Публикации

3. Европа с 1789 г. до наших дней

К 1791 г., пишет автор, у европейских политических деятелей появилась иллюзия возможности создания единой Европы. Это происходят как раз в то время, когда Европа отступает от своего рода гармонии, единства и вступает на путь различий. Но к 1789 г. выражение «европейская цивилизация» утвердилось во французском и английском языках. Во-первых, она была создана на общих корнях (греческо-римское наследие, христианство, система философских идей, у истоков которой лежит гуманизм). Во-вторых, она имеет повсюду одинаковые социальные слои населения. В области экономической следует отметить преобладание сельского хозяйства над «техникой». С конца XVIII в. начинается эпохе «переломов».

Глава первая носит название «Социально-экономический перелом». Автор отмечает быстрый прирост населения и рост производства. Европа, пишет автор, была поставлена перед необходимостью развития производства для удовлетворения нужд растущего населения. Происходит первый разрыв между «Европой традиций» и «Европой перемен» в зависимости от избранного странами пути развития производства.

Англия первой продемонстрировала «новую экономическую модель». После 1815 г. вся Европа находится под впечатлением технического превосходства Англии. Франция и Бельгия следуют по ее пути. Страны Центральной, Южной, Восточной и Северной Европы в той или иной степени придерживаются старого экономического режима в течение всей первой половины XIX в.

В области социальной новые классы идут на смену старым. Первой вступила на этот путь Франция" тогда как в Англии аристократия сумела сохранить свои позиции. Во всех странах наблюдается упадок духовенства. Получает распространение мелкая собственность свободного крестьянина. Однако здесь также по мере продвижения на восток все более сохраняются традиционные формы. Всюду, где развивается фабричное производство, наблюдается ухудшение условий жизни трудовых масс. В то же время среди народных масс Западной Европы распространяется народное образование, происходит упадок религиозности.

Утверждение капитализма как новой экономической системы привело к возрастанию европейского превосходства в мире. Политическое единство Европы в 1789-1848 гг. складывалось в общих для всех стран условиях политической нестабильности. Повсюду проникла идея революции. Все крупные политические переломы имеют своим источником Французскую революцию. В то же время начинают действовать новые центробежные силы — демократические, социалистические, националистические, — которые угрожают единству континента.

Первое революционное десятилетие породило концепцию возможности крупного европейского образования, в котором все граждане имели бы равные права. Однако Французская революция бросила вызов старым европейским цивилизациям, и в ответ на это неизбежно должна была последовать реакция. Всюду, где удалось установить французские порядки, был использован патриотизм для усиления власти монарха: Европа оказалась разделенной между диаметрально противоположными режимами. С 1815 г. существуют две Европы: Европа либеральная и Европа консервативная и авторитарная. К Европе либеральной относятся страны, в которых политическая система основана на сотрудничестве правителей с представителями нации. Моделью такой страны является Англия. К консервативной Европе относятся страны с традиционной политической системой. В этих странах (Южная, Центральная Европа, балканские и славянские страны) идет постоянный поиск равновесия между государственной властью, которая должна выражать интересы всего общества, и аристократией, которая требует, чтобы государство защищало в первую очередь ее интересы. В этих странах одним из опорных столпов режима остается церковь. Консервативные режимы в то же время являются бюрократическими, государство имеет развитой военный и полицейский аппарат. Консервативные государства пришли к идее сотрудничества между собой. Таким образом, был создан блок консервативных государств — Священный союз.

В 1848 г. вся Европа охвачена революционным кризисом. Революции 1848 г. были подготовлены экономической депрессией 1845-1846 гг., социальными столкновениями, идеологической борьбой. Французская революция во второй раз подала пример всей Европе. Она положила начало новой политической системе, основанной на всеобщем избирательном праве. В большинстве стран Европы установился режим, основанный на признании политических «свобод», что вновь дает возможность говорить о европейском единстве.

По отношению к другим частям света Европа поддерживает и закрепляет свое доминирующее положение. Европейские страны пока не вступают в конфликт по поводу колониальных владений — возможности колониальной экспансии в это время еще не ограничен.

Автора интересует проблема: какую роль в экономическом развитии европейских стран играли колониальные захваты? Он придерживается мнения, что не колониальные захваты способствовали техническому превосходству Европы, а, напротив, экономическое превосходство обеспечивало успех колониальной политики европейских стран.

Первая половина XIX в. для Европы является также временем расцвета культуры. Европа утверждает свое превосходство одновременно и в области науки. Эта «культурная гегемония» отчасти облегчает, а также оправдывает империалистическую экспансию, хотя и вызванную материальными интересами.

Политическое господство Европы в мире доказывает ее экономическое превосходство: нужно было обладать достаточными средствами, чтобы содержать армии и флот. Вместе с тем автор утверждает, что и военное искусство было по сути своей европейским военным искусством: «Тот же самый „военный дух“, который толкал европейские государства к экспансии в мире, служил также обострению внутриевропейских конфликтов» (т.II, с.103). В 1793 г., пишет автор, т.е. с начала французских завоеваний, было нарушено европейское равновесие. Начинается период войн и вооруженных конфликтов. К открытой войне добавляется война тайная (партизанская) и война экономическая. Наряду с отрицательными результатами этого военного двадцатилетия можно отметить и некоторые положительные стороны. К ним относится опыт тех новых государств, которые были созданы в Италии и Германии. Продемонстрированная Францией способность к гегемонии заставила европейские государства стремиться к созданию международной организации в целях европейского мира. Постоянные войны привели к нестабильности государств и заставили европейские народы мечтать о реставрации старого строя. «То, что впоследствии этот строй показался неудовлетворительным, было в порядке вещей» (т.II, с.142). А в 1815 г. все страны Европы отказались от революционного пути.

Книга вторая, написанная Раймондом Пуадевеном, профессором университета Меца, называется «Эра господства» (I848-I9I4). Накануне первой мировой войны Европа достигает вершины своего могущества, она господствует над всем миром, за исключением Соединенных Штатов Америки и Японии. Однако стремление к колониальным захватам порождает соперничество между европейским державами и приводит к многочисленным кризисам.

Культурная гегемония Европы выражается прежде всего в том, что на континенте зародились политико-философские доктрины, получившие затем распространение во всем мире: автор относит к таким доктринам либерализм и марксизм. Повествуя о достижениях науки, литературы и искусства, автор называет имена крупнейших европейских деятелей культуры XIX в. В области экономики накануне 1914 г. можно наблюдать глубокое преобразование экономических структур, хотя в различных странах этот процесс совершается с разной скоростью, и экономическое развитие Европы не дает возможности считать ее экономически единым целым. Экономика Европы развивается циклически, она знает периоды кризисов, которые доказывают, что европейские страны не сумели использовать все последствия экономического подъема. В этой связи автор особо отмечает роль государства в экономической жизни общества. По мнению автора, деятельность государства разворачивается в двух областях: стимулирование экономического развития внутри страны и таможенная политика. В первом случае автор упоминает о политике Наполеона III, об отмене крепостного права в России и т.д.

Что касается таможенной политики, то она, по утверждению автора, пережила две фазы: фазу свободного обмена и после 1870 г. фазу политики протекционизма. В области финансов автор отмечает большую стабильность денежных курсов начиная с 1871 г. Крупнейшими финансовыми центрами были Париж, Лондон и города Германии (Берлин, Франкфурт). К 1914 г. три четверти капиталовложений, которые европейские страны осуществляли вне континента, были сделаны английскими, французскими и немецкими капиталистами. Посредством этих капиталовложений европейские страны контролируют экономическое развитие стран других частей света, препятствуя созданию в этих странах тех отраслей промышленности, которые могли составить конкуренцию промышленности Европы. Финансовая гегемония доставляет европейским странам как экономические, так и политические выгоды. Экономическое превосходство Европы обусловлено в первую очередь развитием заводов и фабрик. Начинается концентрация производства, особенно усилившаяся после 1871 г. Она сильнее всего повлияла ва промышленность Германии и России. Роль сельского хозяйства, несмотря на процесс механизации, уменьшается. Оно вынуждено прибегать к протекционизму.

Европейская экспансия в мире осуществляется по четырем направлениям: эмиграция, колониальные захваты (мирными и военными путями), религиозная и культурная экспансии.

В XIX в. заметно сильное повышение численности населения. Автор указывает на две причины: снижение процента смертности и увеличение продолжительности жизни. Европа становится наиболее населенным континентом (одна четверть населения мира). Эмиграция европейского населения объясняется экономическими, политическими и психологическими причинами. Наибольшее число эмигрантов дала Англия, наименьшее — Франция. Эмигранты своей молодостью, своей энергией способствовали развитию новых государств, которые вскоре становятся конкурентами европейским державам. Таким образом эмиграция не только служит империалистическим целям стран Европы, но и благоприятствует подъему стран, других частей света.

Стимул к колониальным захватам автор видит не столько в экономических, сколько в политических факторах, так как потребность в рынках сама по себе не влечет за собой необходимости политического господства. Колониальная экспансия ставит перед историками две основные проблемы: значение ее для Европы и значение ее для стран других континентов. Отвечая на первый вопрос, автор утверждает, что эксплуатация колоний способствовала пополнению дефицита в балансе европейских стран. Мнение автора по второму вопросу состоит в том, что положительный и отрицательный эффекты колонизации тесно переплетались между собой. Европейские страны внедряли в колониях новую технику, создавали транспортную систему, банки, телеграф и т.д. Но все, что делалось, было основано на интересах метрополий. В социальном плане следует отметить значительное улучшение медицинской службы, что приводило к уменьшению эпидемий и, следовательно, снижению смертности. Колонизаторы создавали в колониях социальную систему, подобную системе метрополии. Этими изменениями пользовались землевладельцы и торговцы, в то время как основная масса населения нещадно эксплуатировалась. Все это приводило к антиколониальным движениям, как в колониях, так и в метрополиях.

Значительное место автор уделяет истории миссионерства. Миссионер, пишет он, выступает как агент, способствующий проникновению в страну европейской цивилизации. Пользу культурной экспансии автор видит во всех ее последствиях. Прежде всего следует обратить внимание на созданий небольших интеллектуальных элит, которые складываются с появлением европейской культуры. Что касается местных традиционных культур, то, считает автор, они не только не исчезают, но возрождаются под воздействием культуры Европы.

Глава вторая носит название «Европа противоречий». В большинстве европейских стран во второй половине XIX в. назревают новые тенденции: происходит процесс секуляризации государства (исключение составляет Россия), государство становится либеральным, а иногда демократическим. Парламентарный режим устанавливается почти во всех странах. Демократическое развитие государств влечет за собой появление нового класса — автор называет его «средним классом» — и образование партий. Наряду с демократическими государствами, моделью для которых служит Англия и к которым относится также Франция, существуют государства авторитарные — Австрия (режим, существовавший в Австрии, не настолько прогнил, как это было принято считать), Россия (автор утверждает, что накануне 1914 г. большинство русского народа сохраняло верность царю и ничто не предвещало революционного переворота), Италия, Германия. Политический опыт Европы был, таким образом, чрезвычайно разнообразен: Франция, где господствовал парламентский абсолютизм; конституционные монархии, одни из которых эволюционировали в сторону демократизации и парламентского режима, другие — в сторону усиления автократии (т.III, с.251). Но везде социализм завоевал прочные позиции, в то время как традиционные партии не могли уже справиться с политическими и социальными проблемами текущего момента,«

Главным в политической и социальной жизни Европы продолжает оставаться конфликт между силами порядка и силами прогресса. В числе первых автор называет аристократию, армию, церковь, крестьянство. В то же время упадок аристократии автор считает повсеместным явлением. Армия во многих государствах (Россия, Германия, Австрия -является одной из самых солидных опор режима. Церковь в ряде стран находится в напряженных отношениях с государством (Германия, Франция, Италия, Испания). Она не может остаться в стороне и от социальных проблем современности. Это отразилось в папской энциклике «Rerum novarum» (1891), в создании христианских профсоюзов. Невзирая на это, церковь теряет свои позиции в массах. Причем церкви протестантские испытывают те же затруднения, что и католические. В деревне сеньориальные права исчезают чрезвычайно медленно. Отмена сеньориального режима не означает решение всех проблем: крестьяне вынуждены покидать деревни или соглашаться на условия работы, близкие к рабству (т.III, с.264). Крупная земельная собственность сохраняется. Автор рассматривает особенности положения крестьян в отдельных странах Европы. В целом, считает автор, крестьянство занимало позицию, благоприятствующую существующему режиму. Крестьянские восстания плохо организованы и носят эпизодический характер.

Силами прогресса автор считает буржуазию, средние слои и пролетариат.

Буржуазия занимает сильные позиции как с экономической, так и с политической точек зрения. Средние слои также стремятся добиться политической власти. Пролетариат начинает создавать свои организации. Развивается профсоюзное движение, тесно связанное с социализмом.

По всем странам Европы укрепляет свои позиции крупная буржуазия. Однако степень ее влияния неравнозначна. Она сильна в Англии, Франции, Германии, быстро развивается в Италии, Австрии, малочисленна в России и Балканских странах. Промышленную отсталость ряда стран автор объясняет поздним появлением крупной буржуазии.

После I860 г. в Англии и Франции крупная буржуазия вынуждена потесниться и разделить политическую власть со средними классами. Однако она сохранила власть социальную и экономическую. Средний класс пополняется все более многочисленным слоем служащих, получающих жалованье. Средний класс составляет основную силу французского радикализма и радикального английского либерализма.

По утверждению автора, положение рабочего класса постепенно улучшилось, за период с 1850 до 1914 г. Увеличилась средняя заработная плата, сократился рабочий день. Причины этого автор видит в позиции нанимателей, которые проявляют интерес к жизни рабочих, как в целях уберечь их от влияния и пропаганды социалистов, так и в филантропических и религиозных целях. В качестве примера автор приводит германскую систему социального обеспечения. (Здесь автор в явном противоречии с фактами стремится всячески идеализировать попытки буржуазии: представить себя неким защитником интересов рабочего класса). Другой причиной автор считает экономический подъем. Хотя, прибавляет автор, большая часть социальных уступок является все же результатом борьбы рабочих. Профсоюзное движение принимает различные формы в странах Европы. Защитниками интересов рабочего класса везде являются также социалистические партии. К 1900 г. социалистические партии усиливаются, но они не могут избежать внутренних разногласий. Автор видит противоречие в том, что в руководстве социалистических партий, которые должны выражать интересы рабочего класса, стоят «интеллектуалы», «выходцы из буржуазии» (т.III, с.283).

Похожие работы