Публикации

Фразеология

 Курсовая работа по русскому языку на тему: Фразеология. Скачать контрольные и рефераты по русскому языку на сайте Scholar.su. 

Содержание

Введение 3
Основная часть 5
Заключение 31
Список используемой литературы 32

Введение

Теоретическое изучение фразеологии начинается у нас трудами акад. В. В. Виноградова и проф. Б. А. Ларина. Виноградова интересовали прежде всего вопросы функциональной фразеологии. Работы Ларина посвящены в основном истории устойчивых сочетаний. А именно историческая фразеология является, как правило, тем рубежом, перед которым останавливаются многие фразеологи, начинающие свои исследования с почтительной ссылки на Ларина. Из более чем пятнадцати тысяч работ лишь единицы посвящены истории и этимологии устойчивых сочетаний, причем в основном они опираются на сборники С. В. Максимова и М. И. Михельсона.

Призыв Б. А. Ларина к систематической разработке фразеологии в диахроническом плане (Очерки по фразеологии, 1956) не нашел, к сожалению, пока должного ответа. Тем не менее работы синхронического плана, исследования, посвященные теоретическим проблемам о сущности фразеологических единиц, об их категориальных свойствах и т. д., способствовали появлению практических работ о функционировании устойчивых сочетаний в речи. Нет ни одного принципиального вопроса, который не вызывал бы в среде фразеологов острые дискуссии. До сих пор не установлены даже критерии определения фразеологических единиц, нет единства мнений о категориальных свойствах этих единиц. Такие понятия, как устойчивость, воспроизводимость, идиоматичность, экспрессивность, образность, постоянно подвергаются критическим пересмотрам: их роль в определении фразеологизма то чрезмерно преувеличивается, то излишне преуменьшается. Вопрос о критериях выделения фразеологизмов связан с вопросом о границах фразеологии: чем меньше фразеологических свойств теоретически постулируется автором той или иной концепции, тем шире оказываются границы фразеологии.

Под фразеологической единицей мы понимаем относительно устойчивое, воспроизводимое, экспрессивное сочетание лексем, обладающее (как правило) целостным значением. Пользуясь различными терминами (фразеологизм, фразеологический оборот, фразеологическая единица, устойчивое сочетание и др.) и данным определением фразеологической единицы, мы опираемся на традиционное толкование этой единицы, принимаемое большинством фразеологов (В. В. Виноградов, Б. А. Ларин, С. И. Ожегов, А. М. Бабкин, В. П. Жуков, А. В. Кунин, А. И. Федоров, Ю. Ю. Авелиани и др.). При этом подчеркивается относительность таких важных свойств фразеологии, как устойчивость и семантическая целостность, и особое значение придается экспрессивности.

Неразработанность проблематики славянской исторической и сопоставительной фразеологии неблагоприятно отражается не только на развитии теории, но и на учебно-методической практике. Поэтому основное внимание в курсовой работе уделено сопоставительной фразеологии .

Противоречивость фразеологии отмечают многие исследователи. Фразеологические антиномии могут быть обусловлены и общей диалектической противоречивостью языка, и противоречивыми свойствами лексики, и собственно фразеологическими особенностями.

Цель настоящей курсовой работы — определить некоторые функциональные особенности фразеологизмов, дать описание фразеологических оборотов, наиболее употребительных в современной речи.

Всегда можно заказать курсовую по русскому языку и другим дисциплинам на сайте http://forstuds.ru.

Основная часть

Прежде чем обратиться к основному вопросу надо вспомнить , что такое фразеология, фразеологический оборот.

Фразеология — учение об устойчивых оборотах речи.

Фразеология — это раздел науки о языке, изучающий фразеологическую систему языка в ее современном состоянии и историческом развитии. Объектом изучения фразеологии являются фразеологические обороты, т. е. устойчивые сочетания слов, аналогичные словам по своей воспроизводимости в качестве готовых и целостных единиц: поставить на ноги, душой и телом; грудная клетка; Без меня меня женили: молоко на губах не обсохло; отправиться на боковую : нож острый; Лес рубят — щепки летят и т. п. Таким образом, в фразеологии изучаются все устойчивые сочетания слов: и единицы, эквивалентные слову, и единицы, в семантическом и структурном отношении соответствующие предложению.

Отнесение тех или иных сочетаний слов к фразеологии или, напротив, выведение их за пределы фразеологических оборотов обусловливается не тем, номинативные это единицы или коммуникативные, а тем, извлекаются они из памяти целиком или создаются в процессе общения . Такое определение объема фразеологии как языкового явления и, следовательно, предмета фразеологии как лингвистической дисциплины разделяется в настоящее время подавляющим большинством языковедов.

Основная задача, которая стоит перед фразеологией, — познание фразеологической системы языка в ее настоящем и истории, в ее связях и взаимоотношениях с лексикой и словообразованием, с одной стороны, и грамматикой — с другой.

Исследование фразеологических оборотов, наряду с глубоким и всесторонним анализом фразеологического богатства русского языка, позволяет решить целый ряд очень важных и сложных вопросов, касающихся значимых единиц языка в целом, характера лексического значения слова, соотношения синтаксической сочетаемости слов и их значения, различных вопросов словообразования и этимологии, ряда проблем орфографии, стилистики художественной речи и т. д. Поскольку фразеология как языковое явление представляет собой определенную систему соотносительных и взаимосвязанных со словами и друг с другом единиц, постольку фразеологизмы должны изучаться с самых различных сторон.

В настоящее время лучше всего изучены фразеологические обороты с точки зрения их семантической слитности и стилистического использования в художественной литературе и публицистике. Однако не менее важно изучение фразеологизмов и в других аспектах, а именно с точки зрения их происхождения, сферы употребления и экспрессивно-стилистической окраски, а также в сопоставительном и сравнительно-историческом плане.

Кроме отдельных слов в современном русском литературном языке в качестве особых лингвистических единиц употребляются и более сложные образования, называемые обычно фразеологическими оборотами, или фразеологизмами: нищие духом; завить горе верёвочкой; как пить дать; мал золотник, да дорог; медвежья услуга; не по дням, а по часам. Поскольку фразеологические обороты выступают в языке в ряду других значимых единиц, раскрытие их специфики и характерных признаков требует четкого отграничения фразеологизмов, с одной стороны, от свободных сочетаний слов, а с другой — от отдельных слов.

Такой «двусторонний» анализ фразеологического оборота как языковой единицы совершенно обязателен: во-первых, фразеологизм функционирует в языке подобно отдельному слову, а во-вторых, по структуре он является сложным целым, компоненты которого осознаются или воспринимаются говорящими в качестве целостных и самостоятельных слов. Только внимательное рассмотрение свойств, отличающих фразеологизм от свободного сочетания слов и сближающих его со словом, а затем свойств, отличающих его от слова, позволяет точно определить понятие «фразеологический оборот» и тем самым то, что должно изучаться в фразеологии как лингвистической дисциплине.

О том, насколько важно установление того, что представляет собой фразеологический оборот как значимая языковая единица, свидетельствует лексикографическая практика, когда в словарях в качестве фразеологизмов приводятся очень часто языковые факты, которые никакого отношения к фразеологии не имеют. Так, в 17-томном «Словаре современного русского литературного языка» рядом с фразеологизмами типа за тридевять земель; свободный художник; крыть нечем[1] указываются обычные словосочетания. В качестве таких «фразеологизмов», толкуемых в словаре без каких-либо оговорок, можно указать, например: на руку ’кстати’, с кондачка ’легкомысленно’, в обрез ’без излишка’, с жиру ’от избытка’, до смерти ’очень сильно’, ни-ни *ни в коем случае’, еле-еле, не жилец ’о том, кто долго не проживет’, на славу ’очень хорошо’, в свете ’с точки зрения’, в сердцах ’рассердившись’, на круг ’приблизительно’, на словах ’устно’, рубаха-парень, к слову ’кстати’, не место ’не следует’.

В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова после знака, за которым «приводятся и объясняются ходячие цельные выражения», помещаются самые разнообразные языковые единицы: и фразеологические обороты типа выходной день; капля в море; сломя голову; взятки гладки; не в коня корм; надоел хуже горькой редьки, и явные слова (в том числе и такие, которые по традиции пишутся раздельно) типа еле-еле, раным-рано, в пользу, до смерти, в обрез, на совесть. В качестве фразеологизмов (а фразеологизм всегда мыслится как определенное сочетание слов) в словарь включены даже такие языковые образования, как с дребезгом (ср. свысока), до упаду (ср. доверху), с панталыку (ср. сначала),. где в качестве «отдельного существительного» выступает несуществующее в настоящее время слово (ведь с точки зрения современного языкового сознания слова дребезг, упад, панталык такие же фикции, как тло в дотла, лъзя в нельзя, обум в наобум).

В «Словаре русского языка» С. И. Ожегов фразеологическими оборотами считает и сочетания слов типа бабушка надвое сказала; голова кругом идёт; земля горит под ногами, и сочетания слов типа чувство локтя; сказка про белого бычка; военные действия; прибрать к рукам, и явные слова типа с ходу, в общем, по-настоящему, ни-ни, ну-ка, на протяжении.

Иллюстрации, подобные приведенным, можно легко умножить. Между тем по вопросу о сущности фразеологического оборота как языковой единицы среди ученых до сих пор нет единого мнения. Об этом с достаточной ясностью говорят не только теоретические разногласия по поводу объема фразеологии, но и характер языковых фактов, трактуемых как фразеологизмы. Так, В. В. Виноградов в число фразеологизмов на одинаковых правах включает, например, и такие сочетания слов, как собаку съел; последняя спица в колеснице; и дешево и сердито; ему и горюшка мало; Час от часу не легче, и такие образования, как добро бы, потому что, даром что, так как, превратившиеся в настоящее время в слова. Как фразеологизмы (по его терминологии, фразеологические единицы) В. Л. Архангельский рассматривает и сочетания слов типа Поделом вору и мука; много воды утекло; знать все ходы и выходы; уши вянут; бить тревогу; царь и бог; дух захватывает; пальца в рот не клади; не думал, не гадал; доброго здоровья, и несомненные слова типа на мази, то есть, телефон-автомат, не пара, за глаза, чуть-чуть.[2]

Недостаточная разработка общих вопросов фразеологии как лингвистической дисциплины сказывается также и в отсутствии исчерпывающего определения фразеологического оборота как значимой языковой единицы. Даже сравнительно недавно появившиеся формулировки ничем принципиально не отличаются от явно недостаточного — в силу слишком общего характера — определения фразеологизма, данного в свое время Ш. Балли («сочетания, прочно вошедшие в язык, называются фразеологическими оборотами»).

Более того, многие исследователи фразеологии, подробно рассматривая различные типы фразеологизмов, избегают давать определение фразеологизма. Совершенно ясно, что правильная дефиниция фразеологизма невозможна без учета его отличий от слова и свободного сочетания слов.

Фразеологический оборот — это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная (т. е. постоянная) по своему значению, составу и структуре.

Основным свойством фразеологического оборота, коренным образом отграничивающим его от свободного сочетания слов и в то же время сближающим его со словом, является воспроизводимость. (Заметим, что это свойство присуще лишь словам, существующим в словарном составе языка, но оно не характерно для слов, представляющих собой сочетания морфем, возникающие в момент говорения.) Фразеологизмы не создаются в процессе общения, а воспроизводятся как готовые целостные единицы. Так, если свободные сочетания слов За девять лет он ни разу не простыл; Все свои вещи она решила взять обратно; Крыть крышу оказалось нечем создаются из отдельных слов в. процессе общения, то фразеологизмы за тридевять земель ’далеко’; след простыл ’нет’; взять свои слова обратно; нечем крыть извлекаются из памяти целиком — точно так же, как отдельные слова.

О. С. Ахманова считает, что «основным критерием для отграничения их [фразеологических оборотов] от словосочетаний в собственном или общем смысле этого термина является именно характер их соотнесения с действительностью», «цельность номинации»[3], однако это не совсем точно. Номинативная цельность фразеологических оборотов, направленность их на предмет в целом не является их всеобщим и определяющим свойством, а обусловлена их воспроизводимостью. Иногда можно встретить утверждение, что воспроизводимость не может быть основным дифференциальным признаком фразеологизмов, поскольку она будто бы «распространяется не только на индивидуальную сочетаемость типа «лексема + лексема (синтагматический ряд лексем)», но и на сочетаемость типа «лексема + категория лексем», т. е. и на так называемые свободные словосочетания. Однако в данном случае не учитывается, что для фразеологизмов характерна воспроизводимость их в готовом виде с закрепленным и строго фиксированным значением, составом и структурой.

Таким образом, в отличие от свободных сочетаний слов фразеологические обороты предстают перед нами как устойчивые сочетания слов, воспроизводимые (значит, готовые языковые единицы), существующие в виде целостных по своему значению и устойчивых в своем составе и структуре образований. Они имеют собственное, заложенное в них самих значение, состоят всегда из одних и тех же компонентов (местоположение которых закреплено) и, как правило, имеют непроницаемую структуру.

Так как перечисленные свойства фразеологических оборотов в той же мере относятся и к словам, то, естественно, возникает вопрос, чем отличаются фразеологизмы от слов. Надо сказать, что важнейшее отличие основной массы фразеологизмов от подавляющего большинства слов проявляется довольно четко. Чтобы различить эти две языковые единицы, следует обратить внимание на их структурные особенности и характер грамматической оформленности. В самом деле, «классические» слова состоят из частей, которые самостоятельно употребляться не могут. Они делятся (если не представляют собой корневых слов, не обладающих формами словоизменения) на морфемы, реально существующие лишь в слове: молч-а-ть, супруж-еств-о, дал-ек-о. Что же касается большинства фразеологизмов, то они состоят из целых слов со всеми их формами: держать язык за зубами’, узы Гименея; у чёрта на куличках.

Таким образом, слова относятся к большинству фразеологических оборотов, как воспроизводимые языковые единицы низшего порядка к воспроизводимым языковым единицам высшего порядка: слова состоят из элементарных значимых единиц языка, морфем, а фразеологизмы — из компонентов словного характера. Отмеченные дифференциальные признаки в структуре слов и фразеологизмов, а также в специфике составляющих их частей тесно связаны с наблюдающейся различной грамматической оформленностью этих языковых единиц. Слова, состоящие из морфем, выступают как единооформленные образования. Что касается фразеологизмов, то они в качестве языковых единиц, в основном образованных из слов, функционируют в языке как раздельнооформленные образования.

Несколько основных признаков фразеологизмов: 1) это готовые языковые единицы, которые не создаются в процессе общения, а извлекаются из памяти целиком; 2) это языковые единицы, для которых характерно постоянство в значении, составе и структуре (аналогично отдельным словам); 3) в акцентологическом отношении это такие звуковые комплексы, в которых составляющие их компоненты имеют два (или больше) основных ударения;

4) наконец, это членимые образования, компоненты которых осознаются говорящими как слова. Тем самым всякая значимая единица языка, воспроизводимая в готовом виде, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, является фразеологизмом. И наоборот, коль скоро у какой-либо языковой единицы нет хотя бы одного из названных свойств, она к фразеологическим оборотам не относится. Например, сочетания слов красный уголок; выйти на орбиту; являются фразеологизмами, так как они представляют собой значимые языковые единицы, извлекаемые из памяти целиком, фиксированные по значению, составу и структуре, членимые на части, воспринимаемые как слова и имеющие не менее двух основных ударений.

Полного единства в определении фразеологического оборота в современном языкознании нет. Даже очень близкие по своим «фразеологическим позициям» ученые (В. Л. Архангельский, С. Г. Гаврин, В. Н. Телия и др.) определяют фразеологизм как языковую единицу и фразеологию как науку неодинаково. Многие исследователи в качестве основных указывают иные признаки фразеологизмов, нежели те, которые называются в при веденном выше определении фразеологизма: в частности, признаки метафоричности, эквивалентности слову и синонимичное слову, собственного окружения и т. д. Мы совершенно сознательно не включаем эти признаки в определение фразеологизма, так как они являются или зависимыми (а не определяющими), или второстепенными (а не всеобщими).

В генетическом аспекте фразеологические обороты современного русского литературного языка подобны словам . Все фразеологизмы могут быть разделены на четыре группы исконно русские фразеологизмы, заимствованные фразеологизмы, фразеологические кальки и фразеологические полу кальки.

Основную массу употребляющихся в настоящее время фразеологических оборотов составляют устойчивые сочетания слов исконно русского происхождения: ищи ветра ч поле; как огня бояться; в чём мать родила; водой не разольёшь. в один голос; чревато последствиями; расквасить нос; В карете прошлого далеко не уедешь.

Фразеологические обороты остальных групп также играют довольно заметную роль в русской и белорусской фразеологической системе. Особенно употребительны фразеологические кальки и полукальки: разбить наголову (калька нем. Aufs Haupi schlagen ); убить время (калька фр. tuer Ie teMps ); железный занавес (калька англ. iron curtain ); порочный круг (калька лат. circulus vitiosus ); проглотить пилюлю (полукалька фр. avaler la pilule ); бемское стекло (полукалька нем. bomisch Gias )

Среди фразеологических оборотов, заимствованных из других языков, без перевода, т. е. в том виде, в каком они представлены в языке-источнике, употребляются в основном фразеологические старославянизмы . Все остальные заимствованные фразеологизмы очень немногочисленны и ограничены в сфере своего применения письменной речью определенного периода : ит. tutti quanti ’всякие другие’; фр. tete — a — tete ’с глазу на глаз, наедине’ (букв. ’голова к голове’); лат. cum gram salis ’остроумно’ (букв. ’с крупинкой соли’).

Исконно русский фразеологический оборот — это такое устойчивое сочетание слов, которое в качестве воспроизводимой языковой единицы или возникло в русском языке, или унаследовано им из более древнего языка-источника. Имея в виду время появления исконно русских фразеологизмов, их, как и слова, можно разделить на три группы: фразеологизмы общеславянские, восточнославянские и собственно русские. Две первые группы сравнительно немногочисленны. Третья, включающая фразеологизмы, возникшие в эпоху раздельного существования трех восточнославянских языков, является самой богатой, постоянно увеличивающейся.

К общеславянским относят фразеологические обороты, унаследованные русским и белорусским языками из праславянского языка (его распадение датируют V–VI вв.). В подавляющем большинстве такие фразеологизмы известны во всех славянских языках и сейчас; ср.: общесл. бити вь очи — русск. бить в глаза — укр. бити в очи — бел.біць у вочы . Общеславянскими по своему происхождению являются ныне устаревшие, но в древнерусском языке распространенные фразеологизмы идти войной ’воевать’ и поять жену ’жениться’.

К восточнославянским относят фразеологические обороты, возникшие в эпоху существования древнерусского языка (VIII–XIV вв.). Эти фразеологизмы сохранились в русском языке как свидетельство языковой общности предков русских, украинцев и белорусов. Такие устойчивые сочетания слов, как правило, и сейчас встречаются во всех восточнославянских языках (их нет ни в южнославянских, ни в западнославянских); ср.: русск. под горячую руку — укр. пид горячу руку — бел. пад гарачую руку. Древнерусским является фразеологизм Иду на вы ’иду на вас’ (вы — энклитическая форма местоимения 2-го л. вин. п. мн.ч.), представляющий собой, по свидетельству летописей, слова князя Святослава при объявлении войны.

Собственно русские фразеологические обороты возникли в русском языке в эпоху раздельного существования русского, украинского и белорусского языков (в основном с XV в.). Они являются специфической особенностью нашей речи и не встречаются, кроме случаев их заимствования из русского языка, ни в одном из восточнославянских языков. Именно эти фразеологизмы характеризуют глубоко своеобразный и национальный характер фразеологической системы нашего языка.

Русские фразеологические обороты в основном (если они не калькируются или не заимствуются) при переводе на другие языки должны заменяться синонимичными выражениями, имеющими ту же стилистическую окраску. Ср. также: русск. дело в шляпе — чешек, ruka je v rukaw (букв. ’рука в рукаве’); русск. душа в пятки ушла — ангд his heart sank into his boots (букв. ’его сердце упало в его ботинки’).

Большинство исконно русских фразеологических оборотов возникло из свободных сочетаний слов, которые по той или иной причине в определенный момент стали фразеологизмами, т. е. стали воспроизводиться как единое целое. Но среди устойчивых сочетаний слов исконно русского происхождения есть и такие, которые сразу были образованы как фразеологизмы или по аналогии с существовавшими фразеологизмами , или же в результате скрещения различных и генетически несоотносительных фразеологизмов.

Например, фразеологизмы и дёшево и сердито; на воде вилами написано; очертя голову возникли из свободных сочетаний слов; сломя голову и пятая спица в колеснице явились результатом контаминации двух существовавших ранее фразеологизмов; фразеологизм на всех парах образован по аналогии — путем замены одного из компонентов существовавшего фразеологизма новым словом.

Происхождение первого связано с суеверным обычаем очерчивать себя или кого-либо другого кругом для ограждения от нечистой силы. Вначале 90 —х этот фразеологизм, вероятно, был синонимичен более позднему по своему происхождению осеня крестом. Очертя (себя) кругом или осеня крестом, можно уже делать что-либо не боясь, что, по мнению тех, кто семь раз отмерял, чтобы один раз отрезать, обозначало ’делать что-л. не думая, безрассудно’ (отсюда и современное значение фразеологизма очертя голову).

Основными причинами превращения свободного сочетания слов в устойчивый по своему составу и строению и целостный по значению фразеологический оборот являются следующие: 1) постоянное и повторяемое употребление свободного сочетания слов не в прямом, а в обобщенном, образно-переносном значении; 2) появление в свободном сочетании слов слова связанного употребления и 3) выражение свободным сочетанием слов единого понятия, принадлежащего к актуальным для данной исторической эпохи.

Так, фразеологические обороты у разбитого корыта; как белка в колесе; человек в футляре; бывшие люди возникли на основе свободных сочетаний слов в результате метафоризации при постоянном употреблении в переносном, образно-обобщенном значении вне того художественного контекста, в котором они возникли (в произведениях А. С. Пушкина, И. А. Крылова, А. П. Чехова, М. Горького).

По этой же причине, из-за частого и длительного использования в метафорическом значении (опять-таки вне той речевой ситуации, в которой они возникли с прямым, номинативным значением), превратились в фразеологические обороты свободные сочетания слов кричать во всю Ивановскую ; в час по чайной ложке; хоть кол на голове теши ’такой упрямый’; На безрыбье и рак рыба; Цыплят по осени считают. Закрепление переносного значения и употребление в самых различных речевых ситуациях сделало фразеологизмом и с начала XVI в. в Кремле, на Ивановской площади (около колокольни Ивана Великого), во всеуслышание, очень громко дьяки оглашали царские указы, такое первоначально свободное сочетание слов, как в трёх соснах заблудиться ’о тех, кто путается в самых простых вопросах’. Это выражение связано со старинным народным анекдотом о пошехонцах-слепородах, которые отправились было путешествовать, но заблудились, едва дойдя до трех сосен.

Причиной превращения в фразеологические обороты сочетаний слов сдать в эксплуатацию’, социалистическое соревнование; педагогическая практика; режим экономии явилось обозначение ими единого, и притом актуального в настоящее время, понятия. Это не значит, что для того, чтобы свободное сочетание слов превратилось в фразеологизм, оно должно обязательно стать единственным способом выражения соответствующего понятия (последнее может иногда выражаться и другими языковыми средствами), однако оно обязательно должно быть привычной и актуальной, а также частой или даже преимущественной формой обозначения соответствующего понятия, по сравнению с которой другие формы являются или производными и зависимыми (ср.: педагогическая практика — педпрактика), или менее выразительными (ср.: на все сто процентов — полностью).

В результате постоянного употребления свободных сочетаний слов в обобщенном, образно-переносном значении в языке возникают исконно русские фразеологические единства и фразеологические выражения коммуникативного характера. В результате появления в составе свободного сочетания слов связанного употребления в языке образуются исконно русские фразеологические сочетания. Постоянное обозначение свободным сочетанием слов одного, актуального в данное время понятия приводит к образованию исконно русского фразеологического выражения номинативного характера. Исконно русские фразеологические сращения непосредственно из свободных сочетаний слов не образуются, они возникают на основе различных фразеологических оборотов (в первую очередь — фразеологических единств в результате потери ими мотивированности значения и метафоричности; это проявление высшей степени фразеологизации.

Нельзя считать, что появление на основе свободных сочетаний слов фразеологических оборотов вызывается лишь двумя причинами: «необходимостью обозначить новые понятия и стремлением к более яркому выражению понятий, уже нашедших обозначение в языке»86. Во-первых, потому, что только второе является действительной причиной возникновения некоторых типов фразеологизмов; необходимость же обозначить новые понятия вызывает появление только новых слов и свободных сочетаний слов (из которых впоследствии могут образоваться или, напротив, не образоваться по той или иной причине фразеологизмы). Во-вторых, потому, что стремление к более яркому выражению понятий получает непосредственное воплощение лишь в образовании устойчивых сочетаний слов по модели. Подавляющее большинство существующих в современном русском литературном языке фразеологических оборотов возникло и возникает в нем, как мы уже видели, совсем по иным причинам.

Кроме исконно русских фразеологических оборотов, возникших на основе свободных сочетаний слов (они составляют большинство исконно русских фразеологизмов), в фразеологической системе русского языка есть фразеологизмы, созданные по модели . Такие фразеологизмы возникают в речи всегда как новообразования, подобно словам, созданным тем или иным морфологическим способом словообразования. Первоначально они возникают в речи как неологизмы, лишь постепенно входа в общее употребление. Как фразеологизмы, образованные по аналогии, они всегда связаны со стремлением более ярко и выразительно назвать то, что в языке уже было названо, и там самым подобны номинативно-стилистическим неологизмам в лексике. Например, фразеологические обороты берёзовая каша, кормить завтраками, городить чушь; помирать со смеху, сапоги всмятку, без ножа зарезать, без году неделя; живой труп возникли по модели уже существовавших в языке фразеологизмов, причем в одних случаях с использованием только их структуры, а в других — с использованием как структуры, так и отдельных их компонентов . Так, фразеологическое единство берёзовая каша ’порка’ образовано по модели, причем с использованием не только структуры фразеологических сочетаний типа манная каша, но и их стержневого компонента каша. Так же по модели, но уже с использованием одной структуры именных конструкций типа белая ворона (оксюморон) образован Л.Н. Толстым фразеологизм живой труп.

Таким образом, моделированные фразеологические обороты создаются сразу по аналогии с уже имеющимися в языке фразеологизмами. Они становятся образным наименованием того, что уже так или иначе названо. Возникают такого рода устойчивые сочетания слов всегда как фразеологические неологизмы индивидуально-авторского характера, однако они далеко не всегда закрепляются впоследствии в общем употреблении. Последнее особенно характерно для фразеологизмов из художественной и публицистической литературы, которые по самой своей природе превращаются в общенародные фразеологизмы очень редко.

После введения на Руси христианства в древнерусском языке в результате влияния на него старославянского языка закрепилось довольно большое количество фразеологических оборотов, представляющих собой цитаты из книг Священного писания (Библии, псалтырей и т. д.). Многие из этих фразеологических старославянизмов (в силу близости словарного состава и грамматического строя старославянского и древнерусского языков) настолько прочно вошли в русскую фразеологическую систему, что не чувствуется не только их заимствованный характер, но и первоначально характерная для них книжная стилистическая окраска.

Например, старославянские фразеологические обороты злачное место; всей душой; в плоть и кровь; ради бога; корень зла; знамение времени; козёл отпущения; на сон грядущий не только не осознаются сейчас чужими в русском языке, но и не имеют специфически книжного оттенка с точки зрения стилистической. Правда, среди фразеологических старославянизмов есть устойчивые сочетания слов, которым присущ характер книжности и архаичности, однако таких фразеологизмов в общем немного и употребляются они все реже: Врачу, исцелися сам ’врач, исцелись сам’; Ищите и обрящете ’ищите и найдете’; ложь во спасение; со страхом и трепетом; терновый венец {венец ’венок’); смертный грех; ныне отпущаеши. Значительная часть фразеологических старославянизмов не содержит никаких слов и грамматических

Способы использования фразеологических оборотов в стилистических целях. Фразеологические обороты придают речи силу и убедительность, красочность и образность. «Крылатое слово», полная народной мудрости поговорка, выразительная идиома оживляют язык, делают речь более эмоциональной. Эти специфические качества фразеологизмов четко проявляются даже в разговорно-бытовом общении, когда никаких художественно-изобразительных целей говорящими не преследуется. Однако особенно ясно выразительные свойства фразеологизмов проявляются в литературных произведениях. В руках художников слова — писателей и публицистов — фразеологизмы становятся одним из наиболее действенных языковых средств воплощения художественного образа, их используют для создания речевой характеристики героя, для оживления авторской речи и т. д.

Особенно часто фразеологические обороты встречаются в поэзии, где на устойчивых сочетаниях слов возможно построение целых стихотворных структур. Как правило, в таких случаях привлекаются фразеологизмы, имеющие какой-либо общий компонент.

Похожие работы