Публикации

Промышленная политика: выбор пути развития России

 Реферат по экономике на тему: Промышленная политика: выбор пути развития России. Скачать контрольные, курсовые, рефераты по экономике на сайте Scholar.su. 

План

Введение

  1. Промышленная политика и обеспечение экономического роста
  2. Промышленность России: портрет в зеркале конца XX века
  3. Российская промышленность: факторы конкурентноспособности
  4. Промышленная политика России: принципы и варианты
  5. Промышленная политика России: проблемы реализации

Заключение

Введение

Реформирование экономики включает три этапа: разрушение старой экономической системы (этап либерализации); макроэкономическая стабилизация; восстановление экономического роста и развитие на основе вновь построенной экономической системы.

На первом этапе реформ — стадии разрушения — ликвидирована система централизованного планирования производства, осуществлена либерализация цен и внешнеэкономической деятельности. Это дало толчок к формированию новой экономической системы, но одновременно привело к взрыву инфляции и резкому росту неплатежей. В сочетании с потерей рынков сбыта за границами России (после распада СССР) и сокращением платежеспособного спроса населения внутри страны указанные процессы вызвали гигантский спад производства. Поэтому следующим шагом на пути к решению задачи обеспечения стабильного экономического роста должно было стать прекращение спада промышленного производства и инфляции. Именно эта задача в качестве главной была выдвинута правительством на стадии макроэкономической стабилизации.

В последние годы термин «макроэкономическая стабилизация» в нашей стране фактически стал синонимом термина «финансовая стабилизация». Однако необходимо отметить, что финансовая стабилизация, хотя и имеет важнейшее значение, сама по себе не может обеспечить экономический рост и благоприятное развитие страны. Как показывает опыт стран Латинской Америки (укажем, в частности, на нынешний кризис экономики Мексики), если такая стабилизация не подкрепляется реальным экономическим ростом, то она оказывается неустойчивой и ведет к возврату в начальную точку реформ, но уже на более низком уровне экономического развития, отягощенном новыми проблемами.

Переход к стадии экономического роста характеризуется устойчивым увеличением масштабов производства товаров и услуг. Если такого роста не происходит, то стабилизация в сфере финансов осуществляется за счет либо иностранной помощи, либо сокращения расходной части бюджета, что только осложняет и решение социальных вопросов, и структурную перестройку экономики.

Сейчас в России именно такая ситуация: темпы инфляции резко упали, но оживление промышленного производства так и не началось. Поэтому можно сказать, что страна находится лишь на пороге нового этапа — этапа экономического роста. Однако, для того чтобы такой подъем стал возможен, необходима реальная перестройка производства с точки зрения как его технической модернизации, так и новых подходов к управлению им, диктуемых требованиями рынка.

Отметим, что решение задачи перехода от макроэкономической стабилизации к политике управления экономическим ростом требует совершенно других методов управления и государственной поддержки. И если рецепты достижения финансовой стабилизации хорошо известны и достаточно стандартны, то программы обеспечения экономического роста, как свидетельствует мировая практика, сугубо специфичны для каждой страны. Они должны исходить из учета особенностей устройства хозяйства, политических и социальных условий страны, образовательного уровня населения, а также геополитического положения и национальных традиций.

В отличие от стадии макроэкономической стабилизации на стадии экономического роста уже не удается ограничиваться только крупными решениями в масштабах всей экономики. Здесь требуются изменение форм и методов государственного участия в экономической жизни страны, переход от методов управления экономикой, сложившихся в первоначальный период реформ, к новым — методам точечного регулирования, индивидуальным для конкретных отраслей и даже типов производств.

Столь же резко меняется и содержание социальной политики государства. От политики максимально возможного сокращения государственной поддержки населения, необходимой в период финансовой стабилизации, государство должно переходить к реформированию системы социальной поддержки населения (при некотором увеличении ее масштабов). Причина такого изменения очевидна: успешная работа экономики на внутренний рынок возможна только при нормальном уровне платежеспособного спроса в стране. Кроме того, социальный мир и согласие всегда являются одним из основных условий проведения политики роста и, в частности, обеспечения развития промышленного производства.

Ведущую роль в процессе перехода экономики России к стадии экономического роста должно взять на себя государство, поскольку созданные в последние годы рыночные институты (биржи, банки, инвестиционные фонды и т.п.) пока не в состоянии выполнять роль экономических регуляторов. Более того, они сами переживают кризис и нуждаются в помощи государства (наиболее яркий пример тому -продолжающийся уже почти год кризис банков). Именно поэтому на смену иллюзиям, что силы рыночной самоорганизации смогут вывести страну на траекторию устойчивого роста и без участия государства, ныне приходит понимание необходимости разработки и принятия новой государственной экономической политики, включающей решение вопросов подъема производства, социально-экономических и региональных проблем развития страны с учетом новой роли и места России в мировом экономическом и политическом процессе.

Сегодня можно говорить о проведении лишь достаточно определенной и последовательно реализуемой денежно-кредитной политики. Остальные направления деятельности государства в сфере экономики пока не носят целенаправленного и комплексного характера. Настало время определить цели, а также методы осуществления и других направлений единой государственной экономической политики, основой которой должна стать промышленная политика.

Промышленная политика и обеспечение экономического роста

Сама постановка вопроса о проведении в России промышленной политики в последние годы остается остро дискуссионной. Еще в начале реформ предполагалось, что никакой промышленной политики не должно быть — рынок сам все расставит на свои места. Затем в 1992-1993 гг. поддержка промышленности осуществлялась в форме льготного кредитования, а также в виде попыток ликвидировать кризис неплатежей путем взаимозачета долгов. Как известно, это привело лишь к новому витку инфляции. В дальнейшем был определен круг отраслей, которые следовало поддерживать в приоритетном порядке. Однако этот подход также был неудачным: конечный список отраслей и предприятий, нуждавшихся в поддержке, оказался столь длинным, что сама идея стала просто неосуществимой.

После этого правительство и, в частности, Министерство экономики заняли принципиально иную позицию: отказ от критериев отраслевой селекции; поддержка лишь коммерчески эффективных проектов; выбор проектов не государственными ведомствами, а частными фирмами.

Так родилась система государственного инвестирования по принципу «4: 1 », то есть в представленные фирмами коммерчески эффективные (по оценке экспертной комиссии Минэкономики РФ) инвестиционные проекты государство согласно было вкладывать до 20% требуемых средств. Такой подход, возможно, оказался единственно правильным для периода макроэкономической стабилизации, поскольку не требовал крупных долговременных инвестиций из государственного бюджета. Это позволяло осуществлять только максимально быстроокупаемые инвестиции, создавая тем самым базу для борьбы с инфляцией. Немаловажным фактором принятия данной стратегии стало и неверие в возможность профессионального и некоррумпированного выбора существующим государственным аппаратом инвестиционных приоритетов.

Как известно, результаты деятельности Минэкономики по реализации такой инвестиционной политики оказались крайне невысокими: с одной стороны, бюджет так и не выделил на инвестиции обещанных 1 ,3 трлн. руб., с другой — не удалось собрать достаточного числа коммерчески эффективных проектов, чтобы проинвестировать всю указанную сумму: слишком велика была инфляция, непомерно повысившая риск инвестирования.

Таким образом, на сегодня промышленная политика России соответствует модели поведения частного инвестора, заинтересованного в получении наибольшего дохода на свои средства и вложении их в максимально разнообразные проекты по принципу наибольшей диверсификации. Эта модель не содержит ни одного элемента реализации общенациональных приоритетов, обеспечивающих стране устойчивые сравнительные преимущества, без которых удержать внутренние рынки и прорваться на мировые невозможно.

Симптоматично, что на 1996 год Министерством экономики была запланирована модификация его политики с целью перехода к дифференцированному участию в инвестициях в соответствии со следующими принципами: в проектах производства принципиально новой продукции госинвестиции могут достигать 50% потребности; в проектах, направленных на импортозамещение, — до 30%; во всех прочих коммерчески выгодных проектах — до 20% потребности. Такое изменение критериев отбора инвестиционных проектов означает, что Минэкономики готовит переход к новому этапу в экономической политике и пытается найти адекватные ему методы проведения промышленной политики.

Правда, предложенные министерством принципы этой политики небесспорны, поскольку в ее основу положены два важных подхода: отказ государства от определения отраслевых приоритетов; поддержка импортозамещения. Известны случаи, когда такие подходы приносили определенный успех. Однако это происходило лишь тогда, когда подобная «промышленная политика невмешательства» проводилась в рамках общенациональной стратегии обеспечения сбалансированного роста, разработанной для развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Напомним, что основными целями этой стратегии являются: развитие всеобщего образования для формирования квалифицированных рабочих кадров; создание первичной инфраструктуры; контроль за численностью населения; поощрение накопления капитала. Главный же двигатель политики сбалансированного роста — создание или оживление деятельности огромной массы мелких частных фирм. Ясно, что такой вариант политики поощрения экономического роста в России нецелесообразен по нескольким причинам.

Во-первых, проблема создания национальных кадров решена. Во-вторых, первичная инфраструктура сложилась (хотя ее технический уровень часто не отвечает современным требованиям). В-третьих, Россия сталкивается не с избыточным ростом населения, а с его депопуляцией. В-четвертых, склонность к сбережениям в нашей стране и так чрезвычайно высока: доля средств населения, направляемых на накопление сбережений во вкладах и ценных бумагах и на покупку валюты, составляла на конец 1995 г. 25,3%. Накопленные сбережения в принципе уже позволяют реализовывать крупные инвестиционные программы, надо лишь «уговорить» население на такое инвестирование. Сегодня только 1/4 свободных средств направляется на эти цели. В-пятых, мелкий бизнес слишком слаб и практически малозаметен на макроуровне. Вряд ли можно ожидать его быстрого развития в силу нестабильности рынка, высокого налогового бремени, криминализации всей коммерческой жизни страны, а также из-за отсутствия слоя квалифицированных менеджеров, готовых к работе в новых условиях.

Несмотря на все усилия правительства создать на основе проводимой макроэкономической политики условия для сбалансированного роста экономики, в целом наблюдается «очаговое выздоровление», в лучшем случае охватывающее лишь отдельные предприятия. Это закономерно, поскольку политика сбалансированного роста наибольший эффект приносит в тех странах, экономика которых состоит из мелких частных фирм, обладающих высокой гибкостью и требующих небольших инвестиций для реализации проектов, способных существенно менять ассортимент и технологию производства. В таких странах улучшение общехозяйственной ситуации сразу вызывает рост «по всему фронту», его основой становятся небольшие приросты объемов операций в огромном числе мелких фирм.

Российская экономика, напротив, состоит в основном из крупных и крупнейших предприятий: по данным Антимонопольного комитета, почти 90% промышленного потенциала страны (оборудования, ресурсов сырья, специалистов) сосредоточено на предприятиях с численностью занятых свыше 1 0 тыс. человек. Кроме того, эти предприятия, как правило, оснащены физически и морально устаревшим оборудованием, предназначены для массового выпуска продукции, ориентированы на выпуск изделий с невысокими качественными параметрами и потому имеющих шансы на сбыт лишь в условиях закрытого от внешней конкуренции рынка. В такой экономике улучшение лишь макроэкономической ситуации не может обеспечить быстрых перемен во всех сегментах производственного сектора.

Однако на перестройку одновременно всех отраслей экономики ресурсов в стране явно не хватит. Поэтому единственно реальным вариантом политики поощрения экономического роста в России является стратегия несбалансированного роста. Ее основа — использование существующих крайне ограниченных ресурсов для селективного поощрения развития лишь тех отраслей и фирм, которые имеют наибольшие шансы завоевать и длительно удерживать рынки сбыта в стране и за рубежом.

С общеэкономических позиций отраслями, в которых такой рост может быть обеспечен, являются: промышленность, отрасли инфраструктуры (транспорт, связь, торговля и т.д.), строительство (прежде всего жилищное и связанные с ним отрасли — производство строительных и отделочных материалов, мебели, предметов обихода и т.д.). Что касается сельского хозяйства, то оно в России настолько разрушено, а модели его восстановления столь неопределенные, что эта проблема требует отдельного обсуждения. Особая тема также — развитие отраслей инфраструктуры и строительства (отметим лишь, что оживление в сфере промышленного строительства начнется не раньше, чем подъем в самой промышленности).

Однако следует отметить, что в рамках стратегии несбалансированного роста ставка на возрождение всей промышленности страны в масштабах, сложившихся к 1 992 г. (11 2 тыс. предприятий с числом занятых около 1 7 млн. человек), — для России сейчас задача, очевидно, непосильная (по оценкам правительственных экспертов, для этого необходимо порядка 4 трлн. долл.). Структура промышленности бывшего СССР складывалась в условиях «холодной» войны и практически полного закрытия внутреннего рынка для импортных потребительских товаров. Кроме того, существовал рынок сбыта в рамках союзных республик и стран СЭВ. С изменением всех этих условий часть российской промышленности объективно оказалась в трудном положении. Поэтому стратегия несбалансированного роста в сфере промышленности должна вылиться в политику селективной поддержки, чтобы спасти самые перспективные для дальнейшего развития страны производства и отрасли.

В основу выбора наиболее рационального для России варианта промышленной политики в настоящее время должны быть положены:

  • анализ реального состояния отечественной промышленности;
  • оценка способов обеспечения стабильной конкурентоспособности продукции отечественной промышленности как основы ее устойчивого экономического положения;
  • оценка емкости рынков сбыта для отечественной промышленной продукции внутри страны и за рубежом;
  • анализ потребности в ресурсах для реализации различных вариантов промышленной политики;
  • определение возможных экономических последствий выбора различных вариантов промышленной политики.

Промышленность России: портрет в зеркале конца ХХ века

В основе экономического роста лежат два процесса: смена технологических укладов, способствующая созданию производств новых товаров или повышению эффективности производства (а значит, и конкурентоспособности) ранее освоенных товаров; рост масштабов производства на основе потенциалов уже сложившихся в стране технологических укладов — совокупности технических способов производства товаров и услуг и наиболее адекватных им организационно-экономических форм хозяйственной деятельности. Поэтому выбор наиболее эффективной для России промышленной политики логично начать с рассмотрения того, какие уклады стали сегодня основой отечественного производства и что это означает для будущего страны.

На протяжении последних веков в истории технологической эволюции прошло пять волн, каждая из которых сформировала определенный тип технологического уклада.

Первый уклад (1785-1835 гг.) основывался на новых технологиях в текстильной промышленности, а также на использовании энергии воды.

Второй уклад (1830-1890 гг.) был связан с развитием железнодорожного транспорта и механизацией производства практически всех видов продукции на базе использования парового двигателя. Наряду с мелкими фирмами развивались крупные предприятия с числом рабочих более тысячи, появлялись новые формы предпринимательства, возникала масса акционерных обществ.

Третий уклад (1880-1940 гг.) базировался на использовании в промышленном производстве электроэнергии, развитии тяжелого машиностроения и электротехнической промышленности, на новых открытиях в области химии и развитии химического комплекса. Получили развитие огромные фирмы, картели, тресты, мелкие компании поглощались крупными, в последних появился слой руководителей среднего звена. На рынке господствующее положение заняли монополии и олигополии, при этом государство либо осуществляло контроль, либо полностью владело естественными монополиями и предоставляло общественные блага. Происходила концентрация банковского и финансового капиталов.

Основой четвертого уклада (1930-1990 гг.) явилось дальнейшее развитие энергетики, в основном базирующейся на использовании нефти, нефтепродуктов и газа, средств связи, новых синтетических материалов. Это — эра массового производства. Строились скоростные автомагистрали и аэропорты. Появились, а затем получили широкое распространение компьютеры и программные продукты для них, радары, атом сначала использовался в военных целях, а затем и в мирных. На рынке господствует олигопольная конкуренция, появляются транснациональные корпорации, осуществляющие прямые инвестиции на рынках различных стран, создавая там свои производства.

Пятый уклад начал формироваться с середины 80-х годов и его основой стали достижения в области микроэлектроники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии, в освоении космического пространства, спутниковой связи и т. д. На этом фоне начался переход от разрозненных фирм или даже транснациональных корпораций к единой сети крупных и мелких фирм, соединенных электронной сетью, осуществляющих тесное взаимодействие в области технологии, контроля качества продукции, планирования инвестиций, организации поставок по принципу «точно в срок».

Этот краткий экскурс в историю технологической эволюции необходим, чтобы легче понять: с конца 80-х годов в нашей экономике отчетливо прослеживалось наличие одновременно третьего, четвертого и пятого технологических укладов с преобладанием третьего и четвертого.

Доминирование в настоящее время третьего и четвертого укладов в российской промышленности подтверждается и ее организационной формой: в ней превалируют очень крупные обособленные предприятия. В таких отраслях, как черная и цветная металлургия, более 30% продукции выпускают три крупнейших производителя. В машиностроении этот показатель составляет почти 15%. По данным Госкомстата РФ, в 1 995 г. 21 % промышленной продукции производился предприятиями-монополистами. В результате российская промышленность характеризуется рядом специфических черт, а именно:

  • третий и четвертый уклады еще не исчерпали своего потенциала развития и потому способны успешно развиваться в дальнейшем;
  • уклады мало увязаны между собой технологически и поэтому практически не оказывают большого влияния друг на друга;
  • наиболее современный технологический уклад (пятый) имеет крайне ограниченный рынок сбыта внутри страны. Он был рожден и развивался лишь при поддержке государства и начал без нее разрушаться.

Модернизация отечественной промышленности, начавшаяся в середине 70-х годов, не дала положительных результатов и лишь усугубила технологически многоукладный характер экономики. В недавнем прошлом это не ощущалось столь явно при наличии тесных кооперационных связей со странами СЭВ и огромного государственного рынка сбыта в рамках СССР и социалистического лагеря. Сегодня технологическая многоукладность породила диспропорции и барьеры на пути экономического роста страны. Реформы, проводившиеся с начала 90-х годов, перевели кризис низкоэффективной экономики из скрытой формы в явную. Либерализация цен привела к их скачкообразному росту и высокому уровню инфляции, открытие страны для импорта показало очевидную неконкурентоспособность многих видов отечественной продукции.

В этих условиях центральной задачей новой промышленной политики России неизбежно должна стать поддержка тех производств, которые пока не исчерпали своего потенциала развития и могут стать основой выпуска высокоэффективной отечественной продукции, способной занять устойчивое место на внутреннем и мировом рынках.

Российская промышленность: факторы конкурентоспособности

Ядром промышленной политики России должна стать реализация мер, обеспечивающих повышение конкурентоспособности отечественных предприятий, то есть создание ими конкурентных преимуществ перед фирмами других стран. Современная теория конкуренции все виды конкурентных преимуществ делит на две группы: преимущества низкого и высокого порядка.

Преимущества низкого порядка связаны с возможностью использования дешевой рабочей силы, дешевых материалов (сырья), энергии. Низкий порядок этих конкурентных преимуществ обусловлен тем, что они очень неустойчивы. Их легко потерять либо из-за ограниченности ресурсов, либо в силу роста цен и заработной платы. Иными словами, преимущества низкого порядка, обладая малой устойчивостью, не способны надолго обеспечить превосходство в конкуренции.

Иное дело — преимущества высокого порядка. К ним принято относить уникальную продукцию и технологию, высококвалифицированных специалистов, а также известную торговую марку продукции и хорошую репутацию самой фирмы.

Если на промышленность России посмотреть с точки зрения этой классификации, то становится очевидным, что сегодня она обладает в основном преимуществами низкого порядка. Да и эти преимущества находятся на грани своего исчерпания из-за быстрого роста цен на основные виды производственных ресурсов.

Энергетические ресурсы. В последние два десятилетия капиталоемкость нефте- и газодобычи, производства угля росла в нашей стране темпами, значительно опережающими рост производства в этих отраслях. В результате разрыв между внутренними и мировыми ценами на топливно-энергетические ресурсы сократился. Кроме того, топливной промышленности стало требоваться все больше инвестиционных ресурсов для поддержания уровня добычи: в первой половине 80-х годов более 1/3 прироста капиталовложений было направлено в топливно-энергетические отрасли. В то же время неблагоприятные процессы, происходящие в российской экономике, привели к тому, что этот показатель в России постоянно растет, хотя в мировой экономике отмечается тенденция к снижению удельного расхода электроэнергии на производство продукции.

В течение 1 991 −1 994 гг. удельный расход энергии в стране возрос: в производстве электросталей в 1 ,06 раза, проката черных металлов в 1 ,11 раза, синтетического каучука в 1 ,1 7 раза, в добыче нефти в 1 ,23 раза, в переработке нефти (включая газовый конденсат) в 1 ,25 раза. Рост удельного расхода электроэнергии на производство отдельных видов продукции неизбежно ведет к повышению стоимости продукции и сокращению конкурентных преимуществ российской промышленной продукции.

Рабочая сила. Сейчас разрыв между почасовой оплатой труда рабочих в промышленности США и России составляет 15 раз. При этом квалификация и образовательный уровень работников остаются пока достаточно высокими: почти 1/3 населения, занятого в народном хозяйстве, имеет высшее или среднее специальное образование. Не случайно международные эксперты оценивают наши трудовые ресурсы как один из наиболее сильных факторов обеспечения конкурентоспособности промышленности.

Однако строить долгосрочную стратегию экономического развития страны, руководствуясь только одним этим фактором, в наши дни, как это делалось в ходе всех предыдущих российских реформ, нельзя. Кроме того, низкий уровень заработной платы (в середине 1 995 г. он составлял чуть более полутора прожиточных минимума) является тормозом на пути расширения платежеспособного спроса, сдерживающим развитие отечественной экономики. Ведь сейчас наша промышленность больше 85% продукции производит для внутреннего потребления.

Обратим в этой связи внимание на закономерности экономического роста в индустриальных странах, среди которых Россия пытается сохранить свои позиции. В США и других промышленно развитых странах практически на протяжении всего ХХ века реальная заработная плата росла быстрее производительности труда. Это создавало возможности для расширения внутреннего рынка и снимало остроту проблемы реализации продукции на внутреннем рынке. Рост затрат компенсировался техническим прогрессом, в силу чего расширение производства не сопровождалось повышением фондоемкости (в ведущих промышленных странах мира она с 50-х годов почти не меняется).

Исходя из этого можно сделать важные выводы. Во-первых, стабилизация экономического роста требует повышения реальной заработной платы, что позволит увеличить внутрений рынок для продукции российской промышленности. Во-вторых, необходимо повышение технического уровня производства, чтобы увеличение реальной заработной платы и соответственно емкости внутреннего рынка стало возможным без роста затрат и падения конкурентоспособности продукции отечественной промышленности.

Таким образом, хотя дешевизна производственных ресурсов на некоторый период времени может оставаться основой конкурентных преимуществ российской промышленности, делать ставку на этот фактор в долгосрочной перспективе неправомерно.

К сожалению, к преимуществам высокого порядка можно отнести лишь небольшое число факторов, а именно: известные торговые марки некоторых товаров; отдельные разработки в области высоких технологий; наличие на ряде предприятий специалистов высокой квалификации (что не всегда, к сожалению, сочетается с производством конкурентоспособной продукции на этих предприятиях). Тем не менее некоторые российские экономисты упорно отстаивают позицию, согласно которой промышленная политика России должна быть построена лишь на основе ускоренного создания устойчивых конкурентных преимуществ высокого порядка. При этом делается вывод, что такая задача может быть решена путем поддержки предприятий только пятого технологического уклада.

Основным потребителем высокотехнологичных разработок и изделий в нашей стране всегда было (и в значительной степени пока остается) государство. Подобные изделия на внутреннем рынке используются в оборонной промышленности, атомной энергетике, космической, авиационной и медицинской технике, то есть в тех областях, где реальное финансирование осуществляется только государством. Роль мирового рынка здесь куда скромнее, нежели в отраслях сырьевого комплекса.

В этой связи необходимо понять следующее. В каких объемах государство может финансировать производство высокотехнологичной продукции? Может ли высокотехнологичное производство быть рентабельным? В состоянии ли государство финансировать расходы на НИОКР в размерах, необходимых для расширенного воспроизводства в рамках пятого технологического уклада? Существует ли рынок для российской высокотехнологичной продукции в стране и особенно за рубежом? При ответе на эти вопросы необходимо учитывать, что основной вид высокотехнологичной продукции в России -это вооружение. Оборонный комплекс являлся также основным заказчиком и потребителем НИОКР.

Анализ опыта конверсии, продолжающейся в нашей стране почти 1 0 лет, не дает оснований для особого оптимизма. Попытки наладить на военных предприятиях выпуск конкурентоспособной гражданской продукции для внутреннего рынка оказались в большинстве своем малоудачными и не спасли предприятия от падения прибыльности, сокращения объемов производства и оттока наиболее квалифицированных кадров. Конкурентоспособность того ассортимента товаров, который традиционно производили предприятия ВПК (радиоэлектроника и бытовая техника), подорвана импортом более качественной и привлекательной по дизайну и относительно недорогой продукции иностранного производства. Кроме того, бюджетное финансирование конверсии в последние годы было существенно сокращено.

В результате предприятия ВПК все больше стремятся поправить свои дела развитием экспорта вооружения, которое находит сбыт в странах Азии и Африки, а в последнее время и в Латинской Америке благодаря хорошему качеству при относительно низких ценах по сравнению с аналогичной продукцией из США — основного конкурента России на мировом рынке вооружений.

Сегодня есть все основания полагать, что торговля вооружением для предприятий ВПК — едва ли не единственный шанс выжить. В противном случае, не найдя спасения в производстве и реализации гражданской продукции для платежеспособных секторов национальной экономики, ВПК вступит в «последний этап» конверсии — этап банкротства и физической ликвидации предприятий, причем эти процессы будут связаны со значительным снижением общего технологического и интеллектуального уровня производства.

В последнее время определенным основанием для оптимизма стало все более заметное формирование новой модели развития производств пятого уклада благодаря включению в рамки международной кооперации. При такой модели отечественные предприятия принимают на себя выполнение части работ (например, коммерческие запуски в космонавтике, совместное использование российских пилотируемых станций), а также производство определенных видов узлов или комплектующих в рамках единого процесса изготовления и сбыта конкурентоспособной продукции, организуемого иностранными фирмами. Примеры подобного рода можно встретить сейчас в авиационной промышленности.

Однако такие проекты опираются преимущественно на разработки прошлых лет и потому как долгосрочная модель промышленного возрождения могут иметь перспективу лишь в том случае, если не прервется процесс создания научно-технических новинок, поскольку поддержание конкурентоспособности производств пятого уклада прямо зависит от уровня научно-технических разработок в стране.

Похожие работы