Публикации

2.3. Содержание познания (диалектика процесса познания)

Диалектику процесса познания можно рассмотреть в таких направлениях:

  • во-первых, от животного созерцания к абстрактному мышлению — единство чувственного и логического моментов в процессе познания;
  • во-вторых, от явления к сущности, от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т. д.;
  • в-третьих, от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному.

Дадим анализ некоторых элементов диалектики процесса познания.

Как известно, еще в древней философии, в особенности греческой, сформировалось представление о действительности как состоящей из чувственно воспринимаемой и умопостигаемой сторон. Этому соответствовало различение чувственного и рационального познания. Членение познания на чувственное и рациональное при всех в общем и целом несущественных модификациях сохранилось вплоть до настоящего времени. «Чувственным» познанием называют главным образом чувственное отражение материального мира в ощущениях и представлениях, а «рациональным» — процесс концептуального мышления (которое называют «понятийным», «логическим», «абстрактным»).

Однако в философии XVII- XVIII вв. наметилась и определилась идея единства чувственного и рационального в познании, направленная против членения познания на ступени. Эта идея развивалась в рамках попыток преодолеть метафизическое противопоставление друг другу эмпирического и теоретического познания с метафизических позиций, сведением либо мышления и его содержания к ощущениям, либо ощущений к мыслям. Сенсуалисты (Т. Гоббс, Дж. Локк, Э. Кондильяк, Дж. Беркли, Д. Юм) сводили мысль к абстрагированному и «ослабленному» ощущению, а мышление — к оперированию в сознании чувственными представлениями. Некоторые рационалисты (Г. В. Лейбниц, Г. Гегель) считали ощущение смутной мыслью (понятием), сводили его к низшей ступени понятия.

В философии XIX в. наиболее глубокая и плодотворная разработка идеи единства чувственного и рационального в познании была дана Кантом. По учению Канта, чтобы наши познание и знание имели объективное значение, нам должен быть дан предмет знания, а дан он может быть только чувственно. Для возникновения знания необходимо сознавание и осмысление данных нам чувственно предметов путем их подведения под категории рассудка. Только рассудок как способность мышления порождает знание, но не из себя одного, а в единстве с чувственным материалом.

Мышление, не связанное с принудительными условиями чувственности, порождает не знания, а химеры, запутывается в антиномиях и паралогизмах, так как категории, которыми рассудок оперирует в конструировании знания, применимы для познания только созерцаемых (чувственно или иным способом) предметов. Поэтому действительное знание не может быть ни чисто чувственным, ни чисто рациональным (концептуальным, мыслительным), поскольку нам доступно только чувственное (а не иное, например интеллектуальное) созерцание предметов. Кант подчеркивает: «Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить. Мысли без содержания пусты, созерцания без понятий слепы... Только из соединения их может возникнуть знание». Он употребляет термин «чувственное познание», но для обозначения не особой чисто чувственной ступени познания, а знания, основанного на опыте и относящегося к чувственному содержанию последнего. Чувственное познание Кант отличает от рассудочного, или разумного. Последнее, в отличие от первого, направлено на все то, что по своей природе недоступно чувствам и основывается на понятиях, предмет которых не представлен в созерцании. Различие между чувственным и рассудочным познанием — не в степени отчетливости (чувственное познание может быть совершенно отчетливым, а рассудочное — в высшей степени смутным), а в источнике. По Канту, содержание чувственных понятий любой степени общности извлечено из материала созерцания (образцом чувственного познания он считает геометрию), тогда как содержание, мыслимое в чистых рассудочных понятиях (реальности, целокупности, причинности, необходимости и т. п.), не является компонентом созерцания, получено не из него, а имеет своим источником сам рассудок, отвлечено им от своих законов посредством рефлексии, наблюдения своих действий. Так, знание того, что сумма внутренних углов треугольника равна двум прямым углам, является чувственным, а знание того, что всякое явление имеет причину, — рассудочным. Но каким бы ни было знание по своему происхождению и значению — апостериорным или априорным, аналитическим или синтетическим, — оно относится к предметам, данным (или могущими быть данными) посредством чувственности и мыслимым рассудком в категориях. Поэтому всякое знание, относящееся к предметам, необходимо синтезируется из чувственного и рассудочного (рационального) компонентов. Знание того, что солнечный свет нагревает камни, содержит чувственный компонент в виде пространственно-временных представлений света и камней, а также рассудочный — в виде понятия причинно-следственного отношения.

Тем не менее. Канту не удалось раскрыть всесторонне содержание единства чувственного и рационального в познании. Он не учитывал различие этого содержания в познавательном процессе и знании. Его анализ познания, подчиненный агностической гносеологической установке, оставлял в тени или вообще не замечал существенные элементы и стороны механизма познавательного процесса, формирования и развития интеллектуальных средств познания. Рассудочный компонент познания в виде категорий (как чистых, «нечувственных» понятий) Кант искусственно связывал с логическими функциями рассудка, а последние — с весьма несовершенной классификацией суждений (по качеству, количеству, характеру отношений между субъектом и предикатом, модальности), господствовавшей в формальной логике того времени. Происхождение категорий (не из опыта, но при посредстве опыта) не было обосновано.

Анализ качественного различия чувственного и рационального в позна -нии привел Канта к абсолютизации противоположности между ними в плане их познавательных функций. Чувственность и рассудок, по Канту, являются двумя обособленными стволами человеческого познания, о существовании общего корня которых можно лишь предполагать. Поэтомусинтез чувственного и рационального в познании трактуется Кантом лишь как внешнее, механическое объединение того и другого.

Некоторые философы и ученые других областей знания (Ф. Бэкон, М. В. Ломоносов, Д. Дидро) подходили к идее единства чувственного и рационального через обоснование необходимой связи эмпирического и теоретического познания, через анализ методов рациональной переработки опытных данных. Однако идея единства чувственного и рационального не тождественна концепции взаимосвязи эмпирического и теоретического познания, поскольку и эмпирическое, и теоретическое познание характеризуются единством чувственного и рационального.

Обоснование идеи единства чувственного и рационального в познании связано с развитием сенсуализма и критическим преодолением рационализма. Среди философов XIX в. только Л. Фейербаху удалось более или менее адекватно, хотя и в афористической форме, выразить идею единства чувственного и рационального в познании: «Чувства говорят все, но, чтобы понять их изречения, необходимо связывать их. Связно читать евангелия чувств — значит мыслить». Однако раскрытие содержания этой идеи, ее обоснование Фейербахом и его последователями не может идти в сравнение с тем, что было сделано в этой области Кантом.

Членение познавательного процесса на чувственную и рациональную ступени стало общепринятым в современной литературе по философии. Некоторые философы называют их моментами познания. Правда, многие авторы при этом обе ступени характеризуют единством чувственного и рационального, различая их по преобладанию в познании чувственного или рационального компонента, по генетическому предшествованию чувственного отражения мышлению, по непосредственному или опосредованному характеру чувственных образов. Чувственная ступень познания интерпретируется как отражение мира в человеческих ощущениях, которые, в отличие от ощущений животных, считаются осмысленными. Рациональная ступень, на которой ведущая роль принадлежит мышлению, характеризуется также как включающая в себя чувственные образы в виде чувственных представлений, посредством которых мысленные абстракции приобретают наглядность и соотносятся с действительностью. Тем не менее этим не устраняются по крайней мере терминологические затруднения. В самом деле, чувственная ступень познания оказывается не чувственной, а чувственно-рациональной, аналогично и рациональная ступень также мыслится не чисто рациональной, а чувственно-рациональной.

Использование термина «ступень» для обозначения чувственной и рациональной форм отражения в составе познания неудачно и потому, что этим словом принято называть качественно отличные друг от друга этапы, фазы развития одного и того же предмета, явления. При этом существование начальных, или низших, ступеней (фаз, этапов) не предполагает существование последующих. Так, существование феодальной ступени развития общества не предполагает наличие капиталистической — феодальная ступень лишь полагает своим дальнейшим развитием и разложением возникновение капиталистической ступени. В познании же дело не обстоит таким образом, чтобы оно существовало или возникало первоначально в форме чувственного отражения действительности, до мышления и независимо от него.

Сходные трудности возникают и при употреблении терминов «чувственное познание» и «рациональное познание», которые тогда должны, согласно общепринятым семантическим нормам языка, быть обозначениями чувственного и рационального видов познания. Виды одного и того же рода не предполагают взаимное существование друг друга. Рациональное же отображение не может существовать без чувственного. Род продолжает существовать, если исчезнут некоторые или даже все его виды, кроме одного. Но познание (в качестве рода) не может существовать ни без чувственного, ни без рационального отражения. Выделение чувственного и рационального познания равнозначно отождествлению форм или ступеней идеального (духовного, психического) отображения материального мира с формами, видами или ступенями познания. Кроме того, оно требует толкования познания как отражения безотносительно к тому, является оно чувственным или рациональным, т. е. сведения содержания понятия «познание» как родовой к «тощей» абстракции отражения вообще.

Следует согласиться, что существуют чувственный момент познания и логический.

Чувственное познание есть непосредственное отражение предметов и явлений объективного мира с помощью органов чувств в форме ощущений, восприятии и представлений. Оно базируется на пяти органах чувств: зрении, слухе, осязании, обонянии и вкусе. Каждый из органов чувств доставляет неодинаковое количество информации об окружающем мире. Так, на долю зрения приходится до 80% всей воспринимаемой человеком информации, на долю слуха — до 12% и только 9% информации доставляют субъекту осязание, обоняние и вкус. Кроме того, зрительная информация более содержательна.

Каждый из органов чувств имеет нервные окончания (рецепторы), которые под влиянием внешних раздражителей приходят в состояние возбуждения, передающегося по соответствующим нервам в кору головного мозга. Так осуществляется связь сознания с внешним миром, происходит превращение энергии внешнего раздражения в факт сознания.

Чувственное познание имеет свои формы: ощущение, восприятие и представление. Ощущение есть чувственный образ, в котором отражены отдельные свойства и признаки предмета: цвет, объем, запах, вкус, звук, масса, упругость и т. д. Оно образуется путем воздействия этих свойств на специализированные органы чувств. Ощущения субъективны по форме существования и объективны в своем содержании, так как являются отражением действительных сторон и свойств вещей.

Органы чувств человека отражают признаки предмета не изолированно один от другого, не как сумму его свойств, а в тесной взаимосвязи, как единое целое. Вследствие этого ощущения синтезируются в единый цельный образ — восприятие. Восприятие — это целостный конкретно-чувственный образ предмета, непосредственно воздействующего на органы чувств. Объективную основу восприятия составляет единство свойств самого предмета, действующих на органы чувств как совокупный раздражитель. В связи с тем, что для восприятия необходима синтезирующая деятельность мозга, то на формирование целостного образа затрачивается определенное время.

Образ воспринимаемого предмета не исчезает бесследно, когда непосредственное воздействие предмета прекращается. Восприятия запечатлеваются и сохраняются в памяти, а в нужный момент оживляются ею. Способность воспроизводить образ ранее воспринимавшегося предмета называется представлением. Оно может возникнуть и на основе «чужих» восприятии по рассказам, описаниям, чертежам, донесениям, схемам и картам. Представление содержит в себе некоторые элементы обобщения. Тем не менее оно не способно отразить сущность предмета, его противоречивый характер развития.

Содержание восприятии и представлений, их полнота и объективность во многом зависят от содержания предшествующих знаний, накопленного опыта, состояния нервной системы. Человек, находящийся в напряженном состоянии, не всегда может объективно воспринимать происходящие события. Одни и те же явления могут быть восприняты по-разному в зависимости от кругозора и психологического состояния человека.

Таким образом, чувственное познание представляет собой первый, исходный момент познания, отражающий внешние свойства, связи и признаки в виде чувственно-наглядных образов. Образы, получаемые чувственным моментом, отражают отдельные единичные предметы или их свойства и служат материалом для логической ступени познания.

Логическое познание есть опосредованное, обобщенное и глубокое отражение существенных свойств, связей и признаков предмета в форме понятий, суждений и умозаключений. Для логического мышления характерно: активность и целенаправленность познания, опосредованность и обобщенность отражения. Благодаря ему осуществляется переход от внешних, несущественных, случайных связей и отношений к внутренним, существенным, необходимым.

Логическое познание начинается с образования понятия. Понятие — это логический образ, отражающий существенные свойства и отношения предметов. Этот логический образ возникает в результате переработки мышлением имеющихся восприятии и представлений, он лишен чувственной наглядности предметов (например, подъемная сила вообще, скорость вообще, деньги, товар). Образование понятий представляет собой сложный процесс, в ходе которого происходит обобщение существенных свойств, присущих всему классу предметов, абстрагирование от несущественных признаков и связей.

Мышление способно объединять понятия в суждение. Суждение есть мысль, связывающая несколько понятий, в которой что-либо утверждается или отрицается о предмете. В качестве суждения выступает всякая относительно законченная мысль. Оно может быть истинным и ложным, утвердительным и отрицательным, в языке выражается в виде грамматического предложения.

Логическое мышление способно делать умозаключения. Умозаключение есть форма мысли, состоящая в том, что из нескольких суждений делается вывод (заключение), в котором содержится новое знание о предметах и процессах объективного мира. Умозаключения бывают индуктивными, дедуктивными и по аналогии. В индуктивных умозаключениях мысль движется от частного к общему, в дедуктивных — от общего к частному новому знанию. В умозаключениях по аналогии посылки и вывод представляют знание одинаковой степени общности.

Таким образом, логическое познание представляет собой второй момент познания, отражающий внутренние свойства и признаки в виде абстрактных образов. Знание, получаемое логическим моментом, отражает общие существенные свойства и признаки, присущие определенному классу предметов или даже всем предметам объективной реальности.

Несмотря на то, что чувственное познание и логическое мышление качественно отличаются друг от друга, они находятся в органическом единстве. Человеческое познание одновременно и чувственно, и рационально. Ощущения и восприятия человека озаряются светом разума, с момента своего возникновения приобретают осмысленный характер.

Единство чувственного и рационального является тотальной чертой познания, поэтому содержание этого единства многообразно и проявляется оно во всех планах познания — генетическом, процессуальном и результативном. Решение всех проблем теории познания — происхождения знания, общего как содержания концептуального мышления, сущности и структуры познавательных образов, истины и ее критерия — так или иначе конкретизирует принцип единства чувственного и рационального в познании. Но основное содержание этого принципа раскрывается через анализ процессуальной и результативной сторон познания.

Познание развертывается как весьма сложный процесс, охватывающий собой все акты и феномены, которые формируют и развивают познавательный образ, доводя его до нужной кондиции, удовлетворяющей духовные и материально-практические потребности людей в данных социальных условиях. Помимо чувственного созерцания и восприятия вещей, воображения, интуитивных, логических, лингвистических актов, познавательный процесс включает в себя также многообразные эмоциональные и волевые компоненты. К эмоциональным компонентам познавательного процесса относятся сопровождающие или предваряющие его эмоции — переживания сомнений, чувства неуверенности или убежденности избранного пути решения познавательных задач, чувство радости нахождения решения или обнадеживающего способа исследования, чувство досады при неудачах и т. п. К волевым компонентам относятся «настрой» на решение познавательной задачи, концентрация внимания в процессе наблюдения или при мысленном систематическом обзоре условий проблемной ситуации и т. д. Без эмоционального состояния и волевых побуждений никакое мышление, а тем самым, и познание, искание истины невозможно.

Гносеология не может изучать процесс познания во всем богатстве и многообразии составляющих его психических компонентов. Из этого многообразия она выделяет для специального рассмотрения только те компоненты, которые непосредственно связаны с формированием и развитием познавательных образов. К ним относятся живое созерцание, воображение и концептуальное мышление.

Таким образом, в сложном процессе познания обычно выделяют два момента: чувственный и рациональный.

На моменте чувственного познания собираются факты, познается явление, единичное событие, на рациональном — обобщаются факты, познается сущность, формулируется закон, закономерность.

Единство чувственного и логического познания конкретизируется рассмотрением конкретного и абстрактного и исходной мыслью: движения познания от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному. Конкретное выступает исходным и конечным пунктом познания.

Абстрактное и конкретное — категории, выработанные для отражения изменения познавательного образа в отношении как многосторонности охвата в нем предмета, так и глубины проникновения в его сущность. Они выражают закономерности изменения в содержании познания на всем протяжении его развития. Метафизический метод противопоставляет мышление как абстрактное чувственному опыту как конкретному. Отсюда движение познания от чувственного опыта к теоретическому мышлению рассматривается как потеря конкретности, многосторонности. Если знание конкретно, оно чувственно, если оно носит теоретический характер, то обречено быть абстрактным, односторонним. На этом противопоставлении конкретного теоретическому мышлению метафизическая гносеология строила и продолжает строить свою теорию понятия, процесса его образования и развития. Переход от представления к понятию оценивался и оценивается ею как потеря конкретности и содержательности, ибо этот переход отождествляется с движением от конкретного к абстрактному.

Если под абстрактным понимать выделение, изоляцию некоторого чувственно-доступного свойства предмета, то движение от чувственно-конкретного к абстрактному будет шагом не вперед, а назад; вместо знания многих сторон предмета на том же самом уровне мы постигаем только одну сторону его.

Смещение движения познания от эмпирического к теоретическому с переходом от конкретного к абстрактному приводило и приводит к извращенному представлению о сущности теоретического мышления, о его способности всесторонне и глубоко отразить предмет. Роль теоретического мышления при подобном понимании сводилась к образованию тощих, малосодержательных абстракций, в которых отражены отдельные, изолированные признаки, свойства предмета. Это по существу чисто эмпирический взгляд на мышление, когда все содержание мышления, его роль в познании сводится к переводу на язык мыслей отдельных чувственно постигаемых свойств предмета. Эмпирический взгляд на мышление, присущий, в частности, англо-французскому материализму XVII-XVIII вв., был силен в установлении связи, в особенности генетической, между мышлением и чувственным опытом, но он был слишком слаб, а порой просто беспомощен в истолковании содержания, сущности познавательного образа, полученного в результате теоретического мышления. Несомненным шагом вперед в данном случае была философия Гегеля.

Похожие работы