Публикации

7. Кадры эксплуатационников в производстве продукции и материальных услуг

Возможности повышения производительности труда этой группы работников прямо зависят от материально-технической базы производства. Она определяет как структуру производственных кадров, так и возможности выпуска продукции основными рабочими, непосредственно воздействующими на предметы труда. Производственные рабочие до недавнего времени составляли более половины рассматриваемой группы (табл. 13), однако уже к началу 80-х годов их доля резко сократилась, а абсолютная численность находится на уровне 1970 г. В то же время резко выросла абсолютно и относительно группа, включающая работников торговли, обслуживания и конторский персонал, отнесенный по месту занятости к производственным предприятиям.

Внутри группы производственных рабочих с 1940 г. неуклонно увеличивается численность и доля квалифицированных, причем с 1975 г. темпы роста значительно возросли. Отличительным признаком всех квалифицированных специальностей является необходимость длительной (в течение трех-четырех лет) специальной подготовки.

В зависимости от содержания труда квалифицированные рабочие разделяются на следующие подгруппы:

1. Рабочие традиционных специальностей, вытесняемых НТП (литейщики,мебельщики, сапожники, скорняки и т.п.). Их доля сократилась с 10% в 1950 г. до 6,7%в 1970 г. и 3,5% на 1990 г.

2. Рабочие специальностей, требующих высокого индивидуального мастерства, связанных в основном с обслуживанием населения, таких как ювелиры, оптики, настройщики музыкальных инструментов и т.п. (1950 г. — 1,8%, 1970 г. — 2,0, 1990 г.-2,2%).

3. Рабочие строительных специальностей (1950 г.— 31%, 1970 г. — 27,7%, 1990 г. −25,3%).

4. Рабочие, занятые на дорожных машинах и механизмах по подъему и перемещению грузов, на сборке крупных объектов (1950 г. — 3,4%, 1970 г. — 5,5%, 1990 г. — 7,6%).

5. Операторы сложных машин и систем машин с большей ответственностью функций, например операторы прокатных станов и доменных печей (соответственно 6,4%, 5,4%, 4,5%).

6. Рабочие, занятые обслуживанием оборудования, и инструментальщики (34,4%, 34,7%, 35,6%).

7. Мастера и контролеры (12,4%, 17,0%, 20,0%).

Таблица 13. Структура группы работников, занятых в массовом производстве товаров и услуг материального характера в хозяйстве США в 1970-1990 гг.*

Работники массового производства1970 г.1990 г.
тыс.%тыс.%
Рабочие 27490 51,8 (100) 28419 37,8 (100)
В том числе:        
квалифицированные 10610 20,0 (38,6) 12328 16,5 (43,4)
специализированные 10499 19,8 (38,2) 7743 10,3 (27,2)
(полуквалифицированные)        
транспортные 2950 5,6 (10,7) 4201 5,6 (14,8)
неквалифицированные 3431 6,5 (12,5) 4147 5,5 (14,6)
Техники и другие специалисты 732 1,4 973 1,3
средней квалификации        
Фермеры и арендаторы 1419 2,7 3700 4,9
Сельскохозяйственные рабочие 948 1,8    
Работники обслуживания 8627 16,3 12877 17,1
Торговые работники 5445 10,3 11818 15,7
Конторский персонал 7263 13,7 16395 21,8
Домашняя прислуга 1146 2,2 980 1,3
Всего 53070 100,0 75162 100,0

*В скобках — структура производственных рабочих. Составлено по данным: Statistical Abstract of the US. 1992.

Конечно, ни одна из этих групп не сохранилась за обозримый период в прежнем виде, однако по-прежнему отличительной чертой их является нестандартный характер производственной деятельности.

На рубеже 70-х и 80-х годов изменились некоторые важные тенденции и соотношения в составе квалифицированных рабочих. Прежде всего следует отметить, что изменилась пропорция между основными рабочими и рабочими, обслуживающими оборудование и процесс производства. Если в 1950 г. последняя подгруппа (6 и 7 подразделения нашей классификации) составляла 47% квалифицированных рабочих, то в 1980 г. уже 52%, и в 1990 г.— 56%. Эти данные отражают процесс перехода от частичной и комплексной к полной автоматизации производства. Следует сказать, что в последнее 20-летие имеет место общее ускорение роста численности рабочих квалифицированного труда, которое, несомненно, внутренне связано с процессами качественной перестройки, так называемой реиндустриализации, экономики и с новой волной развития науки и техники со второй половины 70-х годов.

Внутри функциональной группы обслуживающих рабочих относительно быстрее растет численность ремонтников и в особенности мастеров и контролеров, занятых обслуживанием процесса производства в целом (контроль параметров технологии и продукции, наблюдение за качеством труда рабочих, инструктаж новичков, расстановка рабочих и распределение заданий и т.п.). Труд категории квалифицированных рабочих (конечно, вместе с группой техников) в большей мере объясняет практически полное отсутствие инженеров в цехах американских предприятий, на строительных площадках и т.п.

Из экономики в целом вытесняются работы полуремесленного типа, которые переводятся на базу машинного производства. Рост второй подгруппы, хотя и небольшой, отражает высокую дифференциацию потребностей — здесь объединены специальности по обслуживанию населения по индивидуальным заказам.

Строительные профессии в США традиционно считаются сферой высококвалифицированного труда. Их доля в общем числе рабочих снижается вследствие прогресса индустриализации строительства, а все еще высокий удельный вес отражает такие специфические факторы, как увеличение доли работ по реконструкции в промышленном строительстве, высокий удельный вес строительства индивидуальных жилых домов, рост веса санитарно-технических, электротехнических и отделочных работ.

Быстрый рост численности четвертой подгруппы, которая представляется как бы пограничной между рабочими со старым и новым содержанием квалификации, объясняется увеличением объемов так называемого тяжелого строительства крупных индустриальных и инфраструктурных сооружений. Для управления мощными современными машинами необходима значительная образовательная подготовка. Требует значительного времени и приобретение навыков виртуозного владения ими.

В конце 70-х—начале 80-х годов обнаружился исторический перелом в динамике численности полуквалифицированных (специализированных) рабочих. С этого времени резко ускорились тенденции вытеснения из производства данной наиболее многочисленной группы основных рабочих невысокой квалификации. С 1940 г. по 1975 г. их доля в составе рабочих была стабильной (48-52-49%). Однако с 1975 г. по 1983 г. она снизилась до 42% (доля квалифицированных рабочих увеличилась с 38 до 43,3%, неквалифицированных — с 13 до 14,6%). (Чтобы представить динамику численности специализированных рабочих-операционников, нужно выделить из ее состава группу водителей транспортных средств. Это, как видно из табл. 13, обнаруживает стремительное и «внезапное» падение их доли.)

В середине 70-х годов 3/5 специализированных рабочих было занято в обрабатывающей промышленности в основном в качестве операторов не полностью автоматизированного оборудования, сборщиков и контролеров качества. Особенно быстро увеличивалась подгруппа сборщиков. В 60-е годы темпы ее роста в 10 раз превышали аналогичные темпы для всей группы в целом. С того времени закрепилось и господство представлений о невозможности автоматизации труда сборщиков.

Тем не менее неизбежность перелома в динамике численности специализированных рабочих неоднократно предсказывалась учеными. Главным аргументом была специфичность их труда в периоды неполной автоматизации производства, т. е. специализация этих рабочих представляет собой квалификацию промежуточного типа. (Данная проблема особенно подробно рассматривалась в отечественной литературе Н.Гаузнером, Н.Ивановым, Г.Данилиным и другими авторами.)

Ученые прогнозировали замену специализированного труда новым типом рабочего, от которого требуется знание всего технологического комплекса и свойств обрабатываемого материала, а также режимов обработки. Такой тип квалификации рабочих автоматизированного производства включает понимание общих принципов работы системы, знание правил обслуживания при всех режимах работы и их смене, умение выявлять отклонения от нормы, принимать правильные решения по их устранению и т. д. Важнейшим требованием здесь является умение быстро осваивать быстросменяющиеся новые поколения наукоемких средств производства.

«Электронная автоматизация» производства привела к ликвидации промежуточных специальностей в обработке и, что следует выделить особо, открыла широкие возможности для автоматизации сборки, в частности, в электротехнической и электронной промышленности, в которых число сборщиков на конвейере до недавнего времени постоянно увеличивалось. На практике, конечно, всегда имеются контртенденции, например происходящее активное внедрение частичной автоматизации в сфере услуг (полуавтоматические прачечные, мастерские по химчистке одежды и т.п.).

Если проблему вспомогательного труда рассматривать с позиций повышения производительности, то главные показатели — это масштаб и место, которое он занимает в производстве. Данный вид занятости оправдан только тогда, когда сумма выгод от рационализации труда основных работников превышает дополнительные затраты на их «помощников». Во всех рассмотренных выше предпроизводственных группах рабочей силы число вспомогательных работников или приближается к числу основных, или (большей частью) довольно значительно превышает его.

В рассматриваемой же группе производственников положение противоположное. Число вспомогательных рабочих в наиболее развитых странах является минимальным. В США уже многие десятилетия они фактически отсутствуют как равноправное звено в функциональном разделении труда. К вспомогательным относятся внутризаводская часть транспортных рабочих, труд которых опирается на высокопроизводительную технику, и часть малообученного персонала, включенного в группу неквалифицированных рабочих.

Группа неквалифицированных рабочих в развитых странах до сих пор абсолютно и относительно растет. Причина этой стойкости неквалифицированного труда перед лицом технического прогресса имеет структурный характер. Данная группа может быть разделена по типу своих функций на две категории: вспомогательные рабочие материального производства (грузчики, складские помощники, разнорабочие и т.п.) и неквалифицированные работники сферы услуг и нерегулярных занятий. Доля первой подгруппы в составе неквалифицированных рабочих США снизилась с 65% в 1950 г. до 54% в 1970 г. и 44% в 1990 г. Отмеченный выше рост удельного веса неквалифицированного труда происходит целиком за счет сферы обслуживания. Виды работ, по статистической традиции включаемые в категорию неквалифицированных рабочих (мойщики машин, мусорщики, служители в парках, рабочие дебаркадеров и т. п.), ничем, по существу, не отличаются от перечня специальностей растущей сферы услуг. Сейчас трудно сказать, что станет с подобными специальностями в будущем.

Помимо рассмотренных общих сдвигов в составе производственных видов труда имеются несколько отдельных структурных проблем. К ним относится, в частности, вопрос о воздействии на труд со стороны отраслей, создающих материальное оснащение информационного комплекса. Эти принципиально новые отрасли сами по себе вряд ли окажут большое влияние на занятость уже потому, что их немного. Весь прирост занятости за счет комплекса «информационных» отраслей предполагается не больше, чем 6% от всех новых рабочих мест в народном хозяйстве.

То же самое можно сказать о месте отраслей, производящих роботы и станки с программным управлением, о компьютерном проектировании, о гибких автоматических линиях. Например, в самом производстве роботов в США занято не более 4 тыс. человек.

Вместе с тем продукция этих отраслей и сопутствующие ее распространению организационно-технические новшества глубоко воздействуют на содержание труда во всей экономике. Развитие информационного комплекса требует ломки стереотипов поведения работников. Попытки сохранить старые рабочие места, стандарты работ, размещение производств тормозят эффективное применение новых производственных методов.

К кадрам эксплуатационников в производстве относятся также рабочие, занятые традиционными видами труда специализированных рабочих, которые еще носят и в обозримом будущем будут носить массовый характер. Для этих рабочих, выполняющих повторяющиеся операции, характерно перенапряжение физических и нервных сил. Поэтому здесь помимо проблемы повышения производительности встают социальные проблемы. В специальных исследованиях было выявлено, что во многих случаях операторы не могут работать в оптимальном для каждого из них темпе, а подвергаются разного рода подстегиванию. Это может быть давление постоянного надзора, стимулы совместной работы или бригадной организации труда, требования системы интенсификации труда или условия работы на поточной линии или на машине. Отмечается, что операторы, работающие в таких условиях подстегивания, обычно показывают более высокую выработку, которая может достигаться за счет повышенной физиологической нагрузки, т.е. стресса.

Распространенное представление о «простоте» работы операционников часто игнорирует тот факт, что для подобных работ требуются специфические природные качества. Повторяющиеся полуквалифицированные операции в промышленности могут выполняться большинством людей, но только немногие могут достичь стандартов быстроты и качества, которые требуются от опытных рабочих и характеризуют их. Быстрота зависит больше от совершенствования целостного чувственного восприятия операций, чем просто от выполнения необходимых движений.

В результате для большинства людей такие функции становятся изматывающими и отупляющими. Резервы повышения производительности труда операционников как таковых весьма невелики. Отбирать наиболее подходящих по своим природным данным людей возможно и оправданно только в особых случаях. Революционное значение «электронной автоматизации», может быть, состоит в том, прежде всего, что она впервые создала в 70-х годах техническую возможность вытеснения труда рабочих на сварочных, окрасочных, сборочных, контрольных и т.п. операциях машинами, в частности роботами.

Перспективным источником повышения производительности труда здесь является использование творческого потенциала рабочих для целей рационализации производства. Международная конкуренция придала этому процессу в наше время всемирный характер. В Японии уже с начала 60-х годов стали организовываться так называемые «кружки качества», возникло движение за минимизацию брака, в которое вовлечены миллионы рабочих промышленности. По словам американского профессора Р. Коула, в компании «Дженерал Моторс» на одного работающего приходится в среднем 0,84 рационализаторских предложений в год, причем только 22% из них внедряются.

Масштабы мероприятий по всестороннему совершенствованию трудовых функций и отношений таковы, что все движение приобрело название «незаметная революция». Технико-экономической целью этих мероприятий специалисты по организации труда считают создание «социально — технических систем», сглаживание противоречия между человеческими и организационно-материальными факторами труда, «перепроектирование» видов работ и систем их организации, «перестройка функций», «обогащение труда» и т. п. Перестройка содержания труда включает расширение поля труда (например, сборка всего продукта, контроль за несколькими стадиями процесса, смысл и значение которых понятны рабочему); создание автономных бригад, с определенной самостоятельностью в планировании процесса изготовления продукта, в его рационализации, с ответственностью за качество продукции; возникновение на этой почве более тесных связей между рабочими. О направленности процесса говорит один из критериев перестройки организации труда: «рост производительности должен порождать кооперацию, а не конкуренцию». Происходит также создание системы стимулирования, поощряющей обучение, повышение квалификации, инициативы.

Все мероприятия оказались необходимым средством конкурентной борьбы и доказали свою прибыльность. Признание данного факта означает большой сдвиг в образе мышления традиционного, в особенности американского, менеджмента, для которого до сих пор было характерно стремление минимизировать вклад усилий и мотивации рабочего в повышение производительности и качества продукции. Упор традиционно делался на технологический детерминизм производственных процессов, а не на достижение сотрудничества с работниками.

В настоящее время в США несколько тысяч частных и государственных предприятий и учреждений проводят эксперименты по организации труда. Результаты и применяемые методы держатся в тайне и только изредка просачиваются в литературу. Большинство американских специалистов и руководителей фирм считают, что эксперименты с организацией являются такой же собственностью компаний, как разработка новых продуктов, и потенциально не менее важным средством увеличения отдачи капиталовложений. Симптоматично, что инициаторами введения новых форм организации выступают, как правило, не профсоюзы, а предприниматели.

Одна из решающих причин обращения к новым формам организации труда — растущее значение социального фактора производительности. В условиях новой техники удовлетворенность рабочих своим трудом стала неотъемлемым условием выполнения работы на необходимом качественном уровне, который не поддается внешнему контролю на рабочем месте. (Расходы на устранение брака, часто незначительные в момент его возникновения, возрастают в геометрической прогрессии по мере интеграции детали в продукт или систему продукции.)

Так называемый мотивационный кризис, на преодоление которого брошены сейчас усилия теоретиков и практиков организации труда, грозит подорвать развитие новых производств, основанных на исключительной сложности продукции, ее миниатюризации, точности соблюдения допусков, режимов отработки и процессов. Прямые формы экономического и дисциплинарного принуждения могут пока еще устранять явные негативные действия, но этого уже недостаточно для дальнейшего повышения эффективности. Кроме того, использование неприкрытого давления на работающего все более чревато усилением социальной напряженности.

Для оценки эффективности мероприятий по организации труда наиболее распространен метод, базирующийся на оценке ущерба от того или иного негативного факта (прогулы, забастовки, жалобы, текучесть, остановка производства). Издержки в расчете на один случай умножаются на его частоту. Для того чтобы применять такие методы, необходим специальный учет. После его введения на одном из предприятий выявилось, что издержки одного случая текучести кадров при полном их учете равны 13 тыс. долл., а не 1,5 тыс., как считала бухгалтерия.

Введение новых методов организации труда на фирмах идет по двум направлениям. Во-первых, для достижения высокой производительности требуется высокий уровень развития рабочего, достаточная широта его квалификации и сознательности. Для оценки этих качеств работника учитываются такие признаки, как число специальностей у рабочего, широта охвата им производственного цикла, осознания исполнителем социальной важности своей работы, степень самостоятельности работника, теснота связи качества работы и ее результатов.

Новые формы организации работ требуют самых способных и инициативных исполнителей. Многие рабочие, не испытывающие тяги к учебе, риску, ответственности и т.д., дают большую отдачу при старых монотонных методах труда. Однако в целом «люди могут быть более производительными, чем это позволяет большинство выполняемых ими работ».

Во-вторых, повышенные требования предъявляются к самой работе, к рабочему месту. Это, прежде всего, его «гарантированность». Рабочему трудно «вложить себя» в дело, которое может быть внезапно потеряно по не зависящим от него причинам или где он подвергается риску из-за слабости техники безопасности. Далее, возникает объективная потребность в новой системе управления, когда руководитель превращается из надзирателя, администратора в организатора системы работ, координатора взаимоотношений на различных уровнях, арбитра в конфликтных ситуациях, организатора обучения, морального и материального стимулирования.

Похожие работы