Публикации

Наркотические средства и преступления на их основе в законодательстве РБ

 Курсовая работа по праву на тему: Наркотические средства и преступления на их основе в законодательстве РБ 

План

Введение
1. История развития уголовного законодательства о преступлениях против здоровья населения
2. Хищение и незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров
3. Иные преступления, совершаемые путем нарушенияпорядка обращения наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров
4. Судебная практика
5. Судимость за преступления, связанные с наркоманией и незаконным оборотом наркотических средств
Заключение
Задачи
Список используемой литературы

Введение

С 1 января 2001 года вступил в силу новый Уголовный кодекс Республики Беларусь, который был принят Палатой Представителей 2 июня 1999 года, одобрен Советом Республики 24 июня 1999 года и подписан президентом Республики Беларусь 9 июля 1999 года. Принятие нового Уголовного кодекса является результатом огромной работы по реформе законодательства, призванного обеспечивать борьбу с преступностью в современных экономических и социально-политических условиях жизни нашего общества. Основополагающим принципом построения нового Уголовного кодекса является приоритет общечеловеческих ценностей, максимальное обеспечение охраны человека от преступных посягательств. Не случайно на первом месте в Особенной части расположены такие разделы, как «Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления» и «Преступления против человека».

В новом Уголовном кодексе в главе 13 «Преступления против здоровья населения» указаны статьи предусматривающие ответственность за преступлениия, совершаемые путем нарушения порядка обращения наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Наркотики, добываемые из растений, несут и благо и зло. Они помогают больным, но они же и убивают. К сожалению, человек устроен так, что благо, данное ему природой, он чаще всего из-за духовной нищеты превращает во зло.

Сегодня мир столкнулся именно с обратной стороной медали. Употребление наркотических средств ежегодно уносит жизни сотен и сотен тысяч жителей планеты. Беларусь, к сожалению, в стороне от проблемы мирового масштаба не осталось.

То, что в недавнем прошлом культивировалось, как правило, в богемных кругах общества, сегодня стало достоянием улицы. Если еще недавно их потребляли десятки, то сегодня счёт идет на тысячи, а то и десятки, даже сотни тысяч.

В последние годы стало очевидно, что нашей республике этой проблемы не избежать. Закрыть на нее глаза не значит решить. Невозможно не видеть, не понимать очевидного в опасности генофонд нашей страны. Мало того, что население Беларуси по естественным причинам из года в год сокращается на целый городок районного масштаба, так тут еще и наркотики. Причём их потреблению подвержена в основном молодежь, которая призвана давать здоровое и полноценное потомство. По данным Могилёвской области, наркотики употребляют молодые люди и подростки от 15 до 22 лет. То, что количество наркоманов увеличивается, видно уже по тому, что из года в год всё больше их ставится на учёт. Сегодня уже более 600. Это значит, что число людей, употребляющих наркотики, превышает, как минимум, 6000 человек.

Последние события в Афганистане позволили перекрыть канал поступления героина. Но остаются экстракционный опий и различные синтетические наркотики, изготовление и реализация которых достигли в последнее время существенного размаха.

Для решения проблемы наркомании законодатель предусмотрел 8 статей в уголовном кодексе, предусматривающих ответственность за незаконные деяния связанные с наркотическими средствами , психотропными веществами и прекурсорами.

На протяжении последних 6 лет с тех пор, как при УВД Могоблисполкома был создан отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Ведется серьёзная борьба с наркоманами и наркосбытчиками.

В Уголовном кодексе Республики Беларусь глава 13 «Преступления против здоровья населения» занимает особое положение, так как жизнь и здоровье человека — наивысшая ценность. Именно об этой главе и пойдет речь в моей курсовой работе.

1. История развития уголовного законодательства о преступлениях против здоровья населения

В основу конструирования ныне закрепляемой в УК РФ системы преступлений против здоровья положен принцип дихотомии, в соответствии с которым все они подразделяются на две разновидности: связанные с наркотическими, сильнодействующими или ядовитыми веществами и не связанные. Если сравнивать ранее действующие уголовно-правовые нормы, посвященные вопросам ответственности за первую разновидность, то в наиболее полном объеме они были изложены в УК РСФСР 1960 года. Но это вовсе не значит, что до этого они не считались уголовно наказуемыми. Еще в Уложении о наказаниях в главе «О преступлениях и поступках против постановлений, ограждающих народное здравие» имелось особое отделение, именуемое «О нарушении правил, установленных для продажи, хранения и употребления веществ ядовитых и сильнодействующих». Расширив основания ответственности (продажа лицам, не имеющим право на покупку, сильнодействующих или ядовитых веществ, незаконное их приобретение, нарушение правил приготовления или торговли азотной кислотой), Уголовное Уложение 1903 года дифференцировало санкции в зависимости от признаков субъекта преступления, выделив специально три статьи. В одной из них криминализировалось нарушение правил хранения, отпуска или использования такого рода средств ответственным лицом аптек и производств; в другой — лицом, имеющим право их использовать; в третьей предусматривалась ответственность лиц, виновных в хранении для продажи или в продаже сильнодействующих и ядовитых веществ без лицензии или с нарушением ее условий [ 8, стр.422].

В отличие от Уголовного Уложения, УК РСФСР 1922 года упоминал о наказуемости лишь «приготовления ядовитых и сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то права». Аналогичным образом был решен вопрос о предмете преступления и разработчиками УК РСФСР 1926 года, которые, тем не менее, сочли необходимым расширить признаки объективной стороны состава, включив в нее действия, как по приготовлению, так и по хранению и сбыту сильнодействующих веществ. Постановление ВЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1936 г., которое имело в виду еще более узкое понятие предмета преступления — не любые, а только ядовитые сильнодействующие вещества, ввело ответственность и за их производство, хранение, отпуск и перевозку. В период действия УК РСФСР 1926 года был принят ряд международных документов, касающихся незаконного обращения с наркотическими средствами:

Женевская конвенция об ограничении производства и о регламентации распределения наркотических средств (1931 г.); Конвенция по борьбе с незаконным оборотом вредных лекарственных веществ (1936 г); Протокол о внесении изменений в соглашения, конвенции и протоколы о наркотических средствах (1946 г.). Парижский про­токол о международном контроле за лекарственными веществами, не подпадающими под действие конвенции от 13 июля 1931 года, (1948 г.). Протокол об ограничении и регламентации культивирования растений мака (производства опиума, международной и оптовой торговли им и его употреблении) (1953 г). Это побудило законодателя не только дополнить действующее законодательство (в 1934 году был установлен запрет на «посев мака и индийской конопли, за исключением тех посевов, урожаи которых идут исключительно на покрытие медицинских и научных потребностей Союза ССР», и установлена соответствующая уголовная ответственность), но и переосмыслить систему преступлений против здоровья населения при разработке УК РСФСР 1960 года. Особенностью этого закона было то, что он, предусматривая составы преступлений, непосредственно связанные с незаконным обращением наркотиков, изготовлением, приобретением, хранением, перевозкой, сбытом, а равно посевом и выращиванием запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические вещества, вообще умалчивал о наказуемости соответствующих действий в отношении сильнодействующих и ядовитых веществ. Лишь в 1974 году была сформулирована норма, согласно которой в качестве преступного надлежало квалифицировать незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку и сбыт сильнодействующих, а также ядовитых веществ. Позднее статьи, непосредственно касающиеся признаков наказуемости деяний, связанных с наркотиками, сильнодействующими и ядовитыми веществами неоднократно изменялись и дополнялись.

В несколько ином направлении шло развитие уголовно-правовых норм об ответственности за деяния, не связанные с такого рода веществами, в том числе тех из них, которые в Уставе благочиния (подписанном Екатериной II в 1782 году) были впервые объединены в группу «преступления против общенародного здравия» и названы: «разнос заразы» и «продажа испорченного припаса пропитания». Уголовное Уложение 1903 года также считало подобного рода действия посягательствами на здоровье население. В этой связи были сконструированы конкретные статьи, санкции которых содержали суровые меры наказания за изготовление, хранение для продажи или продажу, например, «съестных припасов или напитков, вредных для здоровья или испортившихся», «посуды, выделанной из вредных для здоровья материалов», «предметов потребления или домашнего обихода, окрашенных ядовитыми красками материи, обоев, бумаги, папки, свечей, игрушек и т. п., запрещенных в торговом обороте», "печеного хлеба с примесью пище непригодных веществ«[ 8, стр.427]

Преступления против здоровья населения и общественной нравственности впервые в УК РФ выделены в самостоятельную главу. До этого данные преступления входили в главу «Преступления против общественного порядка, общественной безопасности и здоровья населения». Собственно говоря, глава о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности и в настоящий момент является составной частью раздела IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Таким образом, родовым объектом рассматриваемых в настоящей главе преступлений являются общественная безопасность и общественный порядок.

Видовой объект определен в названии главы: здоровье населения и общественная нравственность.

По признакам группового объекта все преступления, расположенные в настоящей главе, можно разделить на две группы.

1.Преступления против здоровья населения. Их можно разбить на две подгруппы:

а) преступления против здоровья населения, связанные с незаконным оборотом наркотических, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ (ст. 228–234);

б) иные преступления против здоровья населения (ст. 235–239).

2. Преступления против общественной нравственности (ст. 240— 245).

Общественная опасность данных преступлений велика. Наркомания — это тяжелейший недуг современного мира. Растущее потребление наркотических и психотропных веществ, прежде всего, увеличивает количество тяжелейших нейропсихических заболеваний. Так, в США в конце 70–80-х годов число лиц, страдающих неизлечимыми болезнями вследствие употребления героина, превышало 180 тыс. человек, марихуаны — более 12 млн.

Наркомания — одно из явлений, связанных с преступностью. Во-первых, с целью завладения наркотиками или денежными средствами для их приобретения совершаются тяжкие корыстные и корыстно-насильственные преступления. Во-вторых, часто совершаются преступления под воздействием наркотиков. Наконец, взаимосвязь наркомании и преступности проявляется в совершении противоправных действий, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Наркобизнес — это одно из самых опасных явлений современной преступности.

Наркомания — одно из явлений, связанных с преступностью. Во-первых, с целью завладения наркотиками или денежными средствами для их приобретения совершаются тяжкие корыстные и корыстно-насильственные преступления. Во-вторых, часто совершаются преступления под воздействием наркотиков. Наконец, взаимосвязь наркомании и преступности проявляется в совершении противоправных действий, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Наркобизнес — это одно из самых опасных явлений современной преступности [ 8, стр. 430].

Таким образом, групповым объектом данного преступления является здоровье населения, нарушаемое с потреблением наркотических и психотропных препаратов.

Данная группа преступлений выделяется в самостоятельную по признакам предмета: наркотические средства и психотропные вещества. Поэтому прежде чем перейти к анализу конкретных составов преступлений, связанных с оборотом наркотиков, определимся с понятием предмета данных преступлений.

Наркотические средства и психотропные вещества обладают двумя признаками. Первый признак — медицинский (биологический, фармакологический). Суть его заключается в фармакологических свойствах данных веществ, механизме, эффекте их воздействия на человеческий организм. С медицинской точки зрения наркотическими признаются одурманивающие средства. Однако таким воздействием обладают не только наркотические средства и психотропные вещества, но и целый ряд других: этиловый спирт, никотин и т. д., пристрастие к табаку и ряд других токсикоманий. Поэтому следует обратиться к юридическому признаку.

С юридической точки зрения наркотическими средствами и психотропными веществами считаются такие одурманивающие вещества, которые признаны в качестве таковых официальными органами и взяты ими под контроль.

Поскольку преступления, связанные с оборотом наркотиков, имеют международный характер, понятие и перечень наркотических средств определяется, как уже отмечалось, прежде всего, в документах международного права. В данный момент Российская Федерация подписала и ратифицировала: Единую конвенцию о наркотических средствах 1961 г. с поправками, внесенными Протоколом 1972 г, о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах; Конвенцию о психотропных веществах 1971 г.; Конвенцию ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.

Единая конвенция 1961 г. содержит Списки I–IV, включающие в себя перечень наркотических средств, в том числе препараты, находящиеся под международным контролем. Конвенция 1971 г. — Списки I–IV, включающие перечень психотропных веществ. Наконец, Конвенция 1988 г. содержит Таблицы I и II, часто используемые при изготовлении наркотических средств и психотропных веществ и потому нуждающиеся в международном контроле [ 8, стр.434].

Однако государственный суверенитет предполагает, что международные обязательства выполняются путем принятия нормы национального законодательства. На территории России право признания того или иного вещества наркотическим или психотропным предоставлено Постоянному комитету по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения и медицинской промышленности России.

В настоящий момент на территории страны действуют три таких списка.

Перечень № 1 является сводным списком наркотических средств, отнесенных к таковым Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г. и приказами соответствующих министерств России. Данный Перечень включает 240 наименований веществ синтетического и природного происхождения, в том числе лекарственных препаратов и растений.

Перечень № 2 содержит список тех наркотических средств, которые одновременно отнесены к лекарственным.

В Перечень № 3 включены наркотические средства, запрещенные для применения на людях и производства, в том числе посевов и выращивания.

Перечень данных веществ меняется и дополняется Постоянным комитетом с периодичностью примерно раз в год.

Высшая судебная инстанция страны, обобщая судебную практику по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами, отметила, что для определения вида средства и вещества (наркотическое, сильнодействующее или ядовитое), их названий, свойств, а также для установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические средства, требуются специальные познания, в связи, с чем суды должны располагать экспертным заключением, полученным в соответствии с методиками, утвержденными Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве России[ 8,стр. 436].

В данное время на территории Республики Беларусь действуют следующие списки:

1. Перечень наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном обороте, с их количественными оценками. Данный перечень утвержден постановлением Совмина Республики Беларусь от 24.11.2000г. № 1785

2. Республиканский перечень наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.Данный перечень утвержден постановлением Минздрава Республики Беларусь от 03.05.2000г. № 11

2. Хищение и незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров

В отличие от УК 1960 г. новый уголовный закон расширил перечень веществ, являющихся предметом этого преступления. В него вошли также психотропные вещества и прекурсоры. В данной части статья 327 не имеет обратной силы. Поэтому похищение психотропных веществ и прекурсоров, совершенное до дня введения в действие нового Уголовного кодекса, следует квалифицировать по статьям о преступлениях против собственности, конечно, с применением в этом случае правил об обратной силе уголовного закона.

В примечании к статье 327 указано, что наркотическими средствами, психотропными веществами, а также веществами, используемыми при изготовлении наркотических средств и психотропных веществ (прекурсорами), в статьях Уголовного кодекса понимаются средства и вещества, а также препараты, их содержащие, включенные в перечень наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, находящихся под контролем в Республике Беларусь.

Статья 327 дифференцирует ответственность за данное преступление в зависимости от формы хищения и обстоятельств, отягчающих ответственность.

Основной состав хищения наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров в форме кражи, грабежа, мошенничества или использования компьютерной техники предусмотрен частью 1 статьи 327, в форме злоупотребления служебными полномочиями, присвоения или растраты — частью 2 этой статьи, а в форме разбоя или вымогательства — частью 3 данной статьи[ 2, стр. 446].

В соответствии с частью 2 статьи 327 ответственность за хищение наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров в форме кражи, грабежа, мошенничества или использования компьютерной техники усиливается, если оно совершено:

1) повторно;

2) группой лиц ;

3) лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные статьями 328, 329 и 331.

В силу части 3 статьи 327 ответственность еще более возрастает, если хищение наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров в любой из указанных форм, за исключением разбоя и вымогательства, в том числе при наличии указанных отягчающих обстоятельств, совершено организованной группой либо крупном размере.

В соответствии с рекомендациями Верховного Суда Республики Беларусь при определении крупного размера данных средств и веществ необходимо иметь в виду только их количество (объем, вес и т.д.), по и свойства, характеризующие степень их воздействия на организм человека [ 6, стр. 139-143].

Совершение данного преступления характеризуется с субъективной стороны умышленной формой вины в виде прямого умысла. Обязательный признак хищения прекурсоров цель:

изготовление наркотических средств или психотропных веществ. Если виновный похищает прекурсоры с иной целью (с целью последующей продажи и др.), содеянное им является преступлением против собственности (хищением) и подлежит квалификации по статьям главы 24.

Изъятие признака насилия, не опасного для жизни и здоровья, из числа признаков квалифицированного грабежа и перевод его в состав разбоя повлекли подключение этого признака и в часть 2 статьи 327 (в ч.2 ст.219’’ УК 1960 г. он имелся). Как следствие такого законодательного решения, новый уголовный закон в этой части не имеет обратной силы. К указанным действиям, совершенным до дня введения в действие Уголовного кодекса 1999 г., должен применяться УК 1960 г. (ч.2 ст.2192).

В сравнении с УК 1960 г. смягчена наказуемость хищения наркотических средств, предусмотренного частями 1 и 3 статьи 327. В этой части новый уголовный закон имеет обратную силу. Наказуемость хищения наркотических средств, предусмотренного частью 2 данной статьи, не изменилась[ 2, стр. 447 ].

Статья 328 «Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров» влечет уголовную ответственность за действия, которые были предусмотрены статьями 219′ и 219«1 УК 1960 г. (были введены в пего в 1974 г.).

В статье 328 содержится исчерпывающий перечень незаконных альтернативных действий с наркотическими средствами, психотропными веществами и прекурсорами, влекущих ответственность по данной статье Уголовного кодекса:

1) изготовление — части 1 и 2;

2) переработка — части 1 и 2;

3) приобретение — части 1 и 2;

4) хранение — части 1 и 2;

5) перевозка — части 1 и 2;

6) пересылка — части 1 и 2;

7) сбыт — часть 2.

В отличие от УК 1960 г. новый уголовный закон расширил перечень веществ, являющихся предметом этого преступления. В него включены также психотропные вещества и прекурсоры. В данной части статья 328 не имеет обратной силы. Поэтому совершение указанных действий с психотропными веществами и прекурсорами до дня введения в действие нового Уголовного кодекса не образует состава преступления и не подлежит уго­ловной ответственности[ 2, стр. 448 ].

В перечне незаконных действий с указанными средствами и веществами появилось такое действие, как переработка указанных средств и веществ (УК 1960 г. не упоминал об этом действии). Такая новелла в УК 1999 г. не означает криминализации переработки наркотических средств, поскольку в рамках УК 1960 г. переработка оценивалась как изготовление наркотических средств (см. п. З постановления .№ 13 Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О судебной практике по делам о хищении наркотических средств, а также незаконном изготовлении, распространении и других противоправных действиях, связанных с наркотическими средствами» от 18 декабря 1992 г.).

Ответственность за указанные действия в статье 328 дифференцируется в зависимости от наличия или отсутствия цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров.

Так, часть 1 данной статьи предусматривает ответственность за их совершение без цели сбыта. В соответствии с частью 2 статьи 328 ответственность за совершение этих же) действий наступает при условии наличия цели сбыта. Здесь же в этот пере­чень включается и сам сбыт таких средств и веществ.

Обязательным признаком, характеризующим субъективную сторону указанных незаконных действий с прекурсорами, предусмотренных частями 1 и 2 данной статьи, является цель:

изготовления наркотических средств или психотропных веществ. Если любое из указанных выше действий с прекурсорами осуществлялось в иных целях (продажи, изготовления веществ не являющихся наркотиками пли психотропными веществами, и др.), оно не может влечь ответственности по статье 328.

Ответственность за действия, предусмотренные частью 2 этой статьи, повышается при наличии отягчающих обстоятельств, являющихся альтернативными, которые указывают на совершение этого преступления:

1) повторно;

2) группой лиц;

3) должностным лицом (см. ч.4 ст. 4) с использованием своих служебных полномочий;

4) лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные статьями 327, 328 и 331 (так называемая специальная повторность — см. ч. 2 ст. 41);

5) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере [ 2, стр. 449 ]

В соответствии с частью 3 статьи 32М отягчающим обстоятельством, еще более усиливающим наказуемость преступления, предусмотренного частями 2 ч 3 данной статьи, является совершение его организованной группой (см. ст. 1У).

Новый уголовный закон сохранил поощрительную норму, имевшуюся в статье 2191 УК 1960 г. и предусматривавшую освобождение от уголовной ответственности и в случае деятельного раскаяния со стороны лица, совершившего преступление. В УК 1999 г. эта норма излагается иначе, нежели в примечании к статье 219′ УК 1960 г.

Так, в соответствии с примечанием к статье 328 лицо, совершившее данное преступление, освобождается от уголовной ответственности за него, если оно:

1) добровольно сдало наркотические средства, психотропные вещества или прекурсоры;

2) активно способствовало раскрытию или пресечению преступления, связанного с незаконным оборотом этих средств, веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем (выделено мной. — /А.Л.).

Добровольная сдача предмета преступления и активное способствование органам уголовного преследования являются обстоятельствами, служащими основанием освобождения от уголовной ответственности, за данное преступление, если они одновременно имелись в наличии. По УК 1960 г. для освобождения от уголовной ответственности достаточно было добровольной сдачи приобретенного, хранимого, перевезенного или пересланного наркотика. Иными словами, УК 1999 г. ввел новое, дополнительное обстоятельство, служащее основанием освобождения от уголовной ответственности (активное способствование органу уголовного преследования), и в этой части он не имеет обратной силы.

В то же время новый уголовный закон предусматривает освобождение от уголовной ответственности за; данное преступление вне зависимости от того, какое из семи указанных выше действий с наркотиками, психотропными веществами и прекурсорами было совершено лицом (в УК 1960 г. значились только четыре вида действий). В данной части УК 1999 г. имеет обратную силу.

Примечание к статье 328 не содержит нормы, имевшейся в примечании к статье 219′ УК 1960 г., в соответствии с которой лицо, добровольно обратившееся в медицинские учреждение за оказанием медицинской помощи в связи с потреблением наркотических средств в немедицинских целях, подлежало освобождению от уголовной ответственности за незаконные приобрете­ние, хранение, перевозку и пересылку наркотических средств (ст.ст.2195 и 2197 УК 1960 г.). В этой части новый уголовный закон, устраняющий такую возможность освобождения от уголовной ответственности, не имеет обратной силы. Лица, добровольно до дня введения в действие УК 1999 г. обратившиеся в медицинское учреждение за оказанием медицинской помощи в связи с потреблением наркотических средств в немедицинских целях, подлежат освобождению от уголовной ответственности в соответствии с частью 2 примечания к статье 219′ УК 1960 г. [ 2, стр.450 ].

3. Иные преступления, совершаемые путём нарушения порядка обращения наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров

Кроме хищения и незаконного обращения наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров уголовный закон предусматривает иные преступные деяния за которые установлена уголовная ответственность.

Статья 329 «Посев или выращивание запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества» объединила в себе положения статей 220 и 220′ УК 1960 г. (была введена в него в 1987 г.).

Предметом данного преступления являются сорта конопли (индийская конопля и др.), мака (масличный мак и др.) и другие растения, содержащие наркотические средства (кокаиновый куст и др.), запрещенные к возделыванию (см., например, постановление Совета Министров СССР «О запрещении посева и выращивания гражданами масличного мака» от 12 июня 1987г. № 695 и др.).

Данное преступление представлено в двух альтернативных формах:

1) посев растений, содержащих наркотические вещества и запрещенных к возделыванию;

2) выращивание таких растений.

Под посевом растений, содержащих наркотические вещества и запрещенных к возделыванию, понимается посев семян или высадка рассады на любых земельных участках, в том числе на пустующих землях. В данной форме преступление признается оконченным с момента посева независимо от величины площади и от последующего всхода либо произрастания растений. Выращиванием таких растений является уход (культивация, полив и т.п.) за всходами и посевами [6, стр. 143 ]

В соответствии с частью 2 статьи 329 обстоятельством, отягчающим ответственность, является совершение данного преступления:

1) повторно;

2) группой лиц;

3) лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные статьями 327, 328 и 331 (так называемая специальная повторность).

В соответствии с частью 3 статьи 239 отягчающим обстоятельством, еще более усиливающим наказуемость преступления, предусмотренного частями 2 и 3 этой статьи, является совершение его организованной группой (см. ст. 18).

Ввиду того, что в статью 329 не включена административная преюдиция, произошло расширение сферы применения уголовной ответственности за действия, предусмотренные статьей 220′ УК 1960 г. С учетом этого обстоятельства статья 329 в указанной части не имеет обратной силы. Другими словами, незаконные посев или выращивание масличного мака, а также конопли, кроме видов, указанных в части 1 статьи 220 УК 1960 г., совершенные впервые до дня введения в действие нового Уголовного кодекса, не влекут уголовную ответственность. Если в это же время (до дня введения в действие УК 1999 г.) имели место упомянутые действия, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения (административная преюдиция), виновный подлежит ответственности по статье 220′ УК 1960 г., а не статье 329 УК 1999 г.

Статья 330 «Нарушение, правил обращения с наркотическими средствами и психотропными веществами» коренным образом отличается от статьи 2196 УК 1960 г. (была введена в него в 1974 г.).

УК 1960 г. относил к предмету данного преступления только наркотические средства. Статья 330 устанавливает перечень предметов и веществ, являющихся предметом рассматриваемого преступления. В него наряду с наркотическими средствами включены также психотропные вещества, а равно вещества, инструменты или оборудование, используемые для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, нахо­дящихся под специальным контролем. В указанной части новый уголовный закон не имеет обратной силы.

О понятиях «наркотические средства и психотропные вещества, находящиеся под специальным контролем» см. комментарий к статье 327.

С объективной стороны англизируемое преступление может выражаться в нарушении правил обращения с такими средствами, веществами, инструментами или оборудованием в четырнадцати сферах деятельности (производство, переработка, хранение, учет, отпуск, реализация, распределение, перевозка, пересылка, приобретение, использование, ввоз, вывоз, уничтожение). Таким образом, УК 1999 г. по сравнению с УК 1960 г. впервые установил уголовную ответственность за нарушение правил переработки, реализации, распределения, использования, ввоза, вывоза и уничтожения таких средств, веществ, инструментов или оборудования. В данной части новый уголовный закон не имеет обратной силы [ 2, стр. 452 ].

Состав рассматриваемого преступления сформулирован как материальный. Само по себе нарушение указанных правил не влечет уголовной ответственности, если не наступили последствия, указанные в статье 330. Поскольку состав преступления, предусмотренного статьей 21911 УК I960 г., являлся формальным, (наступление последствий находилось за рамками состава преступления), новый уголовный закон в данной части имеет обратную силу. Это означает, что лицо, нарушившее правила производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств до дня введения в действие УК 999 г. не подлежит уголовной ответственности ни по статье 330 УК 1999 г., ни по статье 2l96 УК I960 г.

Указанные правила обращения с наркотическими средствами, психотропными веществами либо веществами, инструментами или оборудованием, используемыми для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, предусмотрены нормативными правовыми актами Республики Беларусь и СССР (например, Правила работы аптечных учреждений и предприятий, независимо от форм собственности (за исключением аптечных складов), и розничной реализации лекарственных средств и изделий медицинского назначения на территории Республики Беларусь, утвержденные приказом министра здравоохранения Республики Беларусь от 25 мая 1998 г. № 152, рег. № 2494/12 от 29 мая 1998 г. и др. Подробнее см.: Лукашов А.И., Саркисова Э.А. Вопросы применения уголовного закона в нормативных актах, документах и материалах. Мн.: «Репринт», 1998 С.345-362, 368. 369).

К альтернативным последствиям нарушения указанных правил статья 330 относит:

1) утрату названных средств, веществ или предметов;

2) расхищение таких средств, веществ или предметов.

Перечисленные последствия должны находиться в причинной связи с нарушением указанных правил.

В сравнении с УК 1960 г. усилена наказуемость данного преступления. С учетом отмеченного обстоятельства новый уголовный закон в данной части не имеет обратной силы [ 2, стр. 453 ].

Статья 331 «Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ и их препаратов» определяет основания и условия уголовной ответственности за действия, которые лишь отчасти были предусмотрены статьей 2194 УК 1960 г. (была введена в него в 1974 г.).

Предметом данного преступления являются наркотические средства и психотропные вещества.

О понятиях «наркотические средства» и «психотропные вещества» см. комментарии к статье 327.

УК 1960 г. не предусматривал уголовной ответственности за склонение к потреблению психотропных веществ. Поэтому в данной части новый уголовный закон не имеет обратной силы.

Склонение к потреблению указанных средств и веществ заключается в совершении любых действий, направленных на возбуждение у другого лица желания к их потреблению, выражающихся в применении насилия, обмана, ограничения свободы, истязания или издевательства над личностью, равно как и осуществленных посредством убеждения (уговоры, предложе­ния, дача советов и др [ 6, стр. 142 ]

В соответствии с частью 2 статьи 331 склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ и их препаратов влечет повышенную ответственность, если оно совершено:

1) в отношении двух или более лиц;

2) в отношении несовершеннолетнего;

3) с применением насилия;

4) лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные статьями 327, 328 и 329 (так называемая специальная повторность).

По смыслу закона действия субъекта в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет по склонению другого несовершеннолетнего к потреблению наркотического средства должны квалифицироваться по части 1 статьи 331.;

В сравнении с УК 1960 г. смягчена наказуемость склонения к потреблению наркотических средств, совершенного без указанных отягчающих обстоятельств. Поэтому в данной части новый уголовный закон имеет обратную силу. Напротив, усилена наказуемость склонения к потреблению наркотических средств, совершенного при наличии отягчающих обстоятельств, перечисленных в части 2 статьи 331. Ввиду этого в указанной части новый уголовный закон не имеет обратной силы.

Статья 332 «Организация либо содержание притонов для потребления наркотических или иных одурманивающих средства объединила близкие по содержанию нормы статей 2193 (была введена в него в 1974 г.) и 221 УК 1960г.

В УК 1960 г. в качестве предмета преступления значились наркотические средства (ст. 2193), а также лекарственные и другие средства, не относящиеся к наркотическим, вызывающие одурманивание (ч. З ст. 221). Включение в предмет этого преступления психотропных веществ (ст.332) не означает расширения сферы уголовной ответственности за данные действия. Дело в том, что психотропные вещества в период действия УК 1960 г. относились к категории «других средств, не относящихся к наркотическим, вызывающих одурманивание». Таким образом, можно констатировать, что изменение описания предмета преступления в новом уголовном законе не пов­лекло изменения его содержания [ 2, стр. 455 ].

Данное преступление может выражаться в следующих альтернативных формах:

1) предоставление помещений для потребления наркотических средств, психотропных веществ или других средств, вызывающих одурманивание,— часть 1;

2) организация притонов для потребления таких средств — часть 2;

3) содержание притонов для их потребления — часть 2.

Предоставить помещение для потребления наркотических средств, психотропных веществ или других средств, вызывающих одурманивание, — значит, отдать его в пользование другому лицу в указанных целях. Ответственность за предоставление помещений для таких целей наступает как при неоднократном, так и при разовом характере таких действий.

Предоставляемое помещение не должно быть притоном для потребления средств, вызывающих одурманивание. В противном случае такое предоставление притона является его содержанием.

Понятие притон в законе не раскрыто. Вместе с тем в части 2 статьи 332 указан характеризующий его признак — предназначенность для потребления средств, вызывающих одурманивание. С учетом сложившейся судебной практики под притоном следует понимать помещение или иное место, предназначенное или используемое для систематического потребления указанных средств различными лицами.

Организация притонов — деятельность по созданию, устройству помещений или иного места, предназначенных для систематического потребления указанных средств различными лицами. Содержание притонов — это владение помещением или иным местом, отвечающим признакам притона.

В сравнении с УК 1960г. смягчена наказуемость предоставления помещений для потребления наркотических средств, а также организации или содержания притонов: для потребления наркотических средств. В данной части новый уголовный закон имеет обратную силу [ 2, стр. 455-456 ].

В то же время имеет место усиление наказуемости предоставления помещений для потребления психотропных веществ, лекарственных или других средств, вызывающих одурманивание, а также организации или содержания притонов для их потребления. Несомненно, что и указанной части статья 332 не имеет обратной силы.

Статья 333 «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ предусматривает ответственность за действия, которые наказывались в соответствии с частью 1 статьи 219 УК 1960г.

Предмет данного преступления не изменился. К нему относятся сильнодействующие или ядовитые вещества, не являющиеся наркотическими средствами или психотропными веществами.

Состав данного преступления — формальный. С объективной стороны оно выражается и следующих альтернативных формах:

1) незаконные изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, — часть 1:

2) сбыт указанных веществ — часть 1;

3) хищение таких веществ путем кражи, грабежа, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники — часть 1;

4) хищение их путем разбоя или вымогательства — часть 2. Переработка веществ является разновидностью их изготовления, поэтому выделение ее наряду с другими незаконными действиями в диспозиции части 1 статьи 333 не означает криминализации данных действий. Они были и остались преступными.

В целях дифференциации ответственности хищения таких веществ в различных формах говорится не в одной, а в двух частях этой статьи. В этой связи было бы ошибочным относить состав хищения указанных средств путем разбоя или вымогательства (ч.2 ст.333) к числу УК квалифицированных составов преступления.

Ответственность за анализируемое преступление в первой и второй формах повышается, если указанные незаконные действия совершены:

1) повторно;

2) группой лиц.

Субъективная сторона незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Обязательный признак незаконных изготовления, переработки, приобретения, хранения, перевозки или пересылки таких веществ — цель. Она определена в части 1 статьи 333 как цель сбыта. Если указанные действия лица были продиктованы иными целями, они не могут влечь ответственности по статье 333.

В сравнении с УК 1960 г. усилена наказуемость данного преступления в первой и второй формах, в связи, с чем новый уголовный закон не имеет обратной силы.

Хищение сильнодействующих или ядовитых веществ по УК 1960г. влекло ответственность по статьям о преступлениях против собственности. Выделение в УК 1999г. самостоятельного состава хищения сильнодействующих или ядовитых веществ указывает на то, что в данной части статья 333 не имеет обратной силы. Поэтому хищение сильнодействующих или ядовитых веществ, совершенное до дня введения в действие нового Уголовного кодекса, следует квалифицировать по статьям о преступлениях против собственности, конечно, с применением в этом случае правил об обратной силе уголовного закона [ 2, стр. 457 ].

Статья 334 «Нарушение правил обращения с сильнодействующими и ядовитыми веществами» в основном сохраняет основания и условия ответственности за совершение данного преступления, предусмотренные частью 2 статьи 219 УК 1960 г.

Предмет рассматриваемого преступления не изменился. В него входят сильнодействующие или ядовитые вещества, не являющиеся наркотическими средствами или психотропными веществами.

Данное преступление выражается в нарушении правил обращения с сильнодействующими или ядовитыми веществами, а именно: правил приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки указанных веществ. Однако само по себе нарушение таких правил не является преступным. Состав преступления, предусмотренного статьей 334, сформулирован как материальный. Поэтому уголовная ответственность за нарушение правил обращения с сильнодействующими или ядовитыми веществами наступает лишь в том случае, когда оно повлечет одно из следующих последствий: их утрату, расхищение либо причинение иного существенного вреда.

Сформулировав данный состав преступления как материальный (в УК 1960 г. он был формальным), законодатель сузил сферу применения уголовной ответственности: за нарушение указанных правил обращения с сильнодействующими и ядовитыми веществами. В данной части новый уголовный закон имеет обратную силу как закон, частично устраняющий преступность деяния.

Нарушение правил обращения с сильнодействующими и ядовитыми веществами может быть совершено как, умышленно, так и по неосторожности. Отношение лица к упомянутым последствиям их нарушения характеризуется только неосторожной формой вины. В целом данное преступление признается совершенным по неосторожности [ 2, стр. 458 ].

Субъект преступления, предусмотренного статьей 334, — специальный. Им является лицо, ответственное за соблюдение правил обращения с сильнодействующими и ядовитыми веществами.

Наказуемость рассматриваемого преступления усилена. Поэтому в указанной части новый уголовный закон не имеет обратной силы.

Похожие работы