Публикации

Философская мысль Беларуси

 Контрольная работа (реферат) на тему: Философская мысль Беларуси 

План

  1. Белорусское просвещение и реформация. Ф. Скорина, С. Будный, С. Полоцкий, К. Нарбут и др.
  2. Философские идеи национального движения XIX-XX вв.

Литература

1. Белорусское просвещение и реформация. Ф. Скорина, С. Будный, С. Полоцкий, К. Нарбут и др.

Франциск Скорина (1490?-1541?). О взглядах Ф. Скорины можно судить по его предисловиям и послесловиям, в которых автор стремился при помощи библейских текстов приобщить простых людей к грамоте, знаниям, оправдать и обосновать гуманистические идеи Ренессанса о религиозной и моральной автономии человека, его достоинстве, основанном не на происхождении и социальном положении, а на личностных интеллектуально-нравственных добродетелях, гражданственности и патриотизме.

Онтология и гносеология. Во взглядах на происхождение мира Ф. Скорина как глубоко верующий христианин придерживается теологической концепции креационизма, согласно которой мир и человек сотворен Богом «из ничего». Детально проблему бытия он не рассматривает. Вопросы богопознания занимают Ф. Скорину в большей степени. Данное обстоятельство связано с его интерпретацией Библии. Проблема бытия в этой связи приобретает для него не онтологический, а скорее гносеологический аспект. В «Сказании к первым книгам Моисеевым, рекомых Бытье» Ф. Скорина утверждает, что из всех книг Ветхого Завета наиболее трудны для понимания книги Бытия. Знание их доступно только немногим избранным, для всех других людей вопросы творения мира являются предметом веры.

Большая же часть Библии может быть познана как логическим путем, так и прикладным методом, знанием «през речи видомые». Ф. Скорина здесь является последователем К. Туровского и К. Смолятича, утверждавших право человека на тщательное вникание в смысл библейских текстов.

Ф. Скорина всячески разграничивает веру и знание. В частности, он выделяет библейскую мудрость и мудрость философскую, которую понимал как знание сущего. В этом он предстает как продолжатель идей сторонников «двойственной истины» (философского учения, разграничивающего веру и разум, истину божественную и истину научную).

Библия для Ф. Скорины — не только безусловный авторитет веры, но и неоценимый объект познания, источник светских знаний (естественнонаучных, историко-правовых, философских), пособие для изучения семи свободных искусств (грамматики, логики, риторики, музыки, арифметики, геометрии, астрономии). Но Библия является не единственным источником знаний. Знания даются Богом «многими и различными путями».

В «Малой подорожной книжице» Ф. Скорина предстает перед нами как ученый-астроном. Он вводит поправки в Юлианский календарь, определяет время вхождения Солнца в каждое созвездие зодиака, сообщает о шести лунных и одном солнечном затмениях.

Сделав замечание, что вопросы библейской онтологии трудны для понимания, согласившись с креационистской формулировкой возникновения мира, Ф. Скорина, разграничивая веру и знание, приходит к выводу о необходимости овладения «посполитым» человеком мудростью и науками.

Учение о человеке. Философские позиции Ф. Скорины носят явно выраженный антропоцентрический характер и в целом совпадают с традицией Ренессанса. Ученый рассматривает человека как существо разумное, нравственное и общественное. Утверждая, что каждый человек от рождения имеет равные права, Ф. Скорина акцентирует внимание на вопросах его нравственного совершенствования, смысла жизни и достоинства, свободы, гражданской активности, общего и индивидуального блага. Ученый пересматривает средневековую христианскую доктрину смысла человеческого существования, где земная жизнь не представляет самоценности, а является только этапом к жизни вечной. Рассуждая о смысле жизни, он подчеркивает многовариантность жизненных позиций и ценностных ориентации человека. Сочувственно относясь к реальной нравственности человека, Ф. Скорина противопоставляет ей мораль как сферу должного, направляет «посполитого» человека на активную общественно полезную жизнь. Он считает, что люди от рождения наделены одинаковыми задатками. О человеческом достоинстве надо судить не по происхождению, а по нравственно-интеллектуальным качествам, по тому, какую пользу принес тот или иной человек «отчизне своей».

Нравственный идеал Ф. Скорины — гуманистическо-христианская концепция жизни, в центре которой — понятие блага. В качестве высшего блага у Ф. Скорины выступает разумная, нравственная и общественно полезная жизнь человека. Ф. Скорине принадлежит приоритет в общественной мысли, в постановке и решении проблемы «человек — общество». Решая вопрос о соотношении общего блага («посполитого» доброго) и индивидуального, решительное предпочтение отдает первому. Человек — существо общественное, и только в обществе он может себя реализовать. Человек в этой связи просто обязан научиться «жить вкупе» (сообща, в обществе). Только идея общего блага может объединить людей.

С другой стороны, Ф. Скорина постоянно говорит о необходимости непрерывного совершенствования человеческой природы, что будет способствовать гармонизации общественной жизни. Вслед за Сократом и Платоном Скорина утверждает, что добродетельный человек равнозначен человеку знающему. Это означало, что добродетели можно научить и в этой связи нравственный идеал реально достижим.

Отдавая безусловный приоритет духовным ценностям, Ф. Скорина как мыслитель эпохи Возрождения не противопоставляет их ценностям плотским, земным радостям, выступает за необходимость гармонии духовного и земного.

Высшим принципом отношений между людьми Ф. Скорина считает человеколюбие. Примечательно, что эту норму человеческих отношений он распространяет не только на христиан, но и на представителей других вероисповеданий. В связи с этим человеколюбие приобретает у него вселенский общечеловеческий характер.

Является он также основоположником национально-патриотической традиции в истории общественной мысли. Ф. Скорина — патриот своей родины Он это доказал своей подвижнической деятельностью на благо отчизны. Средневековое мышление, как известно, было космополитическим. Для Ф. Скорины же интересы своего народа выше религиозных Любовь к родине выражена Ф. Скориной в изящно литературной форме: «Понете от прирождения звери, ходящие в пустыни, знають ямы своя; птицы, летающие по воздуху, ведають гнезда своя; рыбы, плавающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобные боронять ульив своих; тако же и люди, и где зродился и ускормлены суть по бозе, к тому месту велику ласку имають».

Таким образом, Ф. Скорина рассматривает человека преимущественно с нравственной стороны. Главное его назначение — делать добрые дела для ближних, служить общему благу. Только в этом случав человек реализует себя как член общества. [1; с.24-25]

Политико-правовые взгляды. Ф. Скорина стоял у истоков зарождения так называемого буржуазного юридического мировоззрения. Он понимал, что религия является мощным регулятором общественной жизни. Однако она в условиях формирования новых общественных отношений уже явно не справлялась с ролью безусловного социального регулятора, каким была в средневековье. Новые социально-экономические условия требовали и новых механизмов управления обществом. Таким механизмом должно быть, считает Ф. Скорина, право.

Он различает законы неписаные и писаные. Сначала люди жили по неписаным законам взаимодоверия и справедливости. Лишь с усложнением общественных отношений возникают законы писаные. Из сказанного выше можно сделать вывод, что Ф. Скорина является сторонником теории «естественного права», под которым понималась совокупность вечных и неизменных принципов, правил, ценностей, вытекающих из самой человеческой природы. Эти естественные, неписаные законы фигурируют у него под названием «прироженый закон». По мысли Ф. Скорины, «прироженый закон» должен быть фундаментальным основанием писаного права, которое, являясь человеческим установлением, формируется у народов не одновременно и в первую очередь зависит от уровня развития форм государственной жизни. Само право он рассматривает во взаимосвязи и единстве с моралью, поскольку у них единая основа — «прироженый» закон, написанный Богом «в серци единого кажного человека» и запечатленный в его разуме.

Следуя традиции античной философии: для мудреца право излишне потому, что он делает по собственному убеждению то, что другие — под страхом закона, Ф. Скорина утверждал, что человек нравственный может обходиться и без правовых законов. К законам и праву Ф. Скорина выдвигает ряд обязательных критериев, актуальных и сегодня. Закон должен быть «почтивый, справедливый, можный, потребный, пожиточный, подле прирожения, подлуг обычаев земли, часу и месту пригожий, явный, не имея в собе закритости, не к пожитку единого человека, но к посполитому доброму написаный». Закон будет уважаться в обществе, если он будет справедливым. Несправедливый же закон озлобляет человека, позволяет его перманентно (постоянно) нарушать. Справедливость (от лат. justitia), таким образом, у Ф. Скорины приобретает статус этико-правовой категории.

Справедливость и общее благо у Ф. Скорины, — не только этические понятия, но и универсальные юридические категории. Здесь автор высказывает гениальную догадку возможного совпадения закона и права на основе юстиции (справедливости), общего блага и разума.

С практической точки зрения такая постановка вопроса обеспечивала гуманное судопроизводство, в основе которого, по Ф. Скорине, находится та же справедливость. Мыслитель утверждает также, что судье необходимо быть не только высоконравственным и бесстрастным профессионалом, но и советчиком. Задолго до возникновения в Европе развернутых правовых теорий Ф. Скорина объявляет закон и право основой гармоничного развития общества. Беззаконие, несовершенное судопроизводство разрушают общественный мир. Беззаконие является величайшим общественным пороком и сопоставимо разве что с понятием греха, поэтому является наказанием Божьим. Законность же — величайшее общественное благо.

Представляет интерес и скориновская классификация права. Как уже говорилось, он выделяет неписаное и писаное право. Последнее подразделяется на право божеское, церковное и земское. Право божеское изложено в Библии, церковное — в документах соборов, земское, или светское, — наиболее просвещенными людьми и государями. Высказывается также идея о большой роли народа как в правотворчестве, так и в государственной жизни: «Справа всякого собрания людского и всякого града, еже верою, соединением ласки и згодою посполитое доброе помножено бываеть».

Ф. Скорина представляет следующую классификацию земского права. Сначала он говорит о «посполитом праве», которое фиксирует общие принципы жизнедеятельности общества. Потом у Ф. Скорины следует языческое право, в котором говорится о правилах ведения военных действий между государствами. Как человек своего времени Ф. Скорина является свидетелем многочисленных войн и считает, что они должны вестись в соответствии с правовыми нормами — заранее оповещать противника о начале военных действий, выполнять условия заключенного мира (перемирия), уважать институт переговоров и т.д. Непосредственно за языческим правом следует рыцарское, или военное. Оно являет собой своего рода, говоря современным языком, устав армии, так как в нем регламентируется боевое построение войск, тактика ведения боевых действий, поведение на поле брани. Далее он выделяет царское, местное, морское и купеческое право.

Данная классификация свидетельствует о глубоком понимании Ф. Скориной необходимости правовой регуляции важнейших сфер жизни и общества, что сможет сделать его более стабильным и гармоничным. [2; с.65-66]

Хотя Ф. Скорина во взглядах на общество в целом и является представителем своего времени, некоторые его идеи актуальны и сегодня. Особенно это касается его методологии создания законов, необходимости строить отношения между основными социальными группами, классами и сословиями на основе общественного согласия и взаимных уступок. [1; с.30]

Сымон (Семен, Симеон) Будный (1530-1593). С Будный вошел в историю отечественной философской мысли как один из виднейших идеологов и деятелей периода Реформации. Все его творчество как богослова и философа осуждалось представителями и протестантизма, и православия, и католицизма.

Современники-богословы ставили Сымона Будного вровень с такими известными деятелями Реформации, как Ян Гус и Мигель Сервет. Его сочинения знали не только в Великом княжестве Литовском, Польше, но и в Чехии, Германии, Швейцарии, Англии, России.

Онтология Семена Будного вытекает из его антитринитаризма. Отвергнув Троицу, С. Будный разрабатывает учение о Боге как Абсолюте. Симеон Будный не отрицает божественности Христа и Святого Духа, однако, на его взгляд, они не единосущны Богу-Отцу. В своем «Символе веры» автор доказывает, что Бог обладает вечностью, всемогуществом, неизменностью, нераздельностью, бесконечностью, тварным началом. Своей беспредельной мощью он сотворил из ничего и небеса, и землю, и моря, и ангелов, и людей, и животных. Сотворил весь мир Бог без помощи Сына, который рожден от женщины, принадлежавшей к человеческому роду. [3; с.32]

Христианское учение о Троице исходит из единой божественной сущности, которая выступает как внутриличностное отношение трех взаимосвязанных субстанций-ипостасей — Бога-Отца (безначального начала). Бога-сына (Логоса или Абсолютного смысла) и Бога-Святого Духа (животворящего начала). Эти три субстанции (ипостаси) обладают равновеликостью и нераздельностью, хотя, как видно, и единосущны. Несмотря на свою единосущность, каждый элемент Троицы имеет свой онтологический смысл: Бог-Отец — это предоснова чистого бытия, Бог-Сын (Христос) — Логос-Слово-Закон (понятийное оформление бытия), Бог-Святой Дух — творящее начало на основе синтеза чистого бытия и Логоса-Слова-Закона.

В творении мира, согласно христианской философии, участвуют единовременно три равнозначных субстанциональных начала, которые выполняют при этом свои особенные функции: Бытие Бога-Отца приобретает смысл благодаря Богу-Сыну (Логосу-Слову-Закону), творение же мира происходит с помощью Бога-Святого Духа.

С. Будный высказывает мысль, что учение о Троице могло возникнуть только в результате соединения философии и теологии. Первые христианские философы-апологеты Юстин, Аристид. Тертуллиан, а затем и Августин «Блаженный» просто придумали эти три ипостаси Бога. Критикуя сторонников учения о Троице и их современных защитников. С. Будный отмечает, что в подлинном тексте Священного писания нет ни одного места, где бы утверждалось, что Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Святой Дух — это один Бог.

В полемике со своими противниками (как католиками, так и протестантами) он находит союзника в православии, считавшем, в отличие от католицизма и протестантизма, что Дух Святой исходит только от Бога-Отца, а не от Бога-Сына. Однако главным аргументом в дискуссии для С. Будного является логика разума. В письме известному протестантскому теологу из Швейцарии Г. Буллингеру в 1563 году он показывает, что из католического и протестантского учения о Троице вытекает: Святой Дух является общим порождением Бога-Отца и Бога-Сына. Но Бог-Сын рожден не только от Бога-Отца, но и Бога-Святого Духа в силу их единосущности. Поэтому учение о Троице логически несостоятельно.

С. Будный критикует те места Библии, в которых говорится о рождении Христа. Он отвергает в первую очередь божественное происхождение Христа, считая его лишь великим проповедником-пророком и высоконравственным человеком. С. Будный исключает таким образом Христа из надмирового начала, отвергает его как единое целое. Поэтому к нему неприменимо понятие Бога.

Не обладает самостоятельной сущностью и третья ипостась — Бог-Святой Дух. Это атрибут Бога, его творящая сила. Часть целого не может выступать как целое. С. Будный проводит аналогию Святого Духа и духа человеческого, который зависит от тела. Дух человека не может замещать самого человека. Если такое допустить, то дух человека перестает им быть. Точно так же и Святой Дух. Он не может одновременно быть и Богом, и Духом.

Последовательно разрушив всю систему доказательств сторонников Троицы, С. Будный представил Бога безличным началом. Бог является предосновой бытия, дух — его атрибут, его творящая сила. Сторонники учения о Святой Троице выдвинули 10 доказательств, подтверждающих наличие Троицы. Опровергнув данные доказательства, С. Будный приводит 18 эпизодов из Библии, подтверждающих, по его мнению, что Бог в Библии — это Бог-Отец, а не Троица. Однако С. Будный не соглашается и с эволюционистами, которые исходя из понимания Бога как безличного начала делали вывод о возникновении мира без божественного участия.

В целом, отталкиваясь от основополагающих в средневековом мышлении идей провиденциализма и креационизма, С. Будный считает, что Бог не только создал мир, но и управляет им.

В целом же учение об Абсолюте подрывало изнутри и провиденциализм, и креационизм. Подвергнув философско-богословской критике догмат Троицы, обосновав земное происхождение Христа, С. Будный заложил основу для самых смелых философских выводов.

Гносеология. Вера и разум. Диалектика. Рационалистический анализ Библии, предпринятый С. Будным, неминуемо выводил его на решение проблемы соотношения веры и разума. Рационализировав и натурализировав Библию, философ решительным образом отдает предпочтение разуму (в связке вера — разум). Только с помощью разума можно познать религиозные и мирские тайны. В этом взгляды С. Будного продолжают традиции К. Смолятича и К. Туровского по не буквальному прочтению библейских текстов. Существенным же отличием является ярко выраженный рационализм С. Будного. Если К. Смолятич и К. Туровский заявляли о своем праве на тщательное вникание в Священное писание, то С. Будный уже приступает к его систематической рационалистической критике, цель которой — установление истины. Важной составляющей рационалистического метода С. Будного является требование текстуального осмысления Библии. Не домыслы-аллегории, заявляет он, а строгий анализ текста позволит познать истину. Для этого необходимо однозначное понимание слов текста, закрепление за ним значения, адекватного самим предметам. О предметах надо судить не по их названиям, а выводить названия из их сущности.

Саму истину он понимает как адекватность человеческому разуму и опыту. Поэтому истина достигается на основе большого фактического и исторического материала, что позволяет человеку постичь всеобъемлющую картину бытия. Такова первая особенность гносеологии С. Будного.

Поскольку истина Священного писания представлена в свернутом виде, то раскрыть ее можно только с помощью диалектического разума. В подтверждение своей мысли С. Будный приводит пример Христа и апостолов, в совершенстве владевших диалектикой познания мира.

Отсюда вытекает вторая особенность гносеологии С. Будного, которая заключается в ее диалектичности. Саму диалектику он представляет не как изобретение древних греков, а как природный дар. Диалектика — это и не софистика, которая часто ведет человека в гносеологические тупики. Диалектика — это и не схоластическая логика, слишком упрощающая мир и знание о нем. Люди должны остерегаться такого понимания диалектики, чтобы не быть обманутыми и не обманывать других. Только при правильном использовании диалектики она носит подлинный характер и помогает в постижении истины.

Третьей особенностью гносеологии С. Будного является ее натурализм, вытекающий из христологии, в которой обосновывается человеческая природа Христа. С. Будный натурализирует такое понятие, как загробный мир, библейские чудеса и др. Отвергая сверхъестественные ситуации, описанные в Библии, он не только призывает на помощь обыкновенный здравый смысл и факты, но и ссылается на данные науки того времени, стремится объяснить их как естественно-природные явления.

Для гносеологии С. Будного, наряду с рационализмом, натурализмом и диалектикой, характерен и. такой (изначально философский) метод познания, как принцип сомнения. Это — четвертая особенность его гносеологии. Ничего, в том числе и Священное писание, человек не должен принимать на веру. Подчеркивается необходимость испытания всего, с чем человек имеет дело, иначе заблуждения неизбежны. Человек волен и заблуждаться, и ошибаться. Однако это не преднамеренное искажение истины, не злая сила, а проявление интеллектуальной свободы, без которой процесс отыскания истины в принципе невозможен. Только тщательное испытание веры разумом и данными опыта является условием определения истинности или ложности философско-богословских проблем.

Такая рационалистическая позиция С. Будного подрывала господствовавший в середине века догматический метод философского мышления. Примечательно, что принцип сомнения С. Будный не только распространяет на теологическую проблематику, но и считает его полезным для естественнонаучного исследования, познания окружающего мира в целом.

С. Будный в этой связи отдает решительное предпочтение индивидуальному разуму, самопознанию человека. Он сам не претендует на абсолютную истину, но и другие, по его мнению, не должны иметь такого права. Человек, утверждает мыслитель, должен освобождаться от власти авторитетов-схоластов. Он имеет право на свободное изложение своих взглядов, а в дискуссиях должен соблюдать по отношению к своим оппонентам толерантность (терпимость к чужим мнениям и верованиям).

В дискуссиях надо избегать страстей, так как они заглушают истину. С. Будный считает, что в дискуссиях могут участвовать все желающие ученые и неученые, учителя и ученики, богатые и бедные. Он отмечал: там, где нет свободы обсуждений, нет свободы вообще. Взгляды С. Будного на роль индивидуального разума, защиты права человека на интеллектуальную свободу были не только составной частью европейской философий эпохи Возрождения, но и, опережая время, готовили рационализм Нового времени.

Учение о человеке и обществе. Взгляды С. Будного на человека и общество коррелируют (соотносятся) с основными направлениями ренессанско-реформационного антропоцентризма, где человек является не просто объектом философствования, но и оказывается центральным звеном вселенского бытия.

Человек, по С. Будному, разумен, свят, праведен и самовластен. Ему как главной ценности на земле подчиняется живая и неживая природа. Однако, будучи по природе самовластным, человек впадает в грех. С. Будный разрабатывает целое учение о путях избавления от греха. Он исходит из дуалистической (материальной и духовной одновременно), на его взгляд, природы человека. Человек состоит из двух частей — тела, впавшего в грех, и души. Если умирает тело, душа теряет свое индивидуально-личностное содержание. Реализовав себя в конкретном человеке при жизни, она навсегда перестает быть его душой после смерти. С. Будный не говорит, что с телом умирает и душа. Она деиндивидуализируется и уже ничего не знает ни о себе, ни об окружающем мире, не вмешивается больше в земные дела, не может переместиться в другое тело. Поэтому человек может преодолеть грех только праведной жизнью, добрыми делами, исполнением христианских моральных заповедей. Несмотря на свой первородный грех, он не должен терять веры в спасение. Учение о душе и теле, отрицавшее бессмертие индивидуальной души, было серьезным философским достижением мыслителя. Из единства души и тела, в котором она (душа) зависит от тела, является его атрибутом, а не самостоятельной субстанцией, позже вытекал европейский материализм. [1; с.32-33].

Оправдывая существующие формы феодальной зависимости, С. Будный требовал гуманного отношения хозяев к крестьянам. Он считал, что трудолюбивых и послушных крестьян надо поощрять свободой. Эти взгляды не разделяли такие известные в Великом княжестве Литовском антитринитарии, как ученик Петра из Гонендза Мартин Чеховиц (1523-1613) и Якуб из Калиновки (XVI век), проповедовавшие социальное равенство, общность имущества, упразднение крепостничества. Это находило поддержку у крестьян и ремесленников. На протестантском синоде 1568 года шляхте было указано: «Вы не имеете права есть хлеб, добытый потом ваших подданных, а сами должны трудиться. Вы не должны жить также в имениях, которые пожалованы вашим предкам за пролитие крови. Продавайте ваши имения и имущество и вырученные средства раздавайте бедным» [2; с.70-71].

С. Будный же во взглядах на общество исходит из известного социального учения Платона, согласно которому каждое сословие должно заниматься своим делом. Отношения между сословиями, по С. Будному, регулируются законом. Он резко выступает против самосуда, личной мести, которые считает величайшим грехом. Наказание преступников — прерогатива (право) судов, правительства и государства.

Человек имеет также право на самооборону. Если при этом он убьет преступника, то такое действие не наказывается.

С. Будный выступает в целом против насилия в решении межгосударственных вопросов. Вместе с тем он считает, что войны, в которых защищается родина — справедливы. Несправедливыми считаются те, в которых война ведется за чужие земли, ради удовлетворения притязаний правителей. Он выступает за мир между народами и социально-классовую гармонию в государстве. Идеи же, которые разрушают общество, необходимо рассматривать как богопротивные.

Заслуживают внимания его взгляды на всемирную историю. С. Будный дает более высокую оценку культуре Восточно-Римской империи, чем Западно-Римской. Первая развивалась в лоне древнегреческой цивилизации, а вторая — в латинской, которая ниже греческой. [1; с.34].

Симеон Полоцкий (1629-1680). О месте философии в жизни человека и государства. Философию С. Полоцкий подразделяет на «разумительную» (логику), «естественную» (физику) и «нравную» (этику). Как и древние греки, он понимает философию как мудрость, а философа как мудреца, знающего и умеющего жить в мире. Как пчела мед из цветов собирает, не обращая внимания на их красоту, так и философ (мудрец) добывает истину, чтобы нести ее на благо всем людям, подчеркивает ученый.

Философия имеет большое значение в жизни каждого человека, особенно в его нравственном становлении.

Если бы люди жили по христианским нравственным заповедям (т.е. мудро и справедливо), то философия, утверждает С. Полоцкий, им не была бы нужна. Однако мир и человек несовершенны, сущность вещей не находится на поверхности. Человека же подвинуть к совершенству и знанию может и должна философия, поэтому она ему просто внутренне необходима. Философия учит сосредотачиваться на главном и отвлекаться от суетного, не бояться сильных, смиренно переносить невзгоды, жить в мире с людьми, дает возможность предвидеть ход событий. Она помогает человеку также определиться со смыслом жизни, который, как думают многие, не в богатстве, а в мудрости, считает Полоцкий.

Удивительно, но факт являясь глубоко религиозным человеком, философию он ставит выше религии. Особенно в том случае, если это касается формирования человека. Природа дает нам жизнь. Но она дает жизнь и животным, пишет он. Если бы не философия, человек был бы вроде животного. С помощью же философии он уподобляется ангелу. Философия полезна не только для индивидуума, но и для государства. Как и Платон, он считает, что только на философской (мудрой) основе можно строить государство. Она как никакая другая наука помогает «устроять» крепкую государственность.

Учение о бытии и познании. Согласно философской традиции Симеон Полоцкий считал, что мир состоит из трех частей: первообразного мира (бога), макрокосмоса (природы) и микрокосмоса (человека). Бог является активным и творящим духовным началом, которое «из ничего» творит все. В результате творения возникают две части мира: вещественная, он ее еще называет стихиями (земля, вода, воздух, огонь) и духовная. Из стихий образуется мир отдельных вещей и тел (макрокосмос — природа), а на основе духовной части — ангелы (бестелесные существа) и душа человека. Сочетание материальной и духовной частей образуют человека (микрокосмос). Решая проблему соотношения души и тела, философ отдает предпочтение душе, поскольку тело смертно, а душа бессмертна.

Что касается познаваемости мира, то первообразный (бог) непознаваем. В него надо только верить. Другие две части природа и человек — познаваемы. Природу он сравнивает с книгой, которую доступно прочитать и изучить каждому человеку. В познании огромную роль играют как органы чувств, так и разум. Чувственное познание является первой и необходимой ступенью в постижении природы и человека. Человек представляет собой, по мнению ученого, город с пятью входными воротами (зрением, слухом, обонянием, осязанием и вкусом), через которые он и приобретает первичные знания.

Однако чувства присущи и животным. Человек же превосходит их своим разумом, который С. Полоцкий, как правило, связывает не со способностью к отвлеченному понятийно-логическому мышлению, а с условием-возможностью поступать нравственно. Поэтому центр разума находится в человеческом сердце. Его задача — хранить добрые мысли, так как «от добрых помыслов делеса благая производна бывают, от злых паки злая».

С. Полоцкий утверждает, что рациональное познание не безошибочно. В соответствии с рассмотрением разума в связке с нравственностью ошибки разума он называет грехами.

Первый грех человеческого ума состоит в невежестве Причины его кроются в нежелании учиться, в отсутствии условий для учебы и настойчивости в преодолении ее трудностей. Второй — в нерассудии (в необдуманности, в некритическом заимствовании знаний). Третий- в скоросудии (в поспешных выводах). Четвертые — в непостоянстве ума. Пятый — в упрямстве (в нежелании признать свои взгляды ошибочными) Шестой — в мудрствовании плоти (в направленности разума на удовлетворение телесных наслаждений. когда человек живет не разумом-сердцем, а телом) Седьмой — в желании знать то, что меньше всего дает человеку пользу.

С. Полоцкий отмечает, что интеллектуальные способности совершенствуются в процессе полезной практической деятельности и учебы Поэтому для познания огромное значение имеют как добрые дела, так и книжное слово Как и для любого ученого, целью познания является истина. Саму истину он рассматривает с гносеологической, семантической и нравственно-праксиологической (практической) стороны С гносеологической — истина понимается как мыслительное отражение. адекватное отражаемому. С семантической — когда значение слова наиболее точно воспроизводит сам предмет или явление. И с нравственно-праксиологической — если дела человеческие совпадают с моральными законами.

Мыслитель является сторонником учения о двойственной истине. Истина религиозная является предметом веры, философская — достигается с помощью разума.

Учение о человеке. Философ с христианско-гуманистических и просветительских позиций стремится решать проблему человека, которого он определяет как существо «содружное» (общественное и деятельное) Он выступает за активный, общественно полезный образ жизни Ему чужд суровый аскетизм (особенно он выступает против постов, которые изматывают человеческий ум, истребляют силу, рождают дух уныния и печали) и бездеятельное времяпрепровождение, ибо человеческая бездеятельность губит время. Человек же должен оставить после себя благие дела, смело вмешиваться в ход событий, стараться изменить их.

Как и другие представители отечественной гуманистическо-просветительской мысли, С. Полоцкий рассматривает человека во взаимосвязи с социальной общностью (семьей, общиной, государством), вне которой не может происходить становление его как личности.

С. Полоцкий неоднократно подчеркивает и роль самовоспитания в формировании гражданина По наследству ему не передаются родительские добродетели Каким он станет в будущем, зависит от самого человека, от его добрых дел.

Не передаются по наследству и интеллектуальные способности. Через усердие, постоянное чтение ум человеческий делается острым, хотя при рождении такового и не было, заявляет ученый Вместе с тем в нравственном формировании человека велика роль семьи, родителей. Отец имеет прямую ответственность воспитать ребенка добродетельным, прежде всего силой своего нравственного примера

Мыслителя печалит то обстоятельство, что человек ведет себя иногда хуже зверя. Даже звери выручают в беде своих сородичей, что не всегда наблюдается в отношениях между людьми, которые «яму друг другу копают, а попавшего в нее стараются не выручить, а быстрее засыпать». Поэтому в семье благо, если у человека есть друг, утверждает ученый Другом может быть далеко не каждый, а только тот, кто смело в глаза осуждает твои недостатки, помогает в нужде и добрых делах, не оставляет в дни печали. И, наоборот, надо сторониться людей, которые в веселии с тобой, а в трудное время бросают.

Одной из главных добродетелей у С. Полоцкого является мудрость, образованность. Но она превращается в свою противоположность, в безнравственность, если человек мудр и просвещен, а «деланний благих аще есть лишенный». Мудрость, просвещенность и образованность необходимо реализовать в делах — таково требование философа. Бездеятельность не только безнравственна, но и преступна, считает он.

Человек обладает свободой, которая не зависит ни от судьбы, ни от звезд. Он свободен поступать нравственно и безнравственно. Если он совершает зло, это зависит не от судьбы или расположения звезд на небе, а от него самого. Поэтому человек ответственен за свои поступки. Для недопущения зла у него с детских лет надо воспитывать добродетели.

Просвещенность и добродетель, усердие в труде (как в интеллектуальном, так и физическом) на благо людям и отчизне формирует у человека личное достоинство, считает С. Полоцкий. [1; с.75-77]

Социально-политические взгляды. Политическим идеалом Симеона Полоцкого является сильная и просвещенная монархия, где «почитается закон». Мысль о необходимости ограничения царской власти законом, функционировании ее на основе права, как можно заметить, характерна для отечественной общественно-политической мысли. Монарх должен быть мудрецом, но этого явно недостаточно для государственного и гражданского благополучия, требуются еще и хорошие, справедливые законы. В системе правового обеспечения мирной государственной жизни у мыслителя видное место занимает судопроизводство. Ученый критически оценивает современную ему судебную практику, разъедаемую дароимством (взяточничеством), ложью, боязнью осудить сильного и богатого, несправедливостью. Суд, по его мнению, должен вершиться на основе христианской морали и классических юридических норм, невзирая на имущественное и социальное положение подсудимых.

Являясь одним из близких царских советников, в качестве главной внешнеполитической задачи С. Полоцкий ставил «злучение Белорусии, Украины и России», обосновывал необходимость выхода России к Балтийскому и Черному морям.

Как гуманист С. Полоцкий чтит человека не за его богатство, а за нравственные добродетели, мудрость и просвещенность. В духе раннехристианской морали он осуждает богатство, видит в нем источник греха; так сын в предвосхищении овладения наследством желает скорой смерти своему отцу; имущие не делятся по-братски с бедными и нищими, а истощают свои сокровища на пьянство и блуд. [4; с.19]

К. Нарбут (1738-1807). Среди представителей раннего Просвещения следует отметить Казимира Нарбута. До нас дошли несколько рукописных конспектов его лекций, «Логика» (игравшая роль учебника в последней трети XVIII в.), «Избранные философские суждения...», написанные в соавтрстве с учебниками. [4; с.17]

Философские воззрения. Сущностью схоластики является подчинение всякого действенного рационального знания и науки истинам откровения и веры. априорно принимаемым в качестве высшего критерия истинности. К. Нарбут одним из первых аргументирование выступил против схоластики. Он подчеркивал необходимость разграничения философии и теологии, так как первая должна быть свободной в поисках истины. Задача философии — найти причины вещей. Она является наукой о всех вещах и явлениях мира.

Наиболее близки по духу К. Нарбуту философские идеи Декарта.

Свободу философия приобрела, начиная с Декарта, подчеркивает К. Нарбут. Саму философию он понимает как науку о Боге и всех естественных вещах. Она состоит из шести частей: естественной теологии (науки о Боге), онтологии (науки о свойствах, присущих всем вещам), психологии (науки о человеческой душе), логики (науки о достижении истины), физики (науки о природных телах), нравственной философии (науки о добре и зле). Он доказывает, что философия связана со всеми другими частными науками и она им просто необходима. Особенно нуждаются в философии медицина и риторика.

Как и большинство мыслителей этой эпохи, в философии К. Нарбут — деист и дуалист. Мир создан Богом, но затем он не вмешивается ни в природу, ни в человеческие дела. Природа развивается по своим законам. Философу, утверждает он, необходимо следовать разуму, а не громким именам. В этом и заключается философия свободы. Она обосновывается необходимостью постоянной проверки методов, с помощью которых человек доказывает как истинность, так и ложность суждений. Истина является результатом человеческих знаний. Достигается она четырьмя путями: внутренним душевным сознанием, умозаключениями, внутренним и внешним опытом (внутренний опыт — это способность человека мыслить разумно; внешний — представляет собой чувственную ступень познания) и на основании опыта других ученых.

Истинными являются знания, согласующиеся с предметами и явлениями. Критерий истины — в достоверности и ясности представлений.

Социально-политические взгляды. В учении об обществе К. Нарбут исходит из теории естественного права. Главную роль в общественно-политическом устройстве он отводит государству. Люди первоначально жили в состоянии естественного права, затем на смену ему приходит гражданское. Только в государстве может быть реализована идея общего блага. Государство является его гарантом. Само государство возникает из потребности охраны общественного порядка, оно — продукт всеобщей воли и согласия. Человека вне общества быть не может. Люди живут счастливо в том обществе, где все основывается на соблюдении законов и на уважении к власти.

Человек должен постоянно стремиться к счастью. Такие стремления превращаются в желание всеобщего счастья. Если задача законодательства — закрепить естественные права граждан, то власть должна обеспечить их осуществление. Частная собственность является священным правом человека. [1; с.93-94]

Похожие работы