Публикации

Заключение

Последовательный и системный анализ первоисточников по теме — «Учение о государстве в российской либеральной политической мысли второй половины XIX — начала XX века» — позволил достигнуть результатов, определенных целью и задачами монографичесго исследования, и сделать ряд обобщающих выводов.

Во-первых, данное учение в истории политической мысли России рассматриваемого периода занимает самобытное и оригинальное место. Это определялось прежде всего тем, что русскому либеральному государствоведению удалось органично и в адекватной теоретическое форме ответить на основополагающий вопрос социального конфликта Нового и Новейшего времени — трансформации традиционного общества в современное, гражданское: как избежать социального хаоса и защитить при этом автономию и свободу человеческой личности. Либералы-теоретики исходили из того, что обеспечить свободу личности и ее человеческое достоинство возможно при определенной организации государства. В этом их также убеждал исторический анализ взаимоотношении общества и государства. Рассмотрение русского исторического процесса показало, что государство играло одну из главных ролей на авансцене политической истории России. Связано это было с определенными естественно-историческими факторами и механизмами взаимодействий общества и государства, расстановкой социально-классовых сил и соответствующей культурой и идеологией. На разных этапах исторического развития государство то способствовало, то тормозило движение общества вперед. Особенно ярко это проявилось к середине XIX века, когда назрела объективная необходимость реформирования всей системы общественных отношений.

Во-вторых, несомненной пиетет перед государственной организацией у либеральных теоретиков был связан с тем, что со второй половины XIX века российское общество и государство вступило на путь реформ, которые позволили бы кардинально модернизировать жизненный уклад страны и встать на один уровень с мировыми державами. Процесс модернизации, по их мнению, воплощал в себе как общие, так и особенные черты и закономерности всемирного исторического процесса. Одна из особенностей модернизационого процесса в России заключалась в том, что слабость власти порождала состояние дестабилизации, анархии и распада. В такой ситуации появлялась опасность захвата власти крайними течениями, экстремистскими по своему характеру, после чего процесс начинает идти по кругу. Избежать подобного развития событий можно при проведении политики либерально-демократических реформ, при условии достижения согласия общества и государства в отношении перспективных целей социального развития. Ими должны стать гражданское общество и правовое государство, которые позволят утвердить соответствующие нормы общественного сознания и социального поведения.

В-третьих, достижение целевых программных установок как синонимов социальной устойчивости и стабильности, а также разрешения обозначенного социального конфликта той исторической, эпохи возможно было при условии творческого синтеза западноевропейских образцов и отечественной политической традиции. В результате его русскими либеральными теоретиками была создана плюралистическая модель общественного прогресса применительно к историческим реалиям начала XX века. В этой модели в наиболее сублимированном и теоретически проработанном виде была отражена ведущая тенденция мирового общественного развития на ближайшую историческую перспективу, были намечены (с учетом предшествующего исторического опыта) наиболее оптимальные, а самое главное, ненасильственные, легитимные пути ее воплощения. В основу этой модели была положена идея о государстве как главном орудии общественного прогресса, которая логически вытекала из их концепции исторического развития России.

В-четвертых, идея государства как основного механизма решения исходного вопроса и разрешения социального конфликта эпохи в работах либеральных государствоведов по своим формальным и содержательным признакам получила системное, целостное и комплексное концептуально-теоретическое выражение. По своим формальным признакам эта идея в рассматриваемый период разрабатывалась несколькими поколениями одаренных русских профессоров, известных своими трудами не только в России но и за рубежом. Другими словами, на тот момент существовало профессионально функционирующее научное сообщество. Это общество, органично впитывая зарубежные и национальные теоретические традиции по исследуемому вопросу, разрабатывало исходные гипотезы, которые несли в себе изрядный эвристический заряд, что в конечном итоге мотивировало издание серии добротно сделанных академических работ по теоретическому государствоведению. Сплав носителей знания, работ и мотивирующих идей во многом способствовал тому, что в рассматриваемый период начинается переход от политической мысли к созданию политической теории как самостоятельной научной дисциплины.

В-пятых, в большей степени данному переходу способствовали содержательные признаки государствоведческой идеи. В работах русских либеральных теоретиков присутствует необходимый методологический и теоретический инструментарий, требуемый для объективной оценки их разработки идеи государства. В государствоведческих работах либеральных теоретиков имеет место система мотивационных ценностей, должный набор конструктивных философско-методологических установок, необходимая совокупность теоретических понятий, требуемые средства практического воплощения, наличие соответствующих исследовательских методик. В органическом соединении весь этот инструментарий и придавал государствоведческой идее концептуальное представление и форму доктринального учения. Это учение по своей структурности и системности являло собой в политической мысли России рассматриваемого периода образец развитого политического знания; это учение на рубеже XIX -XX в. воплощало институционализированное направление в становлении русской политологии.

В-шестых, наличие социокультурных, формализованных и содержательных условий и признаков позволило либеральным теоретикам создать учение о гарантийном государстве как разновидности демократического типа государства. В основе этой разновидности государства лежит взаимоотношение государства и личности. Данное взаимоотношение стало базисом методологического и теоретического анализа, который в конечном итоге в работах русских либеральных государствоведов приобрел концептуально законченное выражение. Суть концепции гарантированного государства заключалась в том, что в любых ситуациях интересы личности имеют приоритет перед интересами государства. Человек, личность есть всегда и во всем только цель, но никогда не является средством, даже ради достижения великой и благородной цели. Создание учения о гарантийном государстве как системе гарантированной защиты прав личности стало переломным моментом не только в становлении русской политологии, но и послужило ощутимым толчком к осмыслению и интерпретации фундаментального социального конфликта эпохи — перехода от традиционалистского общества к гражданскому массовому обществу. Фактически это учение стало не только теоретическим осмыслением данного конфликта, но и интерпретацией методов и средств его разрешения.

В-седьмых, система теоретической аргументации учения о гарантийном государстве начинается с разработки философско-методологических основ. Философским системосозидающим принципом гарантийного государства стал принцип личности и ее безусловного значения. Руководствуясь данным принципом, либералы-теоретики дали системное представление о свободе как свободе внутренней, внешней и общественной. Это позволило им структурировать вышеназванные основы. На основе аксиологически-ценностного подхода русские ученые-либералы разрабатывали философию гарантийного государства как философию абсолютного нравственного идеализма.

В-восьмых, русские государствоведы-либералы заложили теоретический фундамент многовекторного изучения основ гражданского общества как одного из главных начал, ограничивающих произвол государства извне. Сделав его предметом социально-философского и политико-правового анализа, русские ученые либерального направления показали, как личность приобретает новые качества — гражданина и становится объект-субъектом властно-правовых отношений. В этом контексте ими была предложена идея плюрального анализа власти, посредством которого можно выявить и определить границы легальных полномочий государственной власти. При этом либеральные теоретики исходили из того, что власть как социокультурный феномен представляет цивилизационную ценность. Нормативным механизмом ограничения произвола государственной власти, по их мнению, выступает право. Основу правопонимания русского либерального государствоведения составила идея естественного права. При всех ее модификациях она стала базисом той концепции правления права, архетип которой являли либерально-демократические ценности.

В-девятых, на этой основе русские либеральные теоретики создали систему гарантий, способствующих утверждению либерально-демократических ценностей в реальной, политической действительности. Целевая установка этой системы ориентирована на ограничение государства как извне, так и изнутри. Каждая из гарантий-понятий являли собой аргументированную совокупность органически-составных частей технологии разрешения проблемы — взаимоотношений личности и государств, или политоморфологию государства. Вместе с тем разработанная либеральными государствоведами политоморфология государства несла в себе и определенную нормативно-долженствующую нагрузку, являя собой образец-стандарт государственно-организованного общества. Речь шла о цивилизационной ценности государства, мерой которого выступали указанные гарантии.

В-десятых, дуализм сущего и должного в учении о гарантийном государстве разрешался с помощью социально-практических средств, представляющих собой несущие конструкции этого государства. Эти средства, с одной стороны, корректировали целевые установки и исходные позиции, с другой — видоизменялись сами под влиянием эволюции социального процесса. Теоретики-либералы вели речь о конституционализме, активной государственной социальной политике и демократическом политическом режиме. Сконцентрировав впервую очередь внимание на институционально-правовых императивах, они подчеркивали, что эти императивы будут способствовать достижению стабильности и устойчивости общественного развития и формированию основ гарантийного государства. Вместе с тем они понимали, что одних этих императивов будет недостаточно для обеспечения свобод личности. В новых реалиях начала XX века им во многом будут помогать социальные мероприятия государства, направленные на обеспечение стартовых возможностей человека и сохранение человеческого достоинства. Все вышеназванные меры только тогда получали стабильность, когда находились в лоне демократического политического режима, который создавал и сохранял оптимальность взаимоотношений между государством и личностью, т.е. то, к чему в целом стремилось гарантийное государство. Данный раздел в учении о гарантийном государстве составлял праксеологию государства, или, другими словами, программно-практическую часть учения о государстве.

Похожие работы