Публикации

3. Экономическое значение сложности труда

Имеется существенная связь между рассмотренными выше особенностями формирования и воспроизводственного движения образовательного потенциала (включая накопление опыта) и другими фундаментальными аспектами экономических проявлений функции человеческого фактора. Эти функции образуют систему: сложность труда — производственная ценность работника — экономическая результативность труда. Данная система опирается на образовательную деятельность и издержки обучения (нематериальное накопление).

Сложность труда как экономический процесс растет весьма медленно по сравнению с усложнением технических и технологических систем в производстве, с детализацией производственной и организационной структур хозяйства. Более того, она определяется не техническими, а принципиально другими, самостоятельными многогранными факторами, имеющими как социальную, так и человеческую, в частности психологическую, природу, особые закономерности проявления.

Исследования, проведенные в послевоенный период как у нас в стране, так и за рубежом, подтверждают факт постепенного усложнения производственных функций во всех звеньях хозяйства. Несомненна также тесная связь между ростом сложности труда и расширением и совершенствованием образования. В классической политэкономии имеется традиция измерения сложности труда через необходимые затраты на обучение работников. Конечно, не все формально учитываемые затраты на образование связаны с повышением производственной ценности работников, не все они отражают и объективный рост сложности труда.

Однако в то же время многие затраты образовательного характера на производстве и в период трудовой деятельности работников, которые часто прямо связаны с их трудовой деятельностью, почти совсем не отражаются в существующем экономическом учете. Имеющиеся оценки зависимости экономической роли опыта от образования позволяют уже сейчас, до более детальных исследований, считать общественные издержки на формальное образование для всей рабочей силы представительными при определениях сложности труда.

Сложность труда представляет собой объективное его свойство. К ней не имеют отношения индивидуальные различия в уровне и в характере подготовки и различия в способностях отдельных людей. Поэтому сложность труда должна определяться не на основе индивидуальных затрат на приобретение квалификации, а по типовым, нормативным затратам на общее и специальное образование. Это значит, что статистическое обследование фактического уровня образования работников может лишь в первом приближении лежать в основе определения сложности работ.

Уровень и динамика экономической сложности труда в США в разных аспектах показаны в табл. 7.

Таблица 7. Изменения сложности труда в хозяйстве США с 1950 по 1983 г.
(сложность простого труда = 1)*

Показатель**1950 г.1960 г.1970 г.1983 г.
Средняя сложность труда в экономике        
вариант 1 1,18 1,26 1,43 1,58
вариант 2 1,68 1,7 1,82 1,85
Индекс средней сложности труда        
вариант 1 100,0 106,8 121,2 133,9
вариант 2 100,0 101,2 108,3 110,1
Индекс роста сложности простого труда        
вариант 1 100,0 123,0 183,0 282,0
вариант 2 100,0 116,0 165,0 233,0
Разрыв по сложности между простым трудом и трудом специалистов        
вариант 1 3,4 3,3 361,0 2,7
вариант 2 4,8 4,4 3,9 3,2

*Расчет сделан по: Statistical Abstract of the US, Handbook of Labor Statistics за соответствующие годы.
** В варианте 1 в качестве представителей простого труда взяты лица, окончившие начальную школу, но отсеявшиеся из средней, в варианте 2 — к ним добавлены все лица с незаконченным начальным образованием.

Средняя сложность труда (К) рассчитана по формуле: (пропущена формула)

где ti— численность однородных по сложности труда групп работников, ki— коэффициент сложности труда отдельных групп работников (соотношение средних издержек на образование работников данной группы и работников простого труда), Т — общая численность работников (или затраты труда в хозяйстве), п — число включенных в расчет групп работников.

Оба варианта показателя представляют относительную (в сравнении с простым трудом по состоянию на каждый год расчета) сложность труда. Издержки на обучение лиц простого труда выросли за указанный период в 2,8 раза, а абсолютная сложность труда в хозяйстве США возросла за 33 года примерно в 3 раза. Конечно, данные расчеты весьма условны, в них содержатся элементы как некоторого приуменьшения, так и возможные завышения. Все это подлежит детализации, дальнейшей методической разработке,

В частности, имеется определенное занижение разрыва в издержках на обучение и доходах между группами с высокой и низкой квалификацией, поскольку распределение профессионально-технического и другого специального образования, в значительной мере недоучтенное в наших расчетах, находится в нарастающей зависимости от числа лет обучения в школах и вузах. К такому же занижению разрыва ведет и невозможность учета различий в качестве полученного начального и среднего образования, которое в США значительно ухудшается при переходе анализа от показателей лиц с высшим образованием к показателям отсеявшихся из начальной и средней школ (табл. 8)[3].

Основным в расчете сложности труда является вариант 1 (см. табл. 7). В нем простой труд выделен более строго, поскольку он отделен не только от видов труда, требующих специальной подготовки, но и от «рудиментарных», случайных видов неквалифицированного труда, которые не играют существенной самостоятельной роли в хозяйстве и не связаны с главными воспроизводственными процессами.

Роль простого труда в хозяйстве постоянно снижается, а требования к его представителям растут. В 1983 г. неквалифицированные рабочие в производстве и обслуживании, а также уборщики, сторожа, санитары и т.п. составляли не более 10% численности занятых в США. В 1990 г. в составе рабочей силы осталось всего 5,4% лиц с начальным или меньшим образованием. Однако за это время изменились и критерии, определяющие группу работников простого неквалифицированного труда. Сейчас эта группа, конечно, усреднено, формально, включает не получивших полное среднее образование (она составляет 14% занятых в хозяйстве США).

Таблица 8. Средние издержки на обучение и доходы работников с различным образованием в США
(в тыс. долл., текущие цены)*

Уровень образованияИздержки на образованиеПожизненные заработки
 I960 г.1983 г.1990 г.1960 г.1983 г.1990 г.
Начальное образование 3,2 19,8 30,0 168,8 384,0 756,0
Неполное среднее образование (9— 11 лет) 4,8 29,9 45,0 193,1 384,0 836,0
Среднее образование (12 лет) 5,6 36,0 59,4 224,1 548,0 1084,0
Незаконченное высшее (13-15 лет) 9,6 55,2 81,8 273,0 618,0 1260,0
Высшее образование (16 лет и более) 15,1 74,3 107,0 360,6 805,0 1720,0
Разрыв в издержках и в доходах между группами            
абсолютный 11,9 54,5 77,0 191,8 421,0 964
относительный 4,7 3,7 3,6 2,1 2,1 2,3

Расчеты сложности и усложнения труда нужны тогда, когда требуется характеристика реальной структуры использования общественных ресурсов в тех или иных звеньях хозяйства, при измерении различных соотношений использования вещественных и невещественных, материальных и трудовых затрат. Они дают, в частности, несколько иную картину народнохозяйственных отраслевых соотношений, чем при использовании стоимостных показателей или данных о простой численности работников, и позволяют точнее оценить долю «образованиеемких» отраслей в общем распределении народнохозяйственных ресурсов. Наличие адекватного представления о сложности труда, безусловно, Придает дополнительный аспект исследованию зависимостей между трудовым вкладом работников и их оплатой, позволяет нащупать новые возможности материального стимулирования и экономического регулирования пропорций между образованием и реальными производственными потребностями в нем.

Формирование сложного труда и повышенная стоимостеобразующая его способность различны как по существу, так и по измерению. Сложность относится к затратам на рабочую силу (на обучение, приобретение опыта), а производство стоимости — к затратам на производство продукта, т. е. к самому процессу сложного труда, его содержанию, характеру функций. Данные процессы разделены по времени и месту, затраты на них идут из различных источников, они никогда не пересекаются, не переносятся друг на друга, а только как бы следуют друг за другом. Затраты на создание сложной рабочей силы есть цена обучения в самом широком смысле; на генерирование новой стоимости сложным трудом — это повышенная по сравнению с простым трудом оплата, которая компенсирует повышенные потребности работника, связанные с выполнением более взыскательного и интенсивного труда. Первый вид затрат — инвестиции, второй — текущие расходы. Доступная работнику сложность функций пропорциональна нормативным издержкам образования. Оплата же труда, хотя и связана с ними, но шкала разрывов в зарплате не совпадает со шкалой издержек обучения (см. табл. 8), так как отражает производственную отдачу работников, которая лишь частично зависит от сложности их функций.

Производственная ценность работников, как и все другие важные категории, относящиеся к общественной производительности, должна рассматриваться системно. Первая ее особенность — несколько конкретных технико-экономических параметров или характеристик (для данного случая это опыт, навыки, обученность, а также современные компоненты квалификации: общее развитие, личные качества, воспитанность, выдержанность и т.п.). По данным параметрам можно дать только предварительную, условную оценку производственной ценности работника. Вторая, характеризующая уже экономические аспекты, определяется степенью соответствия работника требованиям тех рабочих мест, на которых он фактически занят. Наконец, третья, окончательная, оценка зависит от степени соответствия самого рабочего места общественным потребностям. Всякое несоответствие обесценивает в той или иной степени издержки либо на рабочее место, либо на формирование рабочей силы, либо на то и другое.

Конечная производственная ценность работников в среднем определяется уровнем их заработной платы, прежде всего соотношениями ее для различных категорий работников. Условия конкуренции на свободном капиталистическом рынке не могут допустить в целом для крупных групп рабочей силы значительных отклонений оплаты от реальных соотношений их вкладов в производство.

Близко к категории производственной ценности стоит стоимость рабочего места и его конкретные характеристики, определяющие производственные возможности и привлекательность данной работы. Эти свойства обобщенно измеряются, с одной стороны, показателем фондовооруженности — статистическим или нормативным, а с другой — аналитической оценкой или аттестацией рабочих мест. Стоимостный аспект говорит об участии данного вида труда в переносе на продукт стоимости средств производства. Степень его может быть выражена соотношением фондовооруженности с годовым фондом оплаты или последнего с амортизацией основных фондов в расчете на работника, что по содержанию отражает степень ответственности работников данной категории за результаты прошлого и овеществленного труда.

Рабочее место как органическое единство работника и его материального оснащения представляет собой первичную производственную, технико-экономическую клеточку хозяйства, а сама экономика страны выступает как совокупность имеющихся рабочих мест во всех сферах труда. В то же время рабочее место представляет собой и первичную ячейку отношений собственности, максимально приближенную к каждому члену общества и являющуюся конкретным пунктом зарождения всех мотивационных аспектов конечной эффективности экономики. Источник тех возможностей развития науки, производства и техники, которые до сих пор демонстрирует экономика США и других развитых стран со смешанной экономикой, в большой мере связан с тем, что экономический механизм реальной обособленности частной, государственной и т. п. собственности как бы активно «встроен» в большинство рабочих мест. Данное обстоятельство жестко подстегивает собственников, арендаторов, менеджеров и всю огромную массу наемных работников, включая инженеров, преподавателей и других специалистов, которые для того, чтобы получить доступ к рабочим местам, должны качеством своей рабочей силы преодолеть различные реальные экономические барьеры, отделяющие их от соответствующих рабочих мест.

Сложность труда в ее экономическом понимании, т.е. когда в ее основе лежат нормативные издержки на обучение работников, невозможно прямо связать с процессами повышения производительности. Это вызвано, в частности, тем, что не только конечный, но часто и непосредственный результат труда решающих групп сложной рабочей силы — многих категорий научных работников, преподавателей, управляющих — не поддается обычным методам измерения продукции. Принципиальная же причина состоит в том, что на практике сама по себе сложность труда (его усложнение тем более) никогда не является самоцелью. Как правило, во всех видах деятельности искомый результат получается простейшим из возможных путей. Это вполне естественно, поскольку сложность далеко не обязательно тождественна достигнутым результатам, но она всегда представляет повышенные затраты. Сложность важна, иногда необходима для производства, но ее снижение при прочих равных условиях всегда источник повышения эффективности последнего.

Как хозяйственное явление экономическая категория сложности базируется на издержках — образовательных, научных, производственных. Ее практические приложения лежат в области совершенствования оплаты труда и других форм возмещения стоимости рабочей силы. Данные формы неразрывно связаны с разработкой таких средств и приемов труда и производства, в которых рост производительности не парализовался бы непомерной сложностью (дороговизной) изготовления, снижением управляемости, надежности и других экономически необходимых свойств. Реальным фактором повышения производительности является производственная ценность работников и ее важнейшая часть — квалификация, а сложность рабочей силы — это, по существу, плата за приобретение квалификации и ее производственное использование. Об этом говорит родовое свойство сложности — создавать в единицу времени большую стоимость, т. е. непосредственно генерировать больше затрат. Сложный труд будет более производительным, чем простой, на единицу затрат только тогда, когда его плодотворность (по критерию удовлетворенной потребности) будет выше, чем дополнительные издержки, связанные с воспроизводством сложной рабочей силы.

Само по себе свойство сложного труда создавать большую, чем у простого, приведенную ко времени стоимость имеет затратный характер и оправдывается в меру повышенной ценности конкретных его результатов. Но эти два качества — повышенные сложность и производительность — так же не связаны между собой никакими «гарантиями», как и любые другие затраты в производстве — с непременными выгодами. Большую стоимость, создаваемую сложным трудом, можно при нормальных условиях рассматривать как источник возмещения более дорогой сложной рабочей силы, но она не есть сама по себе источник производительности. Таким источником является высокая результативность квалифицированного труда и нужность для хозяйства его продукта.

Эта повышенная отдача отражается на результатах производства как составляющая, скрытая в общем итоге. Поэтому в качестве критерия нельзя использовать коэффициент редукции (т.е. сведение времени сложного труда к большему времени труда простого) различий в оплате труда. Эти различия отражают производственную ценность работников, иначе говоря, в опосредованной форме — различия в их производительности.

Повышение сложности труда и рабочей силы — не самоцель, а скорее вынужденная необходимость, открывающая возможности развития науки и ее производственного применения. Если бы на практике сложность труда и производства росла теми же темпами, что и господство человека над природой или качественные изменения в производстве и в образе жизни, то развитие цивилизации было бы уже давно заблокировано непомерными психофизическими нагрузками на человека и нагромождением неуправляемых средств производства. К счастью, действуют контртенденции, постоянно устраняющие старые формы усложнения труда и начинающие как бы новый его отсчет.

К их числу относятся: во-первых, так называемое устаревание знаний вообще и у квалифицированных работников в частности. Его часто рассматривают как негативный момент, например как свидетельство «обесценивания» образования. На деле это необходимое условие повышения квалификации общественной рабочей силы, без которого новые знания просто некому было бы получать и использовать. Опасения же об «обесценении» образования основаны на архаичном представлении о нем как о простом передатчике информации или о месте, где происходит «зубрежка». Это, конечно, не исключается, но относится только к малой части образовательных задач.

Во-вторых, переход на новые принципы и методы техники и организации производства. Усложнение орудий труда и производственных процессов, как правило, ускоряется по мере исчерпания того или иного технологического принципа. Здесь оно носит необратимый характер и составляет органический элемент отрицания старого. По другим причинам временное усложнение наблюдается иногда в первый период освоения нового принципа. Затем происходит быстрое падение требований к квалификации работников по сравнению с периодом выхода новшества из научных лабораторий и опытных производств.

В-третьих, рост разнообразия направленности, содержания и распространенности видов сложного, в частности творческого, труда. Это позволяет вовлечь в сферу сложного труда людей массовых специальностей, полнее использовать потенциал способностей общественной рабочей силы к сложному труду, так сказать, распределить общую ношу сложного труда на большее число людей.

В-четвертых, во всех сферах деятельности, включая отрасли и материального и духовного производства, в настоящее время ведется интенсивное, целенаправленное расширение поля применения средств автоматизации в виде передачи технике сложных и трудоемких функций (контроль за производственным процессом, некоторые элементы ремонта, конструирования и проектирования, планирование экспериментов, программирование и т.д.). Такую же направленность имеют многие современные формы организации труда и производства.

Кроме того, проблема «борьбы с ростом сложности» облегчается тем, что значительная часть усложнения труда как бы нейтрализуется воспитанием и образованием, общим развитием личных качеств работников, уровнем их культуры. Поэтому «посильность» необходимого уровня сложности рациональна в социальном смысле, так как достигается не только узкопроизводственными методами.

Тем не менее итоговое суммарное усложение условий и содержания труда все же происходит. Об этом говорит объективный процесс роста части имеющегося в распоряжении общества времени, которое выделяется на образование, подготовку, переподготовку, повышение квалификации кадров. Объективная потребность в образовании зависит от степени усложнения производства и труда, социальной сферы и т.п., а величина общественных издержек на него служит экономической мерой усложнений труда и образа жизни.

Обучение как раз и призвано свести затраты труда любой сложности к посильным, средним, общественно необходимым на данной стадии развития производительных сил. Оно создает или восстанавливает нормальное равновесие между работой и ее исполнителем, позволяющее ему выполнять свои функции с приемлемой затратой нервных и физических сил. Известно, что недостаточно квалифицированный работник напрягается и утомляется гораздо больше, чем мастер своего дела. То же происходит и при освоении принципиально новых производств и новой техники. Например, первые атомные электростанции обслуживались «избранными» инженерами и научными работниками, а в настоящее время это дело под силу инженерам массовой квалификации, техникам, квалифицированным рабочим, конечно, если они обладают достаточной профессиональной ответственностью, которая органически включает и моральную ответственность.

Рост технической сложности машин и технологии, народнохозяйственных связей, систем управления носит абсолютный характер, его можно проследить буквально «по чертежам и схемам». В экономических же процессах параллельное развитие человеческого, общественного, фактора противодействует прямолинейному повышению многих параметров. Резервы для формирования сложного труда в распоряжении общества в целом стабильны: это совокупное, всегда объективно ограниченное время производства (в нем происходит накопление опыта) и время образования, переподготовки, повышения квалификации. Несмотря на резкое расширение подобных затрат в послевоенные десятилетия, доля их в общественном балансе времени растет медленно и вряд ли кардинально повысится по сравнению со зрелым уровнем, уже достигнутым в развитых странах.

Сложность по экономическому ее критерию возрастает неконтролируемо в том случае, если система образования и воспитания не поспевает за технической и организационной сложностью производительных сил. Это приводит к превышению критического уровня затрат нервных и физических сил людей, за которым начинается постепенное разрушение рабочей силы. История свидетельствует, что в условиях научно-технического роста производства в индустриальных странах возникли многочисленные несоответствия между притоком различного рода новшеств и инерционным характером повышения уровня образования, квалификации и общего развития рабочей силы. С одной стороны, в составе ее до сих пор остаются быстро уменьшающиеся когорты лиц старших возрастов, получивших недостаточную в современных условиях подготовку до того, как начался скачок в развитии сферы образования в 50–70-х годах. С другой — ненормальный рост сложности вызывается низким качеством тех или иных звеньев образовательной системы. Так, ежегодно более 20% притока в состав трудовых ресурсов из средних школ США являются «функционально некомпетентными». В подобных условиях значительная часть случаев профессионального несоответствия работников их функциям относится к порокам и недостаткам образования и воспитания, а не к «усложнению» работ.

[1]Подробнее см.: Зубчанинов В.В. Научная деятельность и технический прогресс в крупнейших капиталистических странах. М., Наука, 1976.

[2]Капелюшников Р.И. Современные буржуазные концепции формирования Рабочей силы. М., 1981. С. 202-203.

[3]Из данных табл. 8 следует, что каждый дополнительный год образования реально приносит ощутимый прирост уровня фактических заработков. Эта среднестатистическая закономерность, несмотря на естественные индивидуальные отклонения, является сильнодействующим объективным фактором, формулирующим общее позитивно заинтересованное отношение населения к образованию в странах с нормально развивающейся экономикой. Данные также демонстрируют многократный перевес «отдачи» образования над издержками на него.

Похожие работы