Публикации

Проблема истины в философской науке

 Контрольная работа по философии на тему: Проблема истины в философской науке 

План

  1. Понятие истины. Объективность истины.
  2. Диалектика абсолютной и относительной истины.
  3. Истины и заблуждение.

Логическое задание.

Список использованной литературы.

1. Понятие истины. Объективность истины.

Непосредственной целью познания является достижение истины. По выражению Гегеля, истина есть великое слово, а еще более великий предмет. С древних времен философы обращались к проблеме истины. Одни из них подходили к истине с гносеологических позиций, отвечая на вопрос — что есть истина? Другие анализировали истину со стороны логического аспекта и отвечали на вопрос: действительно ли это — истина? Почему это — истина?[1]

Так, что есть истина?

Данный вопрос — один из центральных в теории познания. Он занимал людей с самых древних времен. К его разрешению обращались Платон и Аристотель, Бэкон и Декарт, Кант и Гегель, Маркс и Ленин, Рассел и Хайдеггер. И это не случайно, ибо истина является конечной целью всей познавательной деятельности человека. Философы по-разному отвечали на этот вопрос[2].

Философы выработали широкий спектр взглядов на истину: от глубины теоретических систем до полного отрицания ее как феномена в стиле Ницше: «...истина — это иллюзия, порожденная волей к могуществу». В зависимости от учета тех или иных характеристик истины, от общефилософских и гносеологических позиций философы делили истины (и содержащие их знания) на врожденные и приобретенные из опыта (Декарт), истины разума и истины факта (Лейбниц), априорные, апостериорные, аналитические и синтетические (Кант), материальные и формальные (в логике),дискурсивные и интуитивные, эмпирические и теоретические, непосредственные и опосредствованные, необходимые и случайные, общие и частные, абсолютные и относительные, вечные и преходящие, объективные и субъективные, Истина с большой буквы и истина с малой буквы (Н. Бердяев) и т.п. Часто в этом делении подход к истине одного философского направления перекрывает другие направления или даже дублирует их. Не все они носят научный характер с позиции здравого смысла. Дать анализ этим подходам к истине затруднительно в таком пособии из-за ограниченного его объема. Обратим внимание только на то, что многие философы выдвигают как общие проблемы истины:

  • во-первых, о соотношении истины и знания;
  • во-вторых, о соотношении истины и заблуждения;
  • в-третьих, об объективном и субъективном в содержании истины;
  • в-четвертых, об абсолютном и относительном в развивающемся знании;
  • в-пятых, о конкретности истины;
  • в-шестых, о критериях истины.

С древних времен философы связывали истину со знанием: или отождествляли ее с ним, или считали истину элементом знания. Еще Аристотель считал, что истина — это знание, которое соответствует действительности. Это знание, которое верно отражает действительность. Истина — знание, соответствующее своему предмету, совпадающее с ним. Противоположная категория истины -ложь. Ложь — неверное, неадекватное описание действительности. (Есть разные точки зрения по поводу лжи и заблуждения).

Такой подход объективно отвечал интересам и практическим потребностям познания действительности, если соблюдался принцип: истина никому и ничему не служит, ей служат. В дальнейшем философы начали различать знание и истину. Под истиной понимают содержание знания, характеристику знания. Ложь является содержанием заблуждения, т.е. неадекватного познавательного образа. «Истина» и «знание» — с одной стороны, и «ложь» и «заблуждение», с другой — не являются синонимами. «Тысячи путей ведут к заблуждению, к истине — только один», — так определяет французский просветитель XVIII в. Ж.Ж. Руссо. Истина есть суд над ложью, свет, обличающий тьму. Знание имеет логическую структуру, тогда как истина не имеет ее, хотя и существует только в ней. Истина, как наглядно интерпретированное адекватное описание предметной ситуации, имеет категориальную структуру. Но поскольку знание содержит истину, оно может быть определено как истинный познавательный образ или совокупность истинных познавательных образов. Эта точка зрения довольно распространена в современных условиях.

Далее следует подчеркнуть, что истина имеет два смысла: истина как знание о реальности и истина как самая реальность. «Истина есть не только идея, ценность, но также существо, существующее», — так определяет Н. Бердяев. И далее «...истина не есть то, что существует, а есть смысл, логос существующего. Но этот смысл есть существующее, существующий». «Истина есть творческий акт духа, в котором рождается смысл». Здесь поставлена проблема объективного и субъективного в содержании истины. Хотя точка зрения Бердяева по этой проблеме двойственная. Он больше субъективизирует истину: "Истина совсем не есть познание объекта, истина есть победа над объективизацией... Истина совсем ничего не отражает, как ничего не отражает реальность духа. Истина — духовна, она в духе и есть победа духа над бездуховной объективностью мира, — мира вещей... Истина есть пробуждение духа в человеке, приобщение к духу«[3].

Ни предметы (явления, процессы), ни ощущения сами по себе не могут быть ни истинными, ни ложными. Восприятия, представления, ощущения могут быть истинны или ложны только в случае их сопоставления с объектом.

Истина — это соответствующее объективной реальности содержание наших знаний. Она являет собой итог процесса познания. Истина — центральная категория теории познания, любой философской системы.

«Истина — дочь времени, а не авторитета», — говорил Ф. Бэкон. Гегель утверждал, что истина «есть великое слово и еще более великий предмет», так что у духовно здорового человека «при звуках этого слова должна выше вздыматься грудь». Самая серьезная потребность человека есть потребность познания истины. Она не подобна цветам, которые легко срывают по пути. Это далекая цель трудного пути познания. «Недостаточно просто открыть глаза и уши, чтобы стать мудрым и знающим. Многие только потому и спорят против истины, что пропадут, приняв ее за таковую» (Гете).

Диалектический материализм рассматривает истину как процесс. Она не дается непосредственно и не является неизменным отражением объекта. Истина — результат последовательного, противоречивого процесса углубления познания.

Истина имеет несколько сторон: объективность, абсолютность, относительность и конкретность.

Проблема истинности наших знаний включает два вопроса. Существует ли объективная истина, т. е. может ли в человеческих представлениях быть такое содержание, которое не зависит ни от человека, ни от человечества? Если да, то могут ли человеческие представления, выражающие объективную истину, выражать ее сразу, целиком, безусловно, абсолютно или только приблизительно и относительно?

Под объективной истиной понимается такое содержание наших знаний, которое не зависит ни от человека, ни от человечества.

Скажем, утверждения «ядра атомов состоят из протонов и нейтронов» или «Земля вращается вокруг Солнца», «труд создал человека» и др. являются объективно истинными. Быть материалистом — значит признавать объективную истину, открываемую нам органами чувств и разумом.[4]

Объективность истины — сложное свойство ее, включающее в свой состав независимость истины от произвола субъекта, его антипатий и симпатий и отношений к предмету знания, данному познанию независимо от истины.

Независимость истины от произвола субъекта есть выражение ее адекватности в отношении к объекту, в котором она предстает как описание объекта таким, каков он есть действительно, независимо от желаний, установок и т. п. — как отклоняющих познающего субъекта от пути адекватного познания, так и направляющих субъекта на этот путь. Объективность истины потому и есть ее адекватность, а отнюдь не существование ее вне сознания субъекта. В меру своей адекватности наше познание объективно, в меру неадекватности — субъективно, т. е. ложно[5].

Истина, конечно, присуща деятельности познающего субъекта, но она в общем и целом объективна по своему содержанию и источнику. (Термин «объективная истина» недостаточно строг, полностью объективной может быть только материальная действительность).

Неправы и субъективные идеалисты, которые полностью отрицают объективную сторону истины. Субъективизм в понимании истины присущ, например, сторонникам широко распространенной в недавнем прошлом такой философской концепции, как прагматизм (от греч. «прагма» — делаю), поскольку ее сторонники утверждают, будто истинно все то, что выгодно, приносит пользу и успех.

Другой разновидностью субъективистской трактовки истины является концепция «социально-организованного опыта» А.А. Богданова. Согласно его взглядам, истинно то, что общезначимо, что соответствует мнению большинства, признается большинством. Такая позиция тоже недостаточно корректна, поскольку новое в науке первое время часто расходится с мнением большинства (вспомним судьбу открытий Н. Коперника, А. Эйнштейна и др.).

Представители объективного идеализма склонны абсолютизировать и даже обожествлять знание, вынося при этом истину за пределы реальной действительности, в трансцендентный (потусторонний) мир, в «царство чистой мысли». На самом деле, ни знаний, ни, сало быт истины независимо от человеческой деятельности нет и быть не может.

Объективность в истине отрицается, если истина рассматривается как внутреннее свойство сознания, как бы последнее ни трактовалось. И все же для решения проблемы истины признания в ней объективности недостаточно, так как сразу встает вопрос, дается субъекту познания истина сразу или же по частям, по мере движения от знаний менее глубоких и полных к знаниям большей глубины и достоверности, а это вопрос о соотношении абсолютной и относительной истины[6]

2. Диалектика абсолютной и относительной истины

Обыденное сознание, мысля истину как прочно достигнутый результат познания, обычно оперирует такими безусловными истинами, как отчеканенной монетой, «которая может быть дана в готовом виде и в таком же виде спрятана в карман» (Гегель). Но система научных знаний, да и житейский опыт — не склад исчерпывающей информации о бытии, а бесконечный процесс, как бы движение по лестнице, восходящей от низших ступеней ограниченного, приблизительного ко все более всеобъемлющему и глубокому постижению сути вещей. Однако истина отнюдь не только движущийся без остановки процесс, а единство процесса и результата.

Истина исторична. И в этом смысле она — «дитя эпохи». Понятие конечной или неизменной истины — всего лишь призрак. Любой объект познания неисчерпаем, он постоянно изменяется, обладает множеством свойств и связан бесчисленными нитями взаимоотношений с окружающим миром. Считалось, к примеру, что химический состав, свойства и состояние воды изучены досконально. Однако была обнаружена так называемая тяжелая вода с неведомыми ранее свойствами. Каждая ступень познания ограничена уровнем развития науки, историческими условиями жизни общества, уровнем практики, а также познавательными способностями данного ученого, развитие которых обусловлено и конкретно-историческими обстоятельствами, и в определенной степени природными факторами. Научные знания, в том числе и самые достоверные, точные, носят относительный характер. Относительность знаний заключается в их неполноте и вероятностном характере. Истина поэтому относительна, ибо — она отражает объект не полностью, не целиком, не исчерпывающим образом, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются. Относительная истина есть ограниченно верное знание о чем-либо[7].

Относительная истина — это истина неполная, неокончательная, приблизительная. Она уточняется с ходом развития познания. Относительными являются, например, все гипотезы. Относительна точность наших измерений[8].

Парадоксально, но факт: в науке каждый шаг вперед — это открытие и новой тайны, и новых горизонтов незнания. Это процесс, уходящий в бесконечность. Человечество вечно стремилось приблизиться к познанию абсолютной истины, пытаясь максимально сузить «сферу влияния» относительного в содержании научного знания. Однако даже постоянное расширение, углубление и уточнение наших знаний в принципе не может полностью преодолеть их вероятность и относительность. Но не следует впадать в крайность, как, например, К. Поппер, утверждавший, что любое научное положение — всего лишь гипотеза. Получается, что научное знание представляет собой всего лишь тянущуюся из глубины веков цепь догадок, лишенных устойчивой опоры достоверности.

Говоря об относительном характере истины, не следует забывать, что имеются в виду истины в сфере научного знания, но отнюдь не знание абсолютно достоверных фактов, вроде того, что сегодня не существует короля Франции. Именно наличие абсолютно достоверных и потому абсолютно истинных фактов чрезвычайно важно в практической деятельности людей, особенно в тех областях деятельности, которые связаны с решением человеческих судеб. Так, судья не имеет права рассуждать: «Подсудимый либо совершил преступление, либо нет, но на всякий случай давайте его накажем». Суд не вправе наказать человека, если нет полной уверенности в наличии состава преступления. Врач, прежде чем оперировать больного или применять сильнодействующее лекарство, должен опираться в своем решении на абсолютно достоверные данные о заболевании человека. К абсолютным истинам относятся достоверно установленные факты, даты событий, рождения и смерти и т. п.[9]

Абсолютная истина в философии понимается в трех смыслах:

  1. абсолютно полное знание обо всем, что было, есть и будет в мире;
  2. моменты абсолютного, непреходящего знания в составе знания относительного;
  3. так называемые «вечные» («окончательные») истины.

В первом случае абсолютная истина недостижима, но нет пределов все более полного «овладения» ею.

Во втором и третьем смыслах абсолютная истина «включается» в человеческое познание на каждом из его этапов, и таким образом истиной является не только абсолютная истина, т. е. полное и совершенно точное отражение действительности, но и приблизительное, неполное, т. е. относительная истина[10].

Абсолютные истины, будучи раз выражены с полной ясностью и достоверностью, не встречают более доказательных возражений. Иными словами, абсолютная истина есть тождество понятия и объекта в мышлении — в смысле завершенности охвата, совпадения и сущности и всех форм ее проявления. Таковы, например, положения науки: «Ничто в мире не создается из ничего, и ничто не исчезает бесследно»; «Земля вращается вокруг Солнца» и т. п. Абсолютная истина — это такое содержание знания, которое не опровергается последующим развитием науки, а обогащается и постоянно подтверждается жизнью.

Под абсолютной истиной в науке имеют в виду исчерпывающее, предельное знание об объекте, как бы достижение тех границ, за которыми уже больше нечего познавать. Процесс развития науки можно представить в виде ряда последовательных приближений к абсолютной истине, каждое из которых точнее, чем предыдущие.

Термин «абсолютное» применяется и к любой относительной истине: поскольку она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолютное. И в этом смысле можно сказать, что любая истина абсолютно-относительна. В совокупном знании человечества удельный вес абсолютного постоянно возрастает. Развитие любой истины есть наращивание моментов абсолютного. Например, каждая последующая научная теория является по сравнению с предшествующей более полным и глубоким знанием. Но новые научные истины вовсе не сбрасывают «под откос истории» своих предшественниц, а дополняют, конкретизируют или включают их в себя как моменты более общих и глубоких истин. Прежняя теория истолковывается в составе новой как ее частный случай (например, классическая механика Ньютона в теории относительности Эйнштейна).

Итак, наука располагает не только абсолютными истинами, но в еще большей мере — истинами относительными, хотя абсолютное всегда частично реализовано в наших актуальных знаниях. Неразумно увлекаться утверждением абсолютных истин. Необходимо помнить о безмерности еще непознанного, об относительности и еще раз относительности нашего знания[11].

Таким образом, зависимость между абсолютной и относительной истинами имеет достаточно сложный диалектический характер. Как и при объяснении явлений природы и общества, диалектика и здесь противостоит метафизике, которая проявляется в форме догматизма и релятивизма. То и другое течение содержит в себе верные моменты, но односторонне преувеличивает их. Догматики признают только абсолютные истины. Истина, считают они, познается сразу, полностью или же не познается вовсе. Так считал, в частности, Дюринг. Критику его взглядов дал Ф. Энгельс в работе «Анти-Дюринг».

Другой крайностью является полное отрицание абсолютной и признание только относительной истины. На этой позиции стоят релятивисты (релятивизм присущ махизму, прагматизму, неопозитивизму).

Большинство течений современной философии, признавая относительность человеческих знаний, абсолютизирует эту относительность, превращая ее в полный релятивизм, отрицающий не только переход от относительной истины к абсолютной, но и само существование последней. Релятивисты абсолютизируют отдельные моменты процесса познания: его зависимость от психического состояния личности (экзистенциализм), от биологических потребностей и эмоций субъекта (Заммель, Ницше и прагматики) или же от логических форм и теоретических средств, как-то: символики и совокупности терминологии координат и методов отсчета и т. п. (неопозитивисты и семантические идеалисты).

Диалектический материализм решительно отвергает сведение релятивного к чисто субъективному. Он включает в себя момент релятивизма, отрицания, скептицизма, но не абсолютизирует их. С точки зрения диалектического материализма разница между абсолютным и относительным тоже относительна.

Если понятие «объективность истины» подчеркивает основную ее черту как верное отражение действительности, а понятие «относительная и абсолютная истина» — сам процесс ее познания, то понятие «конкретность истины» говорит о возможном практическом применении полученных знаний. Диалектический материализм исходит из того, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Это означает необходимость учета границы, пределов применимости результатов познания, а соответственно и их уточнения.

Принцип конкретности истины есть одно из гносеологических выражений внутренней противоречивости в природе и обществе, из чего вытекает необходимость всестороннего учета противоречий и различных тенденций развития. Эти принципы неразрывно связаны с анализом и осмыслением новых явлений, возникающих в научной практике и общественной жизни[12].

Похожие работы