Публикации

1. Социологизация политической мысли. 2. Новый идеал демократии

 Контрольная работа по политологии: Социологизация политической мысли. Новый идеал демократии 

План

  1. Социологизация политической мысли.
  2. Новый идеал демократии.

Литература.

1. Социологизация политической мысли.

Проблемы политической жизни исследуются многими социальными науками. В ходе исторического развития происходил процесс кристаллизации научных направлений, которые специально сосредоточивали внимание на исследовании политики как таковой.[3; с.144].

Осмыслению роли социальных механизмов эволюции (разделения труда, неравенства, собственности, верований, коллективных представлений, мотивов и т. д.) в политической жизни способствовали работы французских социологов Огюста Конта (1798 — 1857), Эмиля Дюркгейма (1858 — 1917) и английского ученого Герберта Спенсера (1820 −1903).[2; с.39]

Воззрения О. Конта во многом предопределяли взгляды утопистов и особенно учения А. Сен-Симона, секретарем у которого он долгое время работал. Конт уделял определенное внимание проблемам «социальной политики», в основе которой лежат человеческие интересы и идеалы. Его взгляды относительно общественного устройства достаточно многообразны. Высшая ценность социальной жизни — государство, в котором личность должна раствориться. Властные отношения такого общества строятся с учетом полного разделения экономических, политических и моральных функций государства. Власть должна предупреждать и соблюдать эти разделения. Это наиболее удобно достигнуть при форме правления в виде диктатуры триумвирата, в который входят высшие финансовые круги, промышленные магнаты и руководители сельского хозяйства.

В эту элитарную группу входят также ученые и артисты, которые должны соблюдать роль блюстителей нового общества и его ценностей. Своеобразно оценивается в этом обществе роль пролетариата, который может стать действительным помощником элиты в случае, если порвет с социалистическими учениями, так как они посягают на институт собственности. Власть должна быть у элиты, а на долю других слоев общества отводится труд, приносящий моральное удовлетворение и общественное признание.
Несмотря на несовершенность отдельных взглядов, социология Конта положила начало научному изучению общества. [3; с.27-28].

Одним из наиболее значительных представителей социологизма был французский ученый Эмиль Дюркгейм. Выступая с критикой индивидуально-психологического подхода, он считал, что социальная реальность тождественна общему, коллективистскому в сознании. Его концепция явилась по существу обоснованием социологического эмпиризма. Из анализа природы социальных связей в современном ему обществе Э. Дюркгейм делал вывод о том, что обществу присущи конфликты. Главное их содержание и причины связаны с профессиональными противоречиями. Классовым конфликтам он придавал второстепенное значение. Государство, считал Э. Дюркгейм, в своей социальной политике должно вести работу по упорядочению конфликтов, что предполагает социальную сплоченность общества. Помимо экономических задач государство призвано осуществлять моральную регуляцию общества.[4; с.28-29].

Известный социолог Г. Спенсер сделал вывод о нарастающем усложнении социальных отношений по мере разделения общественного труда.[2; с.39]. Эволюция для английского социолога — универсальный процесс, одинаково объясняющий все изменения как природной всеобщности, так и самых частных социальных и личностных феноменов. Он сторонник так называемого организмического подхода к социальным фактам и рассматривает общество по аналогии с единым биологическим организмом.

Плодотворной была догадка о том, что процесс развития («разрастания») любой единицы или совокупности единиц сопровождается прогрессирующей дифференциацией их структур и функций: чем более развит организм, тем он более сложен. Далее, как только его части становятся непохожими друг на друга, они начинают взаимозависеть друг от друга. Так, в простых обществах, где сованные части однородны, они могут легко взаимозаменяться. В сложных же обществах неудачные действия одной части не могут быть компенсированы действиями другой их части. Поэтому сложные общества более уязвимы и хрупки по своей структуре, чем их более ранние и менее сложные предшественники. Возрастающая взаимозависимость элементов в сложных обществах и, следовательно, уязвимость, привносимая этой взаимозависимостью, делают необходимым создание некой регулирующей системы, которая контролировала бы действия составляющих частей и их координацию. Такая координация аналогична координации в живом организме.

Степень строгости и масштабы внутреннего управления являлись для Спенсера признаками различия между типами обществ. Например, он выделял общества «воинствующие», регулируемые путем жесткого принуждения, и общества «индустриальные», где контроль и централизация слабее.

Со временем спенсеровская концепция «однолинейной» эволюции, т.е. непрерывного поступательного движения обществ, модифицируется в теорию усложненной «многолинейной» эволюции, предполагающей в отдельных случаях даже возможность социальной деградации.

Социологическая теория Спенсера является предшественницей структурного функционализма. Спенсер первым применил в социологии понятия структуры и функции, системы, института. Изменения в структуре, по его мнению, не могут происходить без изменения функций: увеличение размеров социальных единиц неизбежно пробуждает в них прогрессирующую дифференциацию социальной активности, естественное разделение труда.

Спенсер подобно Дарвину выдвинул идею «естественного отбора» наиболее приспособленных. Увеличение населения стимулирует все большую социальную активность: требуется все большая изобретательность, чтобы выжить. Наименее развитые группы и индивиды вымирают, поэтому общий уровень развития и интеллекта должен постепенно возрастать. Выживут лишь те, кто превосходит других в интеллектуальном отношении. Но этот прогрессивный эволюционный механизм разрушится, если будет допущено государственное вмешательство.[4; с.13-14].

Иная версия эволюции общества была предложена К. Марксом, который исходил из того, что люди не свободны в выборе форм общественного развития. Их выбор предопределен степенью развития производительных сил и характером производственных отношений, а содержание последних определяется формой собственности.
Факторы материального производства составляют основу человеческого общества, обеспечивают его прогресс. Изменения в развитии производительных сил приводят к новому разделению труда, новым формам собственности, порождают определенные формы обмена и потребления. Политика же и ее институты (право, государство) не имеют самостоятельного характера, а являются производными от экономической структуры общества, хотя и воздействуют, в свою очередь, на экономическое развитие. Политические структуры выражают интересы класса — собственника. На этом основании выдвигалась идея о сломе буржуазного государства как органа политического господства капиталистов-собственников. Однако классовое понимание политики заметно ограничивало возможности более углубленного познания ее природы, механизмов, мотивов политического поведения.[2; с.39].

Появление политической социологии в большинстве случае связывается с именем немецкого социолога М. Вебера (1864-1920). Заслуга М. Вебера состоит в том, что он одним из первых осуществил социальный анализ власти, властных отношений, дал классификацию типов господства в обществе. Более того, в отличие от К. Маркса отдавал приоритет не экономике, а власти, считая ее основным группообразующим признаком.

Проблемы политических наук вообще и политической социологии в частности получили развитие и обоснование в исследованиях элит — В. Парето (1848–1923), Г. Моска (1858–1941) политических партий — Р. Михельс (1876–1936), групп давления и лоббизма (А. Бентли, Д. Трумен), пропаганды и массовых коммуникаций — Г. Д. Лассуэл (1902–1978). Предметом политической социологии стали проблемы конфликтов и изменений, бюрократии, общественных организаций и движений, путей вхождения граждан в политическую жизнь, а также политическая культура и политическое лидерство.

Значителен вклад в становление политических наук американских ученных — А. Гоулмана, С. Липсета, Т. Парсона, А. Альтера, и др. Так, Липсет сосредоточил внимание на анализе социальных условий развития демократии. Некоторые учёные подчеркивают важность и значение исследований конфликта. Значительное количество исследований (Р. Мертон, Р. Блан и др.) посвящено избирательным кампаниям, проблемам выборов. Значительный интерес представляют работы Р. Миллса, В. Ростоу, С. Рофвелла, Д. Лернера и др.

Что касается российской социологии, то в ней накоплен определенный опыт исследования политических процессов. В работах современных социологов (Ю. Е. Волков, Л. А. Гордон, А. В. Дмитриев, Н. Н. Бокарев, Э. В. Клопов, Е. А. Якуба и др.) осуществлен многосторонний анализ властных отношений, их субъектов, проблем соучастия людей в политической и правовой жизни.

Но такой разброс мнений долгие годы не давал возможность уточнить как структуру политологии, так и структуру политической социологии. И до сих пор нередко нет достаточно четкого разграничения между ними. Между тем такие различия имеются. Политология идет к проблемам политической жизни «сверху», со стороны государства, политических партий и других организаций, принимающих участие в функционировании власти. Соответственно анализируется их состояние, их деятельностъ, законодательство, их программы, заявления и т. д. Политическая социология подходит к этим проблемам «снизу», от человека, который совсем по-иному воспринимает не только глобальные политические цели, но и конкретные акции представили государственной власти, акции политических деятелей, официальные документы и заверения, идущие от политических партий. Именно этот подход и лежит в основе политической социологии.[3; с.144-145].

2. Новый идеал демократии.

Демократия имеет длительную и древнюю историю, и ее можно рассматривать как результат развития западной цивилизации, особенно греческого и римского наследия, с одной стороны, и иудео-христианской традиции — с другой. Термин происходит от греческого слова «demokratia», состоящего в свою очередь из двух слов «demos» — народ и «kratos» — власть, правление. Обращает на себя внимание многозначность и неопределенность самого понятия «демократия». Еще Х. Кельзен утверждал, что в XIX и XX столетиях, став всюду господствующим лозунгом, слово «демократия» утратило четко очерченное и твердое содержание. В этом не расходился с Кельзеном П.И. Новгородцев, который в 1923 г. подчеркивал, что понятие демократии «принадлежит к числу наиболее многозначных и неясных понятий современной политической теории».

Нельзя сказать, что этот вопрос окончательно решен в наши дни, когда демократия стала как бы велением времени и весь мир как будто стал на рельсы демократизации. В настоящее время термин «демократия» используется в нескольких значениях. Во-первых, в своем первоначальном смысле он означает форму правления, при которой право принятия политических решений осуществляется прямо всеми без исключения гражданами, действующими в соответствии с правилами правления большинства. Эта форма известна под названием прямой демократии, или демократии участия. Во-вторых, это форма правления, где граждане осуществляют свое право не лично, а через своих представителей, избранных ими и ответственных перед ними. Ее, как правило, называют представительной, или плюралистической. В-третьих, это форма правления, где власть большинства реализуется в рамках конституционных ограничений, имеющих своей целью гарантировать меньшинству условия для осуществления определенных индивидуальных или коллективных прав, таких, например, как свобода слова, вероисповедания и др. Это либеральная, или конституционная демократия. В-четвертых, термин «демократический» часто используется для характеристики любой политической или социальной системы, которая независимо от того, является ли она действительно демократической или нет, ставит своей целью свести к минимуму социальные и экономические различия, в особенности те, которые вызваны неравным распределением частной собственности. Данную форму называют социальной демократией, крайним выражением которой является социалистическая демократия.

Можно привести еще множество других значений понятия «демократия». Но и сказанного достаточно, чтобы убедиться в неправомерности какого бы то ни было однозначного его толкования. Прямая демократия представляет собой одну из самых очевидных форм организации политического сообщества. Ее можно обнаружить в примитивных обществах периода родового строя. В западной политической традиции возникновение идеи демократии ассоциируется с городами-государствами Древней Греции. Платон и Аристотель в своих изысканиях по созданию систематической теории политики характеризовали демократию как один из пяти или шести главных типов правления. Греческую историю в период ее расцвета можно рассматривать как историю борьбы между демократическими и олигархическими или аристократическими государствами, наиболее ярко выраженными представителями которых выступали Афины и Спарта.

Древнегреческая демократия во многих своих аспектах существенно отличалась от демократии наших дней. Прежде всего это была система прямого правления, при которой весь народ (точнее, совокупность свободных граждан) являлся как бы коллективным законодателем и в которой не была известна система представительства. Такое положение стало возможным в результате ограниченных размеров древнегреческого государства, которое охватывало, как правило, город и прилегающую к нему сельскую территорию, население которых крайне редко превышало 10 тыс. граждан. В древних демократических городах-государствах каждый гражданин был наделен правом участвовать в принятии решений, касающихся их жизни и деятельности. Значительная часть граждан в течение своей жизни хотя бы раз занимали один из множества существовавших в городе-государстве выборных постов. Не было разделения между законодательной и исполнительной властями: обе эти ветви были сосредоточены в руках граждан. Политическая жизнь характеризовалась значительной активностью граждан, которые живо интересовались всеми сторонами и аспектами процесса управления.

Прямая демократия такого рода рассматривалась в качестве идеальной формы многими мыслителями Нового времени. Референдум и гражданская инициатива, сохранившиеся в конституциях ряда стран (например, Швейцарии), могут рассматриваться как элементы прямой демократии, унаследованные от прошлого представительной демократией.

Другое важное отличие античной демократии в сравнении с современной состояло в трактовке равенства. Античная демократия не только была совместима с рабством, но и предполагала его в качестве условия освобождения от физической работы свободных граждан, которые посвящали себя разработке и решению общественных проблем. Современные же демократии, как правило, не признают в политической сфере какие бы то ни было различия и привилегии, основанные на социальном происхождении, классе, расе и поле.

Различаются демократическая теория и демократические институты. И в том и в другом качестве демократия, начиная с античности, претерпела существенные изменения. В средние века отчасти в результате открытия как бы заново Аристотеля возрос интерес к вопросам, касающимся разработки принципов наиболее совершенных, по представлениям того периода, форм правления. Высказывались доводы относительно того, что совершенной может быть лишь та форма правления, которая служит общему благу и основана на согласии всех членов сообщества. [1; с.137].

Новое время предложило отличную от античности теорию демократии, пригодную для больших национальных государств, которые стали возникать в тот период. Многие идеи этой теории востребованы современными западными странами. Одним из ее создателей был французский социолог и историк Алексис Токвилль (1805 — 1859), который изложил теорию в своей работе «О демократии в Америке», написанной после его путешествия по США в 1832 году.

Исходя из анализа политического опыта этой страны, А. Токвилль сделал ряд важных выводов. Во-первых, распространение демократии является мировой тенденцией, вызванной утверждением социального равенства и упадком аристократии. Остановить это процесс невозможно. Во-вторых, демократия обладает рядом преимуществ: «сама сущность демократического правления представляет собой верховенство большинства»; именно демократия способствует благополучию наибольшего числа граждан, обеспечивает политическую свободу и широкое участие масс в управлении. Все эти достоинства, согласно А. Токвиллю, наиболее полно воплотились в американской политической системе, ее учреждениях и Конституции. В-третьих, кроме достоинств, А. Токвилль отметил и недостатки демократии, ее несовершенство. Прежде всего демократии угрожает индивидуализм, проявлениями которого являются эгоизм, политическая апатия граждан, их растущее безразличие к общественным проблемам.
Создатели американского государства и авторы Конституции США Дж. Мэдисон, Т. Джефферсон и А. Гамильтон (1757 — 1804) вовсе не считали необходимым прямой контроль граждан за осуществлением важных направлений политики или над выбором главы исполнительной власти. Признавая идею народного суверенитета (она означает, что народ — единственный источник политической власти), а выборы — способом формирования властных институтов, создатели Конституции тем не менее не очень доверяли избирателям и боялись взрыва «народных страстей». Их конституционная реформа 1787 года имела ярко выраженный консервативный характер. А. Гамильтон писал: «Говорят, что голос народа — это глас Божий; но, хотя это изречение многими цитируется и принимается на веру, на самом деле оно неверно. Народ обладает буйным нравом и непостоянством; он редко способен судить и решать правильно».

Для того, чтобы лишить фракцию большинства, образующуюся в результате выборов, возможности подавлять права меньшинства, Дж. Мэдисон предлагал модель федеральной республики с представительным правлением. Согласно этой модели, потребности граждан должен выражать двухпалатный парламент, палаты которого и обеспечивают компромисс между интересами больших и малых штатов. Создаются специфические институты для противодействия установлению прямого правления народа. Так, президент избирается на всеми гражданами непосредственно, а коллегией выборщиков, судебная власть назначается президентом совместно с верхней палатой Конгресса — сенатом. Кроме того, по мнению Дж. Мэдисона, правительству также не следует безгранично доверять. Правительство должно иметь такую структуру, чтобы «каждая его составляющая часть могла в процессе взаимодействия с другими частями быть средством сдерживания их... Амбициям должны быть противопоставлены другие амбиции». Поэтому в американской политической системе все ветви власти (законодательная, исполнительная и судебная) не только разделены, независимы, но и равноценны. Так был создан механизм сдержек и противовесов, который до сих пор обеспечивает эффективность и стабильность американской политической системы. [2; с.38-39].

Основополагающее значение для формирования и утверждения демократии имела возникшая в Новое время идея прирожденных, неотчуждаемых прав каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность. Неразрывная взаимосвязь этой триады выражается в убеждении, что частная собственность — основа индивидуальной свободы, которая, в свою очередь, рассматривается в качестве необходимого условия самореализации отдельного индивида, выполнения главного предназначения его жизни. Теории демократии интегрировали в себя основной комплекс идей, относящихся к этим двум феноменам. Отметим то, что XX век внес свои коррективы в теорию и практику демократии. Несомненно, необходимым условием демократии в любых ее формах является политическая свобода. Но она не может быть соответствующим образом реализована там, где нет реального выбора в социальной и экономической сферах, где велико социальное неравенство.

Свобода как идеал в условиях демократии всегда соотносится с принципом справедливости. При этом надо помнить, что там, где социальное неравенство способствует подрыву принципа справедливости, необходима та или иная система перераспределения материальных благ. Рыночная система и свободная конкуренция, как показывает мировой опыт, обеспечивают наилучшие условия и возможности для роста производительности и стимулирования индивидуальной инициативы. Но в то же время рыночные силы постоянно порождают социальную несправедливость, выталкивая часть граждан на обочину общественной жизни. С этой точки зрения противоречие между требованиями социальной справедливости и императивами экономической эффективности остается постоянно воспроизводящим себя противоречием современного индустриального общества.

Одной из попыток решения этого противоречия стала система кейнсианства, сыгравшая большую роль в преодолении Великой депрессии 30-х годов и построенная на постулате идеологической, политической и социально-экономической недостаточности индивидуализма, свободной конкуренции и свободного рынка. Эта система обосновала и необходимость усиления роли государства в важнейших сферах жизни общества. За государством была признана функция регулятора экономических и социальных процессов. В противовес концепции государства — «ночного сторожа» была выдвинута концепция государства благосостояния. Она основана на идее необходимости и возможности преодоления социальных конфликтов путем обеспечения с помощью государственного вмешательства удовлетворительных условий жизни всем слоям населения.

Главную цель государства благосостояния его сторонники усматривали и продолжают усматривать в том, чтобы добиться синтеза экономической свободы, социальной защищенности и справедливости. Другими словами, в государстве благосостояния политические права дополняются социальными правами, предусматривающими предоставление всем членам общества принятого в данном обществе минимума материальных благ. Социальные программы становятся неотъемлемой частью правового государства. Более того, правовое государство приобретает форму государства благосостояния. На этой основе происходит расширение функций государства, во многом дополняющих, а в ряде случаев и заменяющих функции институтов гражданского общества. Изменяющиеся границы и трактовки государства благосостояния определяются не просто решениями политических руководителей, а фундаментальными структурными изменениями современного обществам. Поэтому его следует рассматривать как центральный структурный элемент современной демократии.[1; с.137].

Литература.

  1. Гаджиев К.С. Политология. — М.: Логос — 2001.
  2. Мухаев Р.Т. Политология. — М.: Издательство «ПРИОР» — 1998.
  3. Социология / Под ред. Павленка П.Д. — М.: Издательство «Маркетинг» — 2002.
  4. Социология. Основы общей теории / Под ред. Осипова Г.В., Москевича Л.Н. — М.: Аспект Пресс — 1996.

Похожие работы