Публикации

1. Характер и масштабы вложений в человека и нематериальную сферу

Все главные факторы роста производительности труда являются результатом различных видов капиталовложений, которые направлены на осуществление долговременных качественных и структурных сдвигов в различных элементах производительных сил. В этом состоит отличие инвестиции от текущих затрат, которые могут вызвать тот или иной рост выработки продукции.

Послевоенное развитие дало обильный материал для преодоления представления о накоплении как о процессе прежде всего и почти исключительно материально-вещного характера. Опыт развитых стран показывает, что объектами накопления стали все основные закрепляющиеся в процессе экономического развития элементы воспроизводственных сил. Материальные и человеческие, включая такие, пока еще плохо поддающиеся учету, но могучие факторы экономического роста, как фонды научно-технических знаний, организационно-управленческий опыт, а также подвергшиеся в процессе производства изменениям природные условия.

Инвестиции как база производительности проявляются во все более крупных народнохозяйственных масштабах в форме роста нематериального накопления. Объективные требования воспроизводственной пропорциональности выдвигают на первый план народнохозяйственную проблему сопряженности затрат ресурсов в материальные и человеческие компоненты воспроизводственного потенциала при ведущей роли последних.

В настоящее время производительное накопление — это не только и не столько количественный рост, но прежде всего процесс насыщения различных сфер народного хозяйства результатами научно-технического развития. Оно происходит в двух различных, но последовательно связанных между собою формах: во-первых, через накопление фонда знаний и опыта по различным аспектам развития природы и общества, научно-технических достижений, культурных богатств; во-вторых, через материальное накопление, т.е. через формирование основных фондов всех сфер экономики и общественной инфраструктуры. Эффективное возрастание производительного потенциала в развитых странах невозможно теперь иначе, как посредством поддержания необходимых уровней и темпов накопления в сфере невещных форм богатства и услуг. Недооценка накопления в невещной сфере сейчас грозит неизбежным отставанием материально-технического и экономического прогресса во всем хозяйстве любой страны.

Образовательно-научный комплекс. Нематериальное накопление результатов научно-технической деятельности наблюдается в различных отраслях и сферах народного хозяйства, но основная его часть происходит в рамках двух родственных сфер — образования и научных исследований. Эти сферы и составляют ядро народнохозяйственного нематериального инвестиционного комплекса. В то же время они являются главными, экономически наиболее четко очерченными и репрезентативными отраслями духовного производства. Они могут выступать в качестве представителей более широкого круга народнохозяйственных затрат на накопление знаний, опыта и культуры населения.

Образование и науку роднит интеллектуальный характер деятельности, который определяется единой системой естественных, технических, социальных и других знаний. Основными объектами производственного процесса в обеих сферах являются информационные потоки, которые естественно переходят из одной сферы в другую, что требует постоянного согласования между ними характера передаваемых знаний и специфики подготовки кадров. В процессе научного исследования трудно провести грань между «образовательным» изучением той или иной проблемы и ее творческим решением. В то же время органической частью полноценного процесса обучения является опора на проблемные, исследовательские, методы.

Экономическая общность науки и образования, которая собственно и превращает и образование, и науку в народнохозяйственный комплекс, проявляется и в специфике межотраслевых связей, объектами которых для этих сфер являются не материально-вещные ценности, а научно-технические знания, Учащиеся, преподавательский и научный персонал. Такой постоянный обмен результатами деятельности и взаимное переплетение «производственных процессов» во многих случаях закрепляется в организационных формах. Так, основная часть Фундаментальных исследований проводится в большинстве развитых стран в рамках высших учебных заведений, а немалая доля подготовки специалистов высшей квалификации — в научных учреждениях.

Наибольшее родство между рассматриваемыми сферами состоит в том, что научная и образовательная деятельность связаны между собой как неразрывные последовательные стадии процесса научно-технического развития и повышения производительности. Несколько упрощая реальную картину сложных прямых и обратных взаимосвязей, можно сказать, что если генерирование научно-технических новшеств является областью научного труда, то их производственное освоение представляет собой, в сущности, образовательный процесс. Именно поэтому всесторонняя подготовленность кадров — от управленцев до рабочих — рассматривается сейчас повсюду как главное условие готовности производства к освоению научно-технических достижений. Такая «кадрово-образовательная» трактовка научно-технического прогресса в настоящее время общепринята в западной литературе.

К числу форм производительного накопления в духовном производстве относится расширение фонда научных и технических знаний. Хотя научно-технический прогресс не является исключительно делом ученых, он тем не менее концентрируется в своей значительной части в сфере НИОКР. Именно поэтому масштабы и динамика затрат на науку могут служить индикатором уровня нацеленности производства на качественные изменения, обновление продукции и процессов ее изготовления.

Научная продукция накапливается в различных формах. Как информация она включает фонды научных отчетов, диссертаций, патентов, периодические издания, монографии, комплекты чертежей и технической документации, описания технологических процессов и т.д. Результаты исследования и разработок могут проявляться также в опытных образцах, экспериментальных установках, прототипах различных видов продукции. По своей природе эти овеществленные результаты науки не отличаются от тех, которые заключены в научной документации. Если опытные образцы не внедряются в производство, то их материальная жизнь в скором времени заканчивается, а содержащаяся в них информация повторяет жизненный цикл научных результатов, воплощенных в различной нереализованной документации — своего рода «технологических отходах» духовного производства.

В особой форме научно-технические знания накапливаются в действующей материальной базе народного хозяйства. В целом каждое поколение основных средств производства (и прежде всего, конечно, орудий труда, различных видов оборудования) отражает определенный этап научно-технического развития страны. Косвенным показателем местоположения его на временной шкале технического прогресса может служить объем и структура затрат на НИОКР к периоду создания данного поколения средств производства. В экономической литературе поднимался, например, вопрос о целесообразности введения каких-либо поправок в оценку уровня каждого последующего «возрастного слоя» средств производства, учитывающих накопление результатов исследований в данной области. В принципе возможна прямая оценка фондоотдачи с каждого поколения средств производства. Но для нее нужны специальные наблюдения и расчеты, которые сейчас проводятся лишь спорадически, для конкретных целей.

В показателях фондоотдачи роль новых поколений основных фондов не обнаруживается в явном виде. Попытка ввести тот или иной «коэффициент науконасыщенности» поколения средств производства малоперспективна, поскольку отсутствует закономерная зависимость между затратами на НИОКР и степенью роста параметров нового поколения средств производства. Невозможно пока еще учесть «обратное» воздействие новых средств производства на моральный износ их предшествующих поколений. Между результатами научных исследований и разработок и их конечным народнохозяйственным применением и эффектом имеется сложная система опосредующих звеньев экономического, производственного, социального, территориального, международного характера.

Комплексность духовного производства проявляется в том, что весь фонд информации в словесной, математической и специальной научной форме с технико-экономической и экономической точек зрения сам по себе индифферентен и превращается в реальный экономический ресурс в любой сфере воспроизводства только через квалифицированные кадры, которые могут его освоить и пустить в хозяйственный, технический, научный или культурный оборот. Следовательно, научная продукция имеет значение экономического ресурса только в той степени, в которой она является операционной частью фонда знаний, квалификации, опыта, навыков соответствующих частей рабочей силы страны. То же относится, конечно, и ко всей массе произведенных средств и условий производства.

Основополагающий компонент нематериального накопления — образовательно-квалификационный потенциал рабочей силы. Его параметры предопределяют результаты и возможности развития других форм интеллектуального потенциала страны. Среди накапливаемых качественных характеристик производственного потенциала рабочей силы существует определенная иерархия. Первичными факторами являются:

  • общий культурный уровень развития каждого отряда рабочей силы, формируемый всем комплексом жизненных условий — экономических, социальных и бытовых и т.п.;
  • уровень общего и специального образования, полученного в течение всей жизни работников (с учетом его качества);
  • накопленный производственный опыт рабочей силы.

Рассмотренные три фактора представляют собой независимые качественные характеристики рабочей силы. (Степень их практической реализации в очень широких пределах регулируется состоянием мотивации деятельности, действие которой определяется экономическим механизмом.) Все это, конечно, относится в соответствующем преломлении и к населению страны.

Прямо подсчитать реальные размеры фонда научной информации не представляется возможным не только из-за отсутствия надежных количественных измерителей. Имеются фундаментальные затруднения по вопросам определения качества научной информации, ликвидации «повторного счета» в обороте публикаций и научно-технической документации, оценки и количественного измерения процесса «старения» знаний и соизмерения научных результатов различного характера в различных отраслях и др.[1]

Масштабы отраслей духовного производства можно оценить косвенно, стоимостными мерками издержек их производства. Недостатки данного метода относятся в равной мере к материальному и духовному производству. Но издержки все же представляют собой какой-то «общий знаменатель» для сопряжения этих сфер. Нематериальное накопление создается не расходами на оплату труда в НИОКР и образовании и на их материальное оснащение, а в ином экономическом измерении — в процессе собственной деятельности работающих в этих сферах. Однако, как и во всех других отраслях, масштабы и результаты деятельности зависят от объемов общественных издержек. Поэтому последние можно считать достаточно адекватным отражением масштабов духовной деятельности, создающей нематериальные фонды.

Затраты на науку и образование, составляющие основу нематериального накопления, по своей внутренней структуре делятся на текущие расходы и капитальные вложения. Но если те и другие взять в целом, как это требуется с точки зрения конечного общественного результата их деятельности, то они выступают как инвестиции в создание долговременно существующего и накапливаемого фонда научных знаний, навыков и опыта всего населения, в том числе и рабочей силы (фонда образования). Вот почему в расчетах нематериального накопления затраты на науку и образование должны представляться «брутто» без пересчетов. Это приводит к тому, что затраты на здания и оборудование фигурируют в народнохозяйственных счетах как бы дважды — в обоих разделах накопления. Но такой «повторный счет» имеет определенную смысловую нагрузку и не является статистической погрешностью. Одни и те же объемы затрат измеряют в одном случае материальную базу науки и образования как таковую, а в другом — они служат опосредованным отражением (через обеспеченность работников нематериальной сферы средствами производства) одного из аспектов качества деятельности в самой образовательной сфере, поскольку она находится в зависимости от своего оснащения.

Состояние материальной базы прямо влияет на производительность образовательного труда, т.е. на реальные масштабы действительных объектов нематериального накопления, которые по своей конкретной экономической форме, естественно, не имеют ничего общего с натуральными или стоимостными элементами материальной базы учебных заведений или оплаты преподавателей. Исключение рассматриваемого «квазиповторного счета» при учете уровня затратных усилий означало бы неоправданное приуменьшение масштабов либо материального, либо нематериального накопления в зависимости от того, в какой сфере будет произведен вычет.

Представленная в стоимостной форме продукция нематериальной сферы статистически не включает части, создаваемой прибавочным трудом (часть добавленной стоимости за вычетом оплаты труда). Отсутствие этого компонента объясняется некоммерческим характером большой части деятельности в духовном производстве. Оно влияет и на структуру цены материального продукта, поскольку бесплатно получаемые из нематериальных (некоммерческих) секторов образовательные и научные элементы издержек производства как бы перемещаются из издержек в статьи налогов на вновь созданную стоимость (прибыли и заработную плату).

Лидирующая позиция США в мировой экономике с начала послевоенного периода по отношению к другим развитым государствам по уровню и по технико-экономической зрелости хозяйства прямо связана с тем, что норма нематериального накопления в этой стране была и остается самой высокой. Еще больше превосходство США по абсолютным масштабам нематериального накопления. По материальному накоплению США опережают другие страны в 2,5-7,0 раз, а по нематериальному — в 3,5–4,5 раза. В расчете на душу населения разрыв по нематериальному компоненту также весьма значителен (в 2,0–3 раза).

Иное дело капиталовложения в средства производства. Здесь ФРГ, Франция и Япония достигли 70–85% уровня США в расчете на душу населения, а по доле в общественном продукте значительно превзошли. Из-за высокой нормы материального накопления и суммарная норма накопления во всех странах также выше, чем в США. Таким образом, резко отставая от США по вложениям в интеллектуальный потенциал, эти страны расходуют гораздо больше ресурсов для обеспечения физического наращивания основного капитала. По темпам роста накопления в отличие от абсолютных уровней США отстают от других индустриальных стран, но расстояние между ними сокращается.

Механизмы воздействия на производство со стороны материального и нематериального накопления неодинаковы. Масштаб первого определяет интенсивность притока новых средств производства к рабочим местам и выражается фондовооруженностью работников. Текущая производительность труда непосредственно зависит от этого показателя. Нематериальное же накопление оказывает воздействие на производство опосредованно через приток научных, технических и других знаний и квалификацию работников. Это воздействие проявляется не в локализированной форме, а широко распространяется и обладает способностью к многократной мультипликации. Чем шире расходятся научно-технические знания, чем полнее они воплощаются в профессионально-квалификационном потенциале работников, чем больше растут объемы выпуска наукоемкой продукции потребительского и производственного назначения, которая в конечном счете изменяет образ жизни населения страны, тем больше суммарный абсолютный объем наукоотдачи.

Для характеристики народнохозяйственного интеллектуального потенциала важное значение имеет, во-первых, общий объем генерируемых знаний, который определяется не столько относительным, сколько абсолютным масштабом творческой научно-технической деятельности. Поэтому приток новых оригинальных знаний в США, которые почти в полтора раза опережают развитые страны вместе взятые по абсолютным масштабам научной деятельности, будет значительно выше даже при сближении показателей относительного уровня затрачиваемых странами усилий, т.е. по нормам нематериального накопления. С учетом высокой концентрации НИОКР, возможностью проведения обширных комплексных научных программ фактический приоритет США над другими странами значительно больше, чем это проявляется в показателях нормы нематериального накопления.

Во-вторых, различие двух типов производственного накопления по воздействию на производительность находится в плоскости наглядной определенности результатов. Для материального накопления они выражаются в изменении объемов и структуры выработки, следовательно, достаточно хорошо измеряемы и предсказуемы. Нематериальное же накопление выступает как генератор первичных качественных сдвигов, результаты которых еще не проявились в момент создания и не могут быть оценены с точностью заранее. Поэтому представление об экономической и социальной эффективности нематериального накопления может развиваться и уточняться в течение многих лет и даже десятилетий.

Тенденции изменения соотношений двух типов накопления в плане их воздействия на производство отражают существенную передвижку в системе экономических приоритетов, вызванную глубокими изменениями в результате научно-технического прогресса объективных условий воспроизводства. Рост доли нематериального накопления отражает растущее воздействие качественных факторов, которые сравнительно слабо проявляются в обычных показателях объема производства и производительности труда. Быстрое же наращивание, а также высокая норма материального накопления, наоборот, хорошо сопрягается с этими показателями.

Данные выводы подтверждаются межстрановыми сопоставлениями производительности и масштабов накопления. Первенство США в научно-техническом отношении было бы невозможно без усилий этой страны, направленных на развитие научно-технической революции, на поддержание лидерства в квалификации основных отрядов рабочей силы.

Можно предположить, что превосходство абсолютных размеров вложений США в интеллектуальный потенциал представляет собой предпосылку сохраняющегося до сих пор лидерства в уровне научно-технического развития и в производительности труда. Более того, на нем зиждется превосходство США в разработке ряда важнейших фундаментальных проблем науки и высоких технологий XXI в. Такой ставкой на перспективу во многом объясняется сравнительная «легкость», с которой США уступают другим многие позиции в производстве хорошо освоенной массовой высокотехнологичной продукции. В этом плане более высокие нормы материального накопления и быстрые темпы роста суммарной нормы накопления соперников США можно частично рассматривать как «компенсацию» их отставания в уровне развития интеллектуального потенциала.

Похожие работы