Публикации

Заключение: Европа конфессий

Становление в Европе нового «двухполюсного» мира существенно изменило образ жизни и мироощущение большинства европейцев. Если в «католическом» мире эти изменения явились достаточно органическим продолжением многовековой религиозной традиции, то в «протестантском» мире они привнесли в общество значительное количество новшеств. Анализ ряда таких новшеств содержится в статье Ганса-Христофа Рублака «Новый образ жизни христиан» (41).

Христиане этой эпохи, замечает автор, видели космос не как природу, которой можно было восхищаться и которую надлежало использовать в своих целях, но как имеющий определенную структуру, священный и, соответственно подчиненный морали Божественный порядок. Взаимодействие человека с этим порядком обеспечивалось либо соблюдением святых таинств (в католичестве), либо верой в Слово Божье (в протестантизме). Как то, так и другое открывало путь к милосердию Божьему, без которого человек не мог преодолеть греховность своей природы (41, с.589).

Реформация, указывается в статье, во многом упростила взаимоотношения верующих, особенно горожан, с этим сложным божественным порядком. Религиозная жизнь с упразднением большинства таинств и поклонения многочисленным святым-покровителям оказалась замкнутой по существу в рамках каждого отдельного прихода.

Центром этой религиозной жизни был пастор, также во-многом лишившийся ореола святости и рассматривавшийся прихожанами скорее в качестве состоящего у них на жаловании служителя Божьего. «Те священники, которые отклонялись от того, что требовала от них религиозная община, и стремились играть роль проводников Закона Божьего, не зависящего от непосредственных мирских нужд, сталкивались с сопротивлением, безразличием, либо открытой враждебностью прихожан» (41, с.590).

С упразднением многочисленных ритуалов, характерных для католичества, стержнем религиозной жизни протестантов стала воскресная проповедь, а поскольку от воскресенья до воскресенья верующие, в особенности дети, успевали забыть ее содержание, в силу того, что до XVIII в. никто не требовал заучивать церковные догмы «наизусть», среди протестантов широко распространилось невежество в вопросах христианского вероучения (41, с.591).

Сходные явления наблюдались и в реформированном католичестве, хотя они и были вызваны на первый взгляд противоположными причинами. Упор, который делали католические реформаторы на святости сана священника, способствовал еще большему, чем прежде, отдалению клира от паствы, что, в частности, подчеркивалось наличием решетки, отделявшей верующего от священника во время исповеди (41, с.582).

Изменение отношения к таинствам, привнесенное Реформацией, сказалось, прежде всего, на таком важнейшем ритуале, непосредственно связанном с имущественными отношениями, как брак. Как в реформированном католичестве, так, еще радикальнее, в протестантизме церковь предприняла шаги к приближению этого таинства к мирским нуждам, что во многом способствовало его десакрализации.

Так, в частности, Тридентский собор, хотя и не отменил тайных браков, однако постановил, что полностью оформленный церковный брак должен был совершаться публично. Протестанты пошли еще дальше, установив условием полноценного брака согласие родителей жениха и невесты (41, с.594).

Формирование новых религиозных конфессий стало одним из основополагающих факторов европейской истории в период с 1560 по 1650 г. О значении «конфессионализации» Европы говорится в статье Г.Шиллинга «Европа конфессий» (46).

Подразумевая под «конфессией» четкое и определенное изложение церковной доктрины, считавшееся характерной чертой христианства в этот период, автор выделяет следующие основные документы, декларировавшие соответствующие христианские конфессии.

Для лютеранства это Аугсбургская конфессия (1530) и Книга согласия (1580). Для реформированной (кальвинистской) конфессии — Гельветские конфессии (1536, 1566), Цюрихское соглашение (1549) и Дортрехтские каноны ( (1619). Для англиканской церкви — Книга общих молитв (1549) и Тридцать девять статей (1563). Для католицизма — доктринальные каноны Тридентского собора, в особенности «Тридентское исповедание веры (Professio fidei tridentina)» 1564г.

Основываясь на этих документах три основные конфессии (четыре, если учесть англиканство) сформировали, отмечается в статье, «внутренне сплоченные и внешне взаимоисключающие общины, обладающие специфическими для каждой из них учреждениями, членством и верованием» (там же).

В социальном контексте Европы кануна Нового времени, утверждает автор, «религия, особенно в структурированной форме „конфессии“ являлась доминирующим элементом в сочетании факторов, каждый из которых может быть, подобно медицинскому синдрому, рассмотрен как по отдельности, так и в сочетании с другими» (46, с.642).

Одним из главных воздействий Реформации на процесс трансформации европейской государственности, по мнению автора, явилась одновременно происходившая секуляризация и ресакрализация государства. Решающим элементом этого процесса явилась ресакрализация. «Обобщая, можно сказать,- пишет он, — что государство обретало большую святость для того, чтобы стать более мирским» (46, с.644).

Сближение церкви с зарождающимся современным государством, в котором она видела свою опору, отчетливее всего проявилось в странах, где преобладал протестантизм, как в Скандинавии, Англии или Швейцарии (особенно в Цюрихе). Однако и в католических государствах церковь во все возрастающей степени прибегала к помощи обновляющегося государства, как с целью сохранить свои владения и власть, так и с целью противостоять Реформации (46, с.648).

Во всех трех основных конфессиях государство все решительнее привлекалось к исполнению функций, на протяжении средневековья бывших в полном ведении церкви, таких, как, например, брак или забота о бедных. С другой стороны, государство активно использовало церковь для утверждения общественного порядка и дисциплины среди подданных.

В католических государствах это делалось посредством регулярных «визитаций» епископов в приходы, при помощи церковных судов, решений Римской курии, а в Испании и Италии также с помощью инквизиции, В протестантских государствах эту роль выполняли консистории, в которые кооптировались, как пасторы, так и приходские старосты, и которые собирались еженедельно с целью координации административной работы церкви и обсуждения мер по укреплению дисциплины среди верующих (46, с.652).

Конфессионализация религиозной жизни, указывается в статье, оказала огромное влияние на трансформацию самой идеи правления — переход от средневековой концепции «управления людьми» к современной концепции «управления вещами». Важным фактором здесь оказалась сакрализация государственной власти, привнесенная конфессионализацией, когда в ходе столкновения конфессий светский правитель — князь или король — выступал в качестве защитника (протектора) реформированного вероисповедания, сам становясь таким образом католическим, либо протестантским реформатором (46, с.656).

Конфессионализация, подчеркивается в статье, не только способствовала строительству современной государственности, но и оказала мощное воздействие на формирование современных европейских наций. Религия и политика оказались тесно переплетены между собой, и эта взаимосвязь определила дальнейшее развитие европейских государств вплоть до XX в., что особенно ярко прослеживается на примере таких католических государств как Испания, Италия и Ирландия, а также таких протестантских стран как Англия и государства Скандинавии (46, с.659).

Когда во второй половине XVII в. конфессионализация начала постепенно утрачивать роль доминирующего синдрома в строительстве современной государственности, указывается в заключение статьи, на первый план вышли другие факторы модернизации. В их числе оказались такие светские концепции, как законодательно закрепляемый индивидуализм и то, что получило название «преследование собственных интересов», а также светские идеи общественных интересов, коренившиеся в учениях радикальной Реформации (46, с.668).

Похожие работы