Публикации

1.2. Категория материи, ее значение для современной науки

Категория бытия выступает предельно общей абстракцией. В ней объединяются самые различные явления, предметы и процессы: природные объекты, их свойства, связи и отношения, социальные общности людей, социальные институты, состояние человеческой психики, сознания и т. д. Возникает вопрос: есть ли нечто, объединяющее все существующее? И философы, обобщая мир, вводят ряд других понятий, прежде всего «субстанция», «материя». С помощью этих понятий находят то общее, что объединяет эти феномены.

Что такое материя? Каково ее значение? Эти вопросы уже давно волновали умы человечества.

Понятие материи вырабатывалось на протяжении продолжительной истории науки и философии. Еще древние философы придавали большое значение определению материи и настойчиво пытались дать это определение.

Вспомним историю философии.

В большинстве учений древности понимание материи было чувственно-конкретным в духе теории четырех элементов (воды, воздуха, земли и огня).

Первые материалистические учения возникли на рубеже VII — VI вв. до н. э. в Милете — крупнейшем городе Греции. С конца VII и до начала VI в. до н. э. здесь жили и учили три мыслителя — Фалес, Анаксимандр и Анаксимен. Задавшись вопросом о том, откуда все возникает и во что все возвращается, они искали начало происхождения и изменения всех вещей. При этом они понимали первовещество не как мертвую и косную материю, а как вещество живое в целом и частях, наделенное душой и движением.

Фалес полагал, что все существующее возникло из некоего влажного первовещества, или воды. Все рождается из этого первоисточника. Сама Земля держится на поверхности воды, окруженная со всех сторон океаном. По форме Земля — плоский диск, плавающий в воде. Все вещества не лишены жизни, все одушевлено.

Анаксимандр признавал первоисточником всех вещей уже не воду и вообще не какое-либо отдельное вещество, а первовещество, из которого обособляются противоположности теплого и холодного, дающие начало всем веществам. Это отличное от всех вещество (и в этом смысле неопределенное первоначало апейрон) не имеет границ и потому есть беспредельное.

Алейрон — неопределенная и бесконечная материя. Эта материя бессмертна и неразрушима, образует бесчисленное множество миров, каждый из которых погибает в вечном круговороте материи. Бесконечность пространства и времени представляет одно из проявлений апейрона. Алейрон включает в себя противоположности, между которыми происходит постоянная борьба, являющаяся источником развития мира.

С середины V в. до н. э. центром философской мысли Древней Греции становятся Афины. Выдающимся представителем философии этого времени был Анаксагор.

Анаксагор полагал, что в основе материи лежат мельчайшие частицы, или семена вещей. Но каждая из частиц не является неделимой и, в свою очередь, может быть разделена на меньшие элементы. При этом частицы обладают теми же свойствами, что и большие тела.

Это был шаг вперед к атомистическому материализму. К V в. до н. э. относится новая форма материализма — атомистический материализм, наиболее выдающимся представителем которого был Демокрит.

Исходным положением атомистической системы Демокрита является тезис о существовании атомов и пустоты, образующих своими бесконечно многообразными соединениями все сложные тела. Атомы отличаются друг от друга по форме, порядку и положению. Эти первоначальные различия и лежат в основе всех наблюдаемых различий. Все различия имеют причину. Атомы — последние, бесструктурные элементы, бесконечно малые, составляющие вещество. Вещество существует объективно.

Итак, во-первых, материя античными философами понималась как что-то телесное и элементарно простое. Они пытались свести материю к одному из ее видов, найти перво — материю;

— во-вторых, понятие материи как субстанции (сущность, основа мира) сводилась ими к проблеме строения материи;

— в-третьих, понятие материи как первоматерии, как строительного материала предполагает его ограниченность, конечность в качественном отношении. Человеческое познание, двигаясь по пути все большего углубления в сущность, рано или поздно должно дойти до последней основы всех вещей, до образующей их материи как таковой, обладающей конечной совокупностью свойств, из которых можно будет вывести все качественное многообразие чувственно воспринимаемого мира. Эта первоматерия как абсолютно исходная несводима ни к чему другому. Структура такого определения выступает примерно в следующем виде: материя есть все то, и только то, что обладает свойствами P1, P2, P3, ..., Pn — велико, но обязательно конечно. Раскрытие P1, ..., Pn должно явиться основной задачей естествознания и опирающейся на него философии.

Раскрыв P1, P2, Pn как конечную совокупность свойств предметов, человеческое знание достигает абсолютного конца. Это ограниченность.

Ограниченность и примитивность первоначальных понятий материи объясняется главным образом низким уровнем развития науки о природе, низким уровнем научного познания мира. Но уже в этих наивных представлениях о материи выражалось признание объективной реальности. Великой заслугой античных атомистов является то, что они впервые в истории философии сформулировали принцип сохранения материи и движения.

С дальнейшим развитием науки о природе понятие материи, ее определение становится все более полным.

Выдающимися философами Нового времени были Спиноза и французские материалисты. Они развили учение о материи и субстанции.

Спиноза полагал, что существует лишь одна субстанция — природа, которая является причиной самой себя, т. е. не нуждается для своего существования ни в чем другом. Это глубокое диалектическое положение. Природа — Бог (она творящая, она субстанция). Спиноза отрицал наличие сверхъестественного существа, растворяя Бога в природе. Природа вечна и бесконечна, она и причина, и следствие, и сущность, и существование. Природа существует сама по себе независимо от сознания человека.

Гольбах отмечал, что «материя вообще есть все, что воздействует каким-нибудь образом на наши чувства». Материя несотворима и неуничтожима, существует в бесконечном пространстве.

В философии Нового времени наиболее полное и развернутое определение материи дали французские материалисты.

Но оно было недостаточно обоснованным и ограниченным по своему содержанию:

а) это определение не выясняет то наиболее общее в вещах, что отражается в понятии материи. Материалисты Нового времени сводили материю к веществу. Они представляли, что материю можно пощупать, потрогать, испытать;

б) материалисты Нового времени не выясняли отношение материи к сознанию в гносеологическом плане.

Во второй половине XIX в. ученым казалось, что они уже как никогда близки к окончательному определению материи через перво — материю. Материя представлялась в виде совокупности мельчайших корпускул -неделимых, непроницаемых атомов. Важнейшая характеристика атомов — масса определена еще Ньютоном как мера заключенного в них количества вещества.

С конца XIX в. в естествознании, особенно в физике, начинают осуществляться великие открытия, которые привели к ломке традиционных, прочно устоявшихся представлений.

Механистическая картина давала одну трещину за другой. Вот некоторые открытия: в 1895 г. В. Рентген открыл так называемые Х- лучи; в 1897 г. Д. Томсон экспериментально доказал существование электрона; в 1 898 г. супруги Кюри открыли радий и его самопроизвольное излучение; в 1899 г. русский ученый П.Н. Лебедев открыл давление света, доказав наличие у него электромагнитной массы; в 1900 г. М. Планк создал теорию квантов; в 1903 г. Э. Резерфорд и Ф. Содди предложили первую теорию радиоактивного распада радия и взаимопревращения элементов; в 1905 г. А. Эйнштейн ввел понятие фотона.

Все эти открытия показали, что законы механики не являются всеобщими и абсолютными, что вещество не обладает абсолютными и неизменными свойствами, что масса покоя не является всеобщей характеристикой материи, что атом проницаем и делим, что движение не объясняется лишь законами механики, что пространство и время не обладают абсолютными характеристиками и т. д. На глазах у физиков подрывалась абсолютность ньютоновского принципа равенства действия и противодействия. Более того, поначалу казалось, что «великий революционер радий» свергает даже закон сохранения и превращения энергии.

Возникла парадоксальная, на первый взгляд, ситуация: революция в физике породила то, что стали называть кризисом физики. На самом деле эта парадоксальность кажущаяся. Она иллюстрирует действительное диалектически-противоречивое развитие науки. Революция в физике породила кризис, строго говоря, не физики, а ее мировоззренческих и методологических основ.

Суть и причины этого кризиса не были правильно осмыслены самими физиками. Они, двигаясь лабиринтом формальной логики, делали, как им казалось, единственно возможные и правильные выводы: если все свойства, которые, как считали, характеризуют материю, не являются ее свойствами, если материя лишилась сколько-нибудь определенных физических характеристик, следовательно нужно отказаться от самого понятия материи.

Некоторые философы рассуждали так: реальные элементы материи с их определенными физическими характеристиками исчезли, «атом дематериализовался». Последняя реальность, с которой теперь имеет дело ученый, — математические уравнения. Что скрывается за ними -доподлинно неизвестно никому. Уравнения же составляет, преобразует, комбинирует исследователь, математик. Следовательно, мир таков, каким его формирует в своих представлениях субъект познания.

Таким образом, эти философы, подкрепляя своими доводами точку зрения первичности мышления субъекта по отношению к объективной реальности, проповедовали отказ от понятия «материя», его замену другими словами, только вносящими философскую путаницу.

Естественно- научный материализм, а в известной мере и философский материализм не сумели поставить вопрос о сущности материи в строго гносеологическую плоскость. Казалось, уловимая первоматерия ускользнула из рук. То, что привыкли считать материей, исчезло. Среди физиков стала модной фраза: «Материя исчезла». Исчезла материя вместе с представлявшими ее свойствами. Стало известно нечто новое, с новыми необычными свойствами, что уже не подходило под прежнее понятие. Ведь материя по тем взглядам представлялась как только то, что обладает свойствами P1, P3, Pn. Теперь появилось нечто, обладающее свойствами Pn+1 и т. д. и не обладающее некоторыми старыми свойствами P1, P3, Pn.

Необходимо было дать определение материи.

Надо прямо сказать, что были существенные трудности в выработке определения материи. Что значит дать определение? Это значит подвести данное понятие под более широкое.

Но для определения материи такой подход неприемлем, потому что более широкого понятия, чем материя, за исключением бытия, не существует. Понятие материи можно определить только через соотношение с противоположным ему понятием — сознания.

Надо было сформулировать важнейшие черты материи: первичность, объективную реальность, независимость от сознания и познаваемость.

Итак, новые данные естествознания требовали своего философского осмысления в форме дальнейшего развития категории материи. Мыслимы были два пути такого осмысления. Назовем их условно путем тривиального обобщения и путем нетривиального обобщения.

Первый путь — оставить в неизменном виде концепцию первоматерии, наполнив ее новым содержанием. Вместо прежней характеристики свойств первоматерии Р1, Р2, Рn теперь надо было дать новую Рn+1 и т. д. Материя как таковая — это совокупность элементарных частиц и полей, обладающих определенными свойствами. И если новая первоматерия опять признавалась бы объективно существующей, первый шаг науки вперед подорвал бы основы понятия материи, ибо появились бы новые свойства Р n+k и т. д.

Требовалось иное, нетривиальное обобщение новых данных естествознания, и оно было четко сформулировано В. И. Лениным. «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них».

Материя здесь определяется через ее соотношение с сознанием, с ощущениями. Определение содержит материалистическое решение основного вопроса философии о независимости и первичности материи по отношению к сознанию и о ее познаваемости, о «копировании», «фотографировании» материи нашими ощущениями. В этом и состоит суть гносеологического подхода к определению материи.

В. И. Ленин настаивал на том, что не следует связывать понятия материи с какими-либо физическими ее характеристиками (наличие или отсутствие массы, делимость или неделимость и т. п.). Каждая из них относится лишь к отдельным формам и видам материи. Но материя несводима ни к одной из своих форм. Это не то, «из чего» состоит мир, а сам мир, во всем многообразии своих проявлений.

Для философии важно одно свойство, присущее всем без исключения предметам и явлениям. По мысли В. И. Ленина, «...единственное „свойство“ материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания».

В современной философской литературе можно встретить «сетования» по поводу «односторонне-гносеологического» подхода Ленина к определению материи, по поводу выделения им названного единственного свойства материи. Некоторые авторы считают, что ленинское определение направлено лишь против субъективного идеализма. С ним будто бы может согласиться объективный идеалист, признающий объективную реальность вне нашего сознания, но включающий в нее не только материю, но и ее «первопричину» — абсолютную идею. Бога и т. п. Они предлагают в этой связи дополнить ленинское определение, включить в него указания на онтологические свойства материи, не связанные с ее отношением к сознанию человека и подчеркивающие ее независимость от какого бы то ни было духа, идеи и т. п.

По этому поводу необходимо сказать следующее. Прежде всего, для Ленина, как и для всей науки, существует только одно сознание, человеческое. Вводить в определение признаки материи, характеризующие ее независимость от какого-то иного, «мирового сознания», «абсолютной идеи», -значит молчаливо допускать возможность их существования.

Далее, ленинское определение отнюдь не является односторонне-гносеологическим. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть, как В. И. Ленин характеризовал объективную реальность. Подчеркнув необходимость выделить именно и единственно это «свойство», Ленин неоднократно говорил о свойствах этого «свойства», то есть давал материи не только гносеологическую, но и объективно-диалектическую (онтологическую) характеристику.

Прежде всего В. И. Ленин указывал на абсолютность материи, на отсутствие какой-либо иной объективной реальности, кроме внешнего, физически существующего мира. «...Известный всем и каждому внешний мир, физическое — есть единственная объективная реальность...» Абсолютность материи состоит в том, что она ничем не обусловлена, сама себе причина, несотворима и неуничтожима, вечна.

В. И. Ленин выделял и такое свойство материи, как неисчерпаемость. Материя вмещает в себя бесконечное разнообразие структурных образований, форм и видов, свойств и отношений. В период, когда только что был открыт электрон, когда о его свойствах знали очень немного, В. И. Ленин сформулировал смелую гипотезу: «Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна...»

Этот ленинский вывод все больше подтверждается современной наукой. Электрон обладает волновыми и корпускулярными свойствами, сложной структурой, неразрывно связан с электромагнитным полем, а через него — со всеми другими частицами и полями. Исчерпать электрон, т. е. описать его полностью, абсолютно, — значит описать полностью абсолютно весь мир в его бесконечном многообразии. Вот почему можно смело утверждать: электрон, как и весь мир, неисчерпаем, о чем свидетельствует деление элементарных частиц на кварки и антикварки.

Диалектический тезис о неисчерпаемости материи является решительным отрицанием метафизической концепции первоматерии. Неисчерпаемость, качественная бесконечность несовместима с существованием чего бы то ни было абсолютно первоначального, абсолютно исходного. Из отрицания первоматерии вытекает невозможность определения материи по какой-то конечной совокупности ее конкретных свойств, ибо эти свойства будут характеризовать не всю бесконечную и неисчерпаемую материю, не материю вообще, а лишь определенные формы ее.

Неисчерпаемость материи делает принципиально бессмысленной попытку определить ее как таковую вне отношения к сознанию. Таким образом, тезис В. И. Ленина, что свойство быть объективной реальностью есть единственное свойство материи, опирается на признание качественной неисчерпаемости материи, предполагает эту неисчерпаемость.

Ленинское определение материи не могут поколебать никакие дальнейшие открытия естествознания. Такое понятие материи представляет собой результат теоретического обобщения свойств, общих для всех различных чувственно воспринимаемых вещей. Вся окружающая нас природа с ее качественно многообразными формами — все это различные виды материи.

Ленинское определение материи является отражением в сознании человека реального мира. С точки зрения диалектического материализма, нет материи, существующей отдельно от окружающих нас предметов и отличающейся своими свойствами от этих предметов.

Подобно тому как понятие «плод» получено путем отвлечения от ряда особых свойств яблок, груш, слив и т. д., как понятие «животное» путем отвлечения от конкретных: кошки, собаки и т. д., так и понятие материи получено на основе отвлечения особенных свойств всех вещей. В нем мыслится только общее свойство, которое присуще всем объектам.

Слово «материя» — это просто сокращение, в котором мы охватываем мыслью, согласно их общим свойствам, различные чувственно воспринимаемые вещи. Это общее свойство всех качественно многообразных предметов природы состоит в том, что они представляют объективную реальность.

Похожие работы