.

Последние не предполагают правового регулирования как целенаправленной, результативной специально-юридической организующей деятельности. Так, нельзя отнести к правовому регулированию воздействие на сознание и поведение отдельных лиц и их объединений средств массовой информации, правового просвещения и т.д. В то же время очевидно, что и они, влияя в известной мере на волю и поведение людей, способствуют упорядочению общественных отношений.

Тем не менее, духовное (идеологическое, психологическое) воздействие права и правовое регулирование - это различные категории. Главное различие в следующем: правовое регулирование непосредственным объектом имеет действие (бездействие) отдельных людей и их объединений, а на их сознание оно влияет лишь опосредованно, а в случае с правовым воздействием дело обстоит наоборот, непосредственный его объект это сознание, а на поведение влияние опосредованно.

Соответственно для профессионалов-правоведов, не принижая и тем более не отрицая значимости воздействия права на общественные отношения, важно, прежде всего, четко представлять себе специфический юридический инструментарий регулирования поведения людей. Тем более, что он достаточно сложен по составу, функциональному применению и т.п.

3.12.2. Предмет правового регулирования.

Сфера правового регулирования не безгранична. Более того, право не способно, да и не обязано регулировать все общественные отношения. При этом сфера правового регулирования зависит не только от усмотрения государства, его понимания того, какие связи отдельных лиц и их объединений должны быть урегулированы правом. Она определяется конкретно-историческими условиями, характером самих отношений, национальными, культурными и иными факторами. Именно они, главным образом, и определяют пределы правового регулирования, т.е. устанавливают некий «водораздел» между общественными отношениями, входящими в предмет правового регулирования и не входящими в него.

Точное определение круга общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования, достаточно сложно. Между тем, от этого в значительной мере зависит эффективность всего правового регулирования, его благотворное либо напротив негативное влияние на отношения, складывающиеся в обществе.

Исторический опыт показывает следующее. Когда сфера правового регулирования уже, чем этого требует объективно существующая потребность упорядочения (прогрессивного развития) общественных отношений, то создается угроза произвола. Ибо те социально ценные качества, которыми обладает право, не находят применения. И соответственно элементы анархии, беспорядка в не урегулированных правом отношениях отдельных лиц и их объединений становятся главенствующими.

Так, до принятия конвенции по морскому праву (1982 г.) каждое государство само устанавливало собственную экономическую зону, т.е. ту морскую территорию, где оно имело особые права в сфере рыболовства и т.п. У одних она равнялась 50 милям от береговой линии, у других 250 милям и т.д. Это приводило к серьезным конфликтам, беспорядку. Конвенция ввела единую норму, определив экономическую зону в размере 200 миль. Это, хотя и не привело к полной ликвидации всех коллизий в этой сфере, но, четко определив критерий правомерности, конвенция, тем самым, способствует легальному их разрешению.

С другой стороны, когда сфера правового регулирования необоснованно расширена, возможно пресечение благотворной социальной активности, появления в обществе пассивности одних и «незаконной» инициативности, предприимчивости других. Так, в недалекую советскую эпоху в нашей стране не санкционированная государством экономическая активность оценивалась, как преступная, определялась в уголовно-правовых категориях «частнопредпринимательская деятельность», «спекуляция» и т.д. и преследовалась по закону. Следовательно, мощный потенциал народа использовался далеко не полностью, что в немалой степени обусловило поражение СССР в «холодной войне», его распад со всеми вытекающими последствиями. Период излишней заурегулиро-ванности, когда все решало начальство, которому «все видней», привел к непомерному росту общественного иждивенчества: государство «даст» квартиру (машину и т.п.).

Выделение общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования, непростая задача. На каждом отрезке истории их круг может меняться. Но в то же время очевидно, что это те отношения, которые, с одной стороны, объективно, в силу их характера, могут, а с другой, в данных условиях требуют правового регулирования.

Во-первых, это отношения, в которых находят отражение не только интересы частные (отдельных индивидов, например), но и общесоциальные, т.е. распространяющиеся на общественно важные сферы жизнедеятельности.

Во-вторых, это отношения массовидные, типичные для данного общества и уже тем самым имеющие потенциальную или реальную значимость для него.

В-третьих, это отношения, в которых реализуются взаимопе-реплетающиеся интересы отдельных лиц и их объединений, и тем самым они требуют четкого разграничения в виде корреспондирующих между собой их прав и обязанностей.

В-четвертых, это те отношения, которые по своему характеру могут быть подвергнуты государственно-правовому контролю. Так, право регулирует лишь акты поведения, имеющие социальную значимость, а сфера мнений и чувств не может быть переведена на язык права, т.е. урегулирована юридически. Известна крылатая фраза «с мысли пошлину не берут».

Этим критериям отвечают несколько групп общественных отношений. В первую группу входят отношения людей, связанные с производством, распределением, обменом и потреблением материальных и нематериальных благ.

Во вторую группу включаются отношения по государственному управлению внутри страны и межгосударственному регулированию в сфере международных отношений.

В третью группу входят отношения по обеспечению соблюдения (исполнения, использования) норм в рамках первых двух групп отношений. Их условно можно назвать охранительными (обеспечительными).

Как видно, отношения, входящие в предмет правового регулирования, имея схожие черты, в то же время, несомненно, обладают и заметными различиями. С этим связано то, что и их регулирование требует особых подходов и средств. Понятно, что, например, имущественные отношения по обмену материальными благами требуют одних способов регулирования, а управленческие отношения других. Соответственно неодинаковы степень обязательности юридических предписаний, формы и мера государственного принуждения и т.д., применяемые при их правовом регулировании, т.е. то, что в юриспруденции именуется методом правового регулирования.

Похожие работы