Публикации

Представительство: понятие и виды

 Курсовая работа по гражданскому праву на тему: Представительство: понятие и виды 

План

Введение

Глава 1. Понятие и признаки представительства

  • Что есть представительство?
  • Признаки гражданско-правового представительства
  • Представительство как межотраслевой институт
  • Основания представительства

Глава 2. Виды представительства

  • Обязательное (законное) представительство
  • Добровольное представительство
  • Коммерческое представительство
  • Представительство юридических лиц
  • Общественное представительство

Заключение

Введение

Субъекты правоотношений (и не только гражданско-правовых) не всегда могут принимать в них участие самостоятельно и лично (отсутствие дееспособности, болезнь, невозможность выехать в то место, где совершается сделка, и т.п.). Это вызывает необходимость появления у участника правоотношения помощника — представителя.

Слова «представитель» и «представительство» широко применяются в разговорной речи и деловой переписке. Эти термины и понятия употребляются в различных отраслях права, однако в эти понятия вкладывается далеко не одинаковый смысл. В словаре русского языка слово «представительство» употребляется в трех значениях: I) выполнение обязанностей представителя, представительство чьих-либо интересов, выражение чьих-нибудь взглядов; 2) учреждение, представляющее чьи-нибудь интересы; 3) право, порядок выбора представителя в какие-нибудь органы[1]. Как видно, употребление слова «представительство» многозначно. При этом надо иметь в виду, что в словаре в полном объеме не учитывается употребление слов в специальном значении.

В словаре современного русского литературного языка слово «представитель» выражает четыре смысловых значения, притом употребление его как лица, действующего по поручению кого-либо, представляющего кого-либо, чьи-либо интересы, имеет четыре смысловых оттенка[2].

Институт представительства исторически сложился в гражданском праве. Однако в ходе дифференциации единой системы права и выделения из гражданского права в самостоятельные отрасли гражданоко-процессуального, трудового, семейного права, нормы о представительстве сохранились, а в ряде случаев получили специфические особенности в соответствующих отраслях законодательства. Это обстоятельство следует учитывать при анализе источников права, регулирующего представительство.

Представительство имеет давнюю историю. В Древнем Риме на основании договора поручения (mandatum) мандатарий (поверенный) мог в интересах другого лица (доверителя) совершать сделки, выполнять процессуальные действия и пр. Углубленное развитие институт представительства получил в XIX–XX веках в связи с усложнением правоотношений вообще и гражданско-правовых в частности.

Сфера применения представительства достаточно широка. Представители традиционно действуют от имени недееспособных и больных граждан, а также от имени юридических лиц. Изменения, происшедшие в последние годы в общественной и хозяйственной жизни страны, существенно расширили сферу применения представительства. Например, патентный поверенный ведет дела любых лиц по получению и поддержанию в силе охранных документов на изобретения, полезные модели и т.п.; брокеры действуют на биржах от имени и за счет клиентов. Представители могут защищать личные неимущественные права, например они часто ведут дела о защите достоинства, чести и деловой репутации.

Потребность в представительстве возникает как в силу объективных причин (отсутствие дееспособности физического лица), так и по субъективным причинам (отсутствие знаний, опыта, времени). Юридические лица всегда осуществляют свою деятельность через представителей: органы управления, руководителя или иных уполномоченных лиц.

Но не все сделки могут быть совершены через представителя. Не допускается совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично, а равно других сделок, указанных в законе (Так, например, только лично, а не через представителя заключаются браки между гражданами[3]).

Глава 1. Понятие и признаки представительства

Что есть представительство?

Представительством называется совершение одним лицом (представителем) на основании имеющихся у него полномочий сделок и иных юридических действий от имени другого лица (представляемого), в результате чего права и обязанности возникают, изменяются и прекращаются непосредственно у представляемого.

Сфера применения представительства охватывает широкий круг отношений, регулируемых гражданским правом.

Институт представительства способствует более полному осуществлению прав и обязанностей граждан и юридических лиц, особенно, в тех случаях, когда они в силу тех или иных обстоятельств не могут лично совершать сделки и иные юридические действия (например, в связи с отсутствием гражданской дееспособности).

Представляемыми и представителями могут быть граждане и юридические лица.

Представляемый — лицо, которое дает другому лицу (представителю) полномочия на совершение от имени и в интересах представляемого определенных юридических действий.

Представляемыми могут быть как дееспособные, так и недееспособные граждане. Но если дееспособные граждане сами избирают себе представителей, то недееспособным гражданам представители назначаются в установленном законом порядке.

Юридическое лицо может быть представляемым с момента его создания.

Представитель — лицо, которое совершает в пределах представленных ему полномочий юридические действия от имени и в интересах представляемого.

Представитель должен обладать гражданской дееспособностью в полном объеме.

Сделки — наиболее распространенное юридическое действие, совершаемое представителем. Кроме того, он вправе совершать и другие юридические действия (например, предъявлять иски, выступать в судебном процессе в защиту прав и интересов представляемого и т.д.).

Законом предусмотрены некоторые ограничения в праве представительства. Так, представитель не может совершать сделки и другие юридические действия от имени представляемого в отношении себя лично или другого лица, представителем которого он одновременно является. Не разрешается также совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично (например, нельзя вступить в брак через представителя). Не могут быть представителями в суде прокуроры, следователи, судьи за исключением случаев, когда они участвуют в процессе в качестве законных представителей или представителей прокуратуры либо суда как юридических лиц.

Юридическое лицо может быть представителем гражданина или другого юридического лица, если это право предусмотрено законом или соответствует характеру его уставной деятельности.

Представителя не следует смешивать с посредником. В отличие от представителя посредник не заключает сделку, а лишь своими советами, консультациями способствует ее заключению. Волеизъявление, необходимое для заключения сделки, от посредника не исходит.

Представителя следует также отличать от органа юридического лица, который действует в составе юридического лица, является его неотъемлемой частью.

Таким образом, представительство как институт гражданского права характеризуется следующими особенностями:

во-первых, представительство — это правоотношение, в силу которого представитель совершает юридические действия не от своего имени, а от имени и в интересах представляемого;

во-вторых, представитель, осуществляя права и обязанности представляемого, действует в пределах полномочий, выраженных в доверенности, административном акте или в законодательстве;

в-третьих, у представителя никаких прав и обязанностей из совершенных им юридических действий не возникает. Правовые последствия юридических действий представителя наступают для представляемого, у которого непосредственно возникают, изменяются и прекращаются права и обязанности[4].

Имеющиеся в литературе высказывания относительно юридической природы представительства можно подразделить на две основные концепции: концепция «действия» и концепция «правоотношения».

Концепция «действия», обоснованная В. А. Рясенцевым и разделяемая целым рядом ученых, трактует представительство как совершение сделок и иных юридических действий одним лицом — представителем в пределах полномочия от имени другого лица — представляемого[5]. Аргументируя данную концепцию, В. А. Рясенцев указывает, что «правоотношение между представляемым и представителем («внутреннее») является лишь одной из предпосылок представительства..., но само в состав представительства не входит«[6].

При понимании представительства как правоотношения «предпосылка представительства отождествляется с самим представительством». Представительство налицо лишь тогда, когда представитель действует.

Не ясно, однако, что подразумевается под составом представительства. Если представительство—это деятельность по осуществлению полномочия, то получается, что внутреннее правоотношение не входит в состав этой деятельности. Но правоотношение и не может входить в состав деятельности, напротив, деятельность может составлять содержание последнего. Если же представительство рассматривать как единство правоотношений, необходимых и достаточных для достижения цели представительства, то внутреннее правоотношение, напротив, входит в состав представительства, хотя наличия этого правоотношения еще не достаточно для достижения цели представительства, ибо полномочие реализуется по отношению к третьим лицам.

Возникновение прав и обязанностей между двумя субъектами при реализации их по отношению к третьему характерно не только для представительства. Так, субъектами договора комиссии являются комитент и комиссионер, а основные их права и обязанности реализуются в правоотношении между комиссионером и третьим лицом, с которым заключается сделка, предполагая тем самым реализацию и комиссионного правоотношения. Из этого, однако, не следует, что комиссия — это только деятельность комиссионера, а правоотношение между комитентом и комиссионером — лишь предпосылка комиссии.

Вообще, при рассмотрении представительства только как деятельности по совершению сделок невозможно разграничить представительство и сделку, совершаемую от имени представляемого, ибо выражение «совершение сделки» и термин «сделка» тождественны по содержанию. Видимо, это тождество и посудило А. П. Ромашке определить представительство как сделку, совершаемую представителем[7]. Очевидно, однако, что сделка, совершенная представителем, и само представительство — не тождественные понятия.

Изложенное свидетельствует о том, что концепция «действия» не раскрывает должным образом юридическую сущность представительства. Думается, что В. А. Рясенцев более прав в ранней своей работе, определяя представительство как правоотношение[8].

Наиболее правильной представляется концепция «правоотношения», сторонники которой рассматривают представительство как правоотношение, в силу которого правомерные юридические действия, совершенные одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого), непосредственно создают, изменяют или прекращают для последнего гражданские права и обязанности[9]. Деятельность представителя осуществляется в силу имеющегося у него полномочия и порождает непосредственные правовые последствия для строго определенного лица — представляемого, что предполагает наличие правоотношения по представительству, в рамках которого полномочие возникает и реализуется[10].

Признаки гражданско-правового представительства

Необходимым и специфическим признаком гражданско-правового представительства является выступление одного лица от имени другого.

Выступление от имени другого лица являет собой:

1) действие правомерное и направленное на возникновение определенных юридических последствий (сделка или иное целенаправленное действие);

2) действие, посредством которого приобретаются и осуществляются права и обязанности другого лица (представляемого);

3) действие, совершаемое в интересах представляемого;

4) действие, порождающее непосредственный правовой результат для представляемого; 5) действие, совершаемое по отношению к третьим лицам;

6) действие, совершаемое при осведомленности третьих лиц о представительном характере действия.

Таким образом, выступление от имени представляемого—это правомерное действие представителя, совершаемое в интересах представляемого по отношению к третьим лицам, осведомленным о представительном характере действия, и направленное на приобретение или осуществление прав и обязанностей представляемого с непосредственным правовым результатом для последнего. Иными словами, представительство в гражданском праве характеризуется полным замещением представляемого представителем в процессе совершения тех или иных юридических действий.

Гражданско-правовое представительство связывает воедино трех самостоятельных субъектов: представляемого, чьи права и обязанности устанавливаются или осуществляются представителем, представителя, который эти права и обязанности устанавливает или осуществляет, и третье лицо, непосредственно по отношению к которому они устанавливаются или осуществляются.

В этом плане представительство выступает как средство «юридической трансмиссии прав и обязанностей между представляемым и третьим лицом», т. е. как средство организации, упорядочения (возникновения, изменения или прекращения) определенного правоотношения между представляемым и третьим лицом.

Отношения по представительству не являются имущественными, ибо не опосредуют отношения собственности ни в статике, ни в динамике. Через посредство представителя устанавливаются и осуществляются как имущественные, так и неимущественные правовые связи. Неимущественный характер полномочия (основного элемента содержания представительства), данного на приобретение прав и обязанностей представляемого, очевиден. Но правоотношение представительства, вопреки имеющемуся в литературе мнению, не становится имущественным и в случае, когда полномочие дано на осуществление имущественных прав или обязанностей[11]. Имущественное право, обязанность представляемого и полномочие на их осуществление не тождественны: последнее представляет собой возможность осуществить первое. На неимущественный характер полномочия указывает и то, что и при осуществлении имущественного права (обязанности) представляемого полномочию не соответствует какая-либо имущественная обязанность (право) ни представляемого, ни третьего лица. Сама по себе связь неимущественных прав и обязанностей, составляющих юридическое содержание правоотношения представительства, с правоотношениями имущественными, выражающаяся в том, что в силу полномочия представитель приобретает и осуществляет имущественные права и обязанности представляемого, не превращает неимущественные правовые связи в имущественные.

Будучи неимущественным гражданским правоотношением, представительство характеризуется тем, что в результате его реализации происходит «организация» (возникновение, изменение, прекращение) других правоотношений (между представляемым и третьим лицом), что позволяет отнести его к числу организационных правоотношений[12].

Представительство как межотраслевой институт

Институт представительства известен ряду отраслей права и праву международному, в связи с чем его иногда называют межотраслевым институтом. Однако в правовой науке представительство не получило своего развития в виде общего юридического понятия. В общей теории права категория представительства не рассматривается.

К межотраслевым признакам представительства можно отнести следующие:

1) институт представительства регулирует отношения, в рамках которых одно лицо (представитель) оказывает юридическое содействие другому (представляемому) в приобретении и реализации субъективных прав и обязанностей последнего в его отношениях с третьими лицами;

2) такое содействие осуществляется в интересах представляемого;

3) сама возможность, содержание и пределы указанного содействия определяются полномочием — субъективным правом представителя;

4) в процессе осуществления полномочия представитель действует по отношению к третьим лицам;

5) в результате осуществления полномочия для представителя не возникает правовых последствий по отношению к третьим лицам.

Отсутствие общетеоретического понятия представительства и легального определения сущностных признаков представительства в отдельных отраслях права, кроме права гражданского, с одной стороны, многозначность этого слова в его обиходном словоупотреблении—с другой, обусловили то обстоятельство, что в различных отраслях права понятие представительства, обладая указанными общими признаками, в то же время имеет неадекватное содержание.

Термин, используемый для обозначения одного и того же понятия, должен быть однозначным. В связи с этим в литературе справедливо отмечается, что для обозначения не совпадающих между собой правовых понятий нельзя применять один и тот же термин. Однако на практике приходится считаться с тем, что в один и тот же термин в различных отраслях права законодатель и теория иногда вкладывают не тождественное содержание. Например, под членами семьи в семейном праве понимаются близкие родственники, в жилищном же и трудовом праве содержание термина «член семьи» намного шире. То же самое имеет место в отношении представительства.

Если в гражданском праве представительство связано с совершением юридических действий от имени представляемого, порождающих для него обязательные юридические последствия, то в уголовном и гражданском процессе представителями именуются также лица, которые оказывают представляемому юридическую помощь, действуя при этом от собственного имени, хотя и в интересах представляемого.

Чтобы распространять легальную дефиницию термина, имеющуюся в одной отрасли права, на другую, следует посмотреть, нет ли к этому каких-либо препятствий, установить, не придал ли законодатель в других отраслях права этому термину иное значение[13]. Между тем это не всегда учитывается исследователями представительства в различных отраслях права.

Обоснование наличия представительства в уголовном или гражданском процессе иногда строится исходя из специфического признака гражданско-правового представительства (выступление одного лица от имени другого с непосредственным правовым результатом для последнего) с возведением этого признака в ранг общего признака представительства безотносительно к его отраслевой принадлежности. Однако с этих позиций любая аргументация тезиса «адвокат—представитель потерпевшего в уголовном процессе» сводится на нет, ибо, выступая в защиту интересов, адвокат не совершает при этом юридических действий, порождающих непосредственные юридические последствия для потерпевшего, а действует от собственного имени. Представитель в гражданском процессе выступает от имени представляемого лишь в случаях, когда совершает юридические действия, порождающие для представляемого определенные процессуальные или материальные юридические последствия (предъявление или признание иска, заключение мирового соглашения и др.). Во всех иных случаях (составление процессуальных документов, выступление с речью в суде, обращение с вопросами к участникам процесса и др.) судебные представители действуют от собственного имени в интересах представляемых, оказывая последним квалифицированную юридическую помощь. Поэтому когда адвокат и истец (ответчик, третье лицо) действуют в процессе совместно и функции первого ограничиваются действиями по доказыванию, представительство в его гражданско-правовом смысле не имеет места. Таким образом, наличие представительства в уголовном и гражданском процессе можно обосновать лишь исходя из неадекватности значения, которое придается термину «представительство» в различных отраслях права. Конкретное содержание термина «представительство» определяется его отраслевой принадлежностью, целями и задачами представительства в той или иной отрасли права[14].

Значительное сходство признаков материального и процессуального гражданско-правовых институтов представительства нашло свое отражение в правовой науке: вопрос о том, следует ли рассматривать гражданско-процессуальное представительство как одну из разновидностей общегражданского представительства[15] или, наряду с последним, как самостоятельный вид представительства[16], является дискуссионным. Вопрос о соотношении общегражданского и судебного представительства должен решаться в зависимости от того, нормами какой отрасли права регулируются отношения по представительству. В связи с тем, что внутренние отношения представительства (между представителем и представляемым) в гражданском процессе регулируются нормами материального, а внешние (между представителем и судом, арбитражем) —нормами процессуального гражданского права, следует признать, что гражданско-процессуальное представительство являет собой институт, содержащий нормы и материального, и процессуального гражданского права. Судебное представительство, справедливо отмечают И. М. Ильинская и Л. Ф. Лесницкая, Включает в себя "материально-правовые и процессуально-правовые признаки, совокупность которых определяет содержание данного правового института, регулирующего как отношения между представителем и представляемым, так и отношения между представителем и судом«[17].

Общими признаками общегражданского и процессуального представительства являются гражданско-правовой характер внутренних правоотношений по представительству, возникновение их в основном в силу одних и тех же юридических фактов.

В то же время общегражданское представительство отличается от гражданско-процессуального рядом существенных признаков, и прежде всего целями и задачами. Если целью гражданско-правового представительства является установление, изменение и прекращение субъективных прав и обязанностей представляемого в его отношениях с третьими лицами, то цель судебного представительства — оказание помощи гражданам и организациям в осуществлении ими процессуальных прав и содействие осуществлению правосудия по гражданским делам. Отсюда вытекает второе существенное отличие общегражданского представительства от процессуального: первое всегда предполагает выступление представителя от имени представляемого, для второго же характерна необязательность элемента замещения. Процессуальный представитель может действовать как вместо представляемого, так и наряду с ним, выступая от собственного имени. Кроме того, процессуальное представительство отличается от общегражданского по отраслевой принадлежности внешних правоотношений представительства, по способу установления содержания полномочия, по видам представительства и др. Изложенное предопределяет самостоятельный характер гражданско-процессуального представительства, содержащего, как было отмечено, наряду с процессуальными, и нормы гражданского права.

Основания представительства

Юридические факты, являясь реально существующими фактами, оказывают воздействие на общественные отношения. Норма права воздействует на поведение человека через посредство юридических фактов. Связывая с предусмотренными законом фактами возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, закон тем самым воздействует на регулируемые им общественные отношения. Права и обязанности не могут возникать непосредственно из закона. Юридическими фактами являются события, действия людей, с которыми норма права связывает возникновение прав и обязанностей, т.е. наступление определенных последствий.

В юридической литературе к основаниям представительства относят те юридические факты, с которыми закон связывает признание одного лица представителем другого лица до начала его деятельности в качестве такового. Другими словами, все юридические факты, которые дают основание рассматривать одно лицо представителем другого лица, являются основаниями представительства. Подобное определение не дает четкого разграничения

между основаниями представительства и полномочия. Основания представительства (договор поручения, трудовой договор) нельзя смешивать с основаниями полномочия (доверенность), так как они могут и не совпадать[18].

Классификация фактов, с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, проводится по признаку отношения их к воле человека. Юридические факты в зависимости от наличия в них проявления воли распадаются на две группы: юридические события и юридические действия. Последние в свою очередь от направленности воли подразделяются на юридические акты (воля специально направлена на порождение правовых последствий) и юридические поступки. Неволевой характер события нельзя понимать упрощенно, в том смысле, что оно вообще никогда не вызывается деятельностью человека. Волевые акты могут служить причиной не только совершения действий, но и наступления событий. Эта классификация является отправным моментом в определении сущности и юридической природы каждого отдельного юридического факта[19].

Похожие работы