Публикации

Загадка цивилизации (вопросы теории)

 Статья по философии на тему: Загадки цивилизации, скачать контрольные, курсовые работы на сайте scholar.su бесплатно. 

Загадки цивилизацииЧто такое цивилизация? Принято считать, что это такая ступень общественного развития, которая отличается большими достижениями в создании материального богатства, культуры, в распространении гуманности в человеческих отношениях по сравнению с дикостью и варварством, в которых пребывало человечество. Для такого понимания есть много оснований. Но не менее основательно утверждение, что для цивилизации характерны деградация и упадок в противовес целостности, органичности культуры общества, которое существовало до нее, Это утверждение звучит особенно убедительно для народов бывшего Советского Союза, у которых разложение экономики, культуры и морали зашло так далеко, что становится проблематичным само их существование. Но и все человечество переживает не лучшие времена. Наши беды не должны закрывать от нас того факта, что страны Запада запутались в клубке непримиримых противоречий и из-за этого весь мир балансирует на грани экологической, термоядерной и демографической катастрофы. Налицо глубочайший кризис цивилизации.

Так что же происходит в нашей стране, да и во всем мире?

Ответить на этот вопрос, руководствуясь лишь одним здравым смыслом, как это пытаются сделать наши политики, невозможно. Нужна наука. Но она находится в плачевном состоянии. Можно считать бесспорным, что марксистское обществоведение в нашей стране выродилось в схоластическое, догматизированное учение. Однако на смену догматизму, превращавшему общественную науку в разновидность религии, но формально признававшему научные знания, сегодня пришел нигилизм, полностью отрицающий самую возможность научного познания общественной жизни. В результате общество на глазах погружается в пучину мракобесия и суеверия. Нужно ли доказывать, сколь важно в этих условиях отстоять и возродить в сознании людей понимание великой значимости науки об обществе? Сделать это очень не просто по многим причинам. И потому, что вся официальная пропаганда, заполонившая средства массовой информации, проводит тотальное одурачивание людей, и потому, что развитие у людей творческого, научного мышления никогда не было целью просвещения в нашей стране.

Попытаюсь ответить на поставленный вопрос, опираясь на ту научную концепцию, которая в течение ряда десятилетий разрабатывалась мною и некоторыми другими учеными. Она, с одной стороны, вбирает в себя все те выводы обществоведческих теорий (в том числе, конечно, и марксизма), которые получили подтверждение социальной практики, а с другой — предлагает во многом новое видение самой сущности человека в ее историческом развитии.

Начнем с того, что люди хорошо усвоили, что они производят материальные ценности, но до сих пор понастоящему не понято даже многими специалистами-обществоведами, что в обществе происходит аналогичное производство самого человека, т. е. производство человеческих физических и духовных способностей осуществлять всю социальную жизнедеятельность. В процессе этого второго вида производства также осуществляется целенаправленная деятельность — труд учителей, врачей, каждого человека по воспитанию детей, развитию своих личных способностей и т. д. При этом затрачиваются их силы, используются жизненные средства в виде одежды, пищи, жилища, книг, медикаментов и т. д. Результатом этого производства являются более совершенные, более развитые силы (способности) людей.

Отсюда делается вывод, что общество существует и развивается в виде воспроизводственного процесса, состоящего из двух производств — производства материальных благ и производства человеческих сил. Выясняется, что такое сложнейшее явление, как общество, состоит всего из двух взаимосвязанных элементов: людей и предметно-вещественного богатства, которым они располагают. Общественная жизнь предстает в виде процесса взаимодействия двух разновидностей природы: биологической природы людей и окружающей человека природной среды. В этом процессе происходят «обработка», преобразование и совершенствование обеих разновидностей.

Таким образом, социальный процесс характеризуется четко выраженной способностью к саморазвитию в результате противоречивого взаимодействия двух сторон общественной жизни. Человеческая деятельность направлена на развитие самого человека и на создание материальных благ. Причем преследование обеих целей, в их неразрывной связи, является сущностной характеристикой человеческой деятельности, отличающей ее от жизнедеятельности животных, которая направлена непосредственно не на развитие, а лишь на выживание особи и вида.

В современном обществе имеются два производства: производство материальных благ с его сельскохозяйственными и промышленными отраслями и производство человеческих сил с такими отраслями, как образование, здравоохранение, спорт, сфера обслуживания, искусство и т. д. Эти два относительно самостоятельные производства, вместе составляющие единое производство общественной жизни, возникли исторически. В прошлом оба процесса осуществлялись не в различных сферах общественной жизни, а в едином социальном процессе и были непосредственно взаимосвязаны. Общественная единица, в которой осуществлялось такое целостное производство, называется родовой общиной. Почти полностью изолированная от других подобных общин, она внутри себя не только создавала все необходимые жизненные средства, но и почти целиком формировала способности людей — членов общины.

И хотя зто было очень примитивное производство (зачастую люди довольствовались пещерными условиями жизни, питались слабо обработанной пищей и т. д.), у него было существенное преимущество перед современным обществом, поскольку отсутствовали непримиримые противоречия между людьми, духовный мир человека обладал удивительной целостностью: преданностью соплеменникам, готовностью к самопожертвованию, способностью воспринимать природу в единстве ее красоты и полезности и т. д. (Прекрасный образ такого человека создал, писатель В. Арсеньев в книге «Дерсу Узала»). Острые противоречия и человеческие пороки начинают возникать только в связи с распадом родовой общины и возникновением между общинами отношений цивилизованного общества.

Из теории общественного производства следует, что нормальное развитие общества возможно лишь в результате теснейшей взаимосвязи (вплоть до слияния в единый процесс) создания благ и развития самого человека. Именно такая взаимосвязь двух сторон социальной жизни характерна для первобытного, только что возникшего общества. Затем начинается превращение незрелого общественного производства в зрелое общество, которому также присуща непосредственная взаимосвязь между производством материальных ценностей и самого человека, но на новом, принципиально более высоком уровне. Это превращение начинается с возникновения цивилизации, в течение которой и должно произойти перерастание незрелой социальности в зрелую.

В докапиталистический период цивилизации происходит распад родовых общин на патриархальные семьи, а последних на семьи крестьян и ремесленников, в которых еще сохраняется первичная целостность общественной жизни. С переходом к капитализму основная часть крестьян и ремесленников превращается в наемных рабочих. Их семьи утрачивают функцию создания материальных благ, а значит и социальную целостность. Они превращаются в элементы своеобразной отрасли производства человеческих сил, поскольку их единственной функцией становится воспроизводство нового поколения, поддержание здоровья и развитие способностей членов семьи. Однако последней дробной единицей распада первобытно-целостного производства общественной жизни оказывается отдельный человек, становящийся личностью со своими особыми интересами, во многом не совпадающими с интересами других социальных элементов и структур.

С развитием цивилизации социальные элементы постепенно утрачивают свою самодостаточность, а в связи с этим и способность к самостоятельному существованию. Углубляющееся разделение не только труда, но и всех других видов деятельности ведет к возрастанию между ними товарно-денежной, политической и культурно-идеологической взаимозависимости. В итоге происходит объединение дробящихся и вновь возникающих социальных элементов в племенные конгломераты, в народности, в нации с соответствующим политическим оформлением.

На сегодня нация является основной социальной общностью, в которой протекает процесс вызревания зрелой социальности. Хотя объединение людей в нации носит исторический характер и уже сейчас можно наблюдать межнациональную интеграцию, нации еще длительное время будут играть важную роль в жизни людей.

Процесс объединения людей в нацию часто отстает от процесса атомизации, дробления общества на эгоцентрические по своему xapaктepy, но не способные существовать самостоятельно элементы общества. Люди, утратив общность первичной социальности, в массе своей не успевают приобщиться к общенациональным, тем более к общечеловеческим интересам. В результате на смену общинной жизни, где действует принцип «все — за всех», приходят общественные отношения, при которых «каждый сам за себя, один бог — за всех», а то и «все — против всех».

Анализ общественных отношений цивилизации с начала ее возникновения позволяет сделать вывод, что отношения между элементами общественной жизни (между народами, между социальными группами и классами, между личностями) подвержены влиянию двух тенденций. Указанный выше процесс объединения на основе разделения деятельности порождает тенденцию взаимодействия социальных элементов в целях развития, созидания как вещественного, так и духовного богатства, т. е. в целях прогресса всех участников взаимодействия. Это основная характеристика общественных отношений. Именно ей мы обязаны всеми успехами цивилизации. Она-то и позволяет говорить о цивилизации как о более высокой ступени развития по сравнению с первобытным обществом.

Вместе с тем социальные элементы в условиях цивилизации сохраняют известную, унаследованную от общинное самодостаточность и обособленность. Это порождает у них эгоцентризм и, как его проявление, тенденцию к паразитизму, т. е. тенденцию существования одного социального элемента за счет другого. Данная тенденция была отмечена учеными еще в прошлом веке — ее исследование позволило создать теорию классовой борьбы. Однако слабой стороной этой теории является то, что она ограничивается рассмотрением сословно-классового паразитизма и упускает из виду то, что тенденция решать свои проблемы за счет интересов других хотя и наблюдается прежде всего у классов-собственников, но также присуща и другим социальным группам и элементам общественной жизни.

Основываясь на анализе только сословно-классового паразитизма, нельзя до конца понять и объяснить социальные явления, связанные с групповыми, националистическими и межличностными антагонизмами. Нельзя раскрыть глубинные причины кризиса цивилизации, который она переживает сегодня. Обычно говорят, что этот кризис вызван технологическими, экологическими, термоядерными, демографическими проблемами. В известной степени это, конечно, так, носледует иметь в виду, что на пути решения всех указанных проблем, помимо всего прочего, стоит преграда в виде классового национального и личностного эгоизма.

Итак, эгоизм социальных элементов проистекает из эгоцентризма, обособленности их интересов как структур, в известной степени сохраняющих самодостаточный общинный характер. Наличие эгоизма свидетельствует, что социальные структуры, имея свои особые интересы и общие интересы с другими структурами, отдают предпочтение первым, т. е. особым интересам. В социальной жизни это проявляется в виде острых противоречий между сохраняющимися рудиментами первично-социальных, общинных отношений (семейно-родственных, неформальных, корпоративных, личностных) и отношениями нарождающейся зрелой социальности в виде материальных (в стоимостной форме), культурно-духовных (в идеологической форме) и организационных (в государственно-правовой форме) связей между социальными элементами. Общественные отношения цивилизации представляют собой сочетание отношений первичной (первобытной) социальности и нарождающихся отношений зрелой общественной жизни. Их переплетение способно давать такие «гибридные», уродливые «мутационные» отношения, которые носят асоциальный характер.

Переход от первичных к зрелым социальным отношениям — процесс противоречивый и естественный, т. е. подчинен объективным законам, с которыми люди не могут не считаться. Для такого перехода должны вызреть необходимые условия. Исторический опыт показывает, что всякая попытка искусственно сохранить отживающие отношения или, наоборот, форсировать развитие зрелых отношений неизбежно приводит в первом случае к застою, во втором — к «революционному» разрушению общества. Чтобы избежать того и другого, необходимо изучение конкретных социальных процессов. Это будет способствовать своевременному и наименее болезненному отмиранию старого и нарождению нового. Желательно и для общества предпочтительнее, чтобы при рождении нового была не «повивальная бабка» в виде стихийной революции с ее разрушительными последствиями, а научно организованная политическая система.

Гармонизацию старых и новых отношений можно осуществлять путем нахождения между ними такого соотношения, при котором разрушение старых связей не опережало бы развитие новых и в то же время сохранение старых не мешало бы утверждению новых. Иными словами, необходимы поиски гармонии между двумя взаимосвязанными, взаимообусловленными процессами: функционированием и постепенным отмиранием старых отношений, с одной стороны, и функционированием и развитием новых — с другой. Осуществлять это можно лишь с помощью совершенствования товарно-денежного, идеологического и государственно-правового регулирования социальных процессов, при максимальном учете сохраняющегося регулятора общинного характера, закрепленного в народных традициях, в личностном, групповом и национальном самосознании или, как принято сегодня выражаться, в менталитете. Именно на такую гармонизацию отношений должна быть, по идее, направлена реформа в нашей стране.

Однако на деле произошла их еще большая дисгармонизация в результате того, что вместо постепенного, поэтапного преодоления партийно-корпоративного социального регулирования путем совершенствования товарноденежных, идеологических и государственно-правовых отношений, произошла его замена откровенно реакционным, мафиозно-корпоративным регулированием. Корпорация — это объединение, союз на основе частных и коллективных интересов членов этой общности, часто чуждых интересам всего общества. Именно такие корпорации сложились в управленческих государственнопартийных структурах как в центре, так и на местах. Эти архаические корпоративные силы, принявшие клановую и националистическую окраску в союзных республиках, и осуществили ликвидацию СССР.

Когда речь идет о совершенствовании политических отношений, то имеется в виду прежде всего их демократизация. Политические отношения являются демократическими в той степени, в какой они учитывают интересы всех классов и социальных групп. Поскольку политические отношения по самой своей сути призваны регулировать интересы различных социальных слоев, демократия выступает сущностным выражением зрелых политических отношений. Если же политическая власть представляет интересы не всего общества, а только его части, это значит, что политической власти по сути дела нет, а есть диктатура, есть нелегитимная, узурпированная власть, которую политической можно назвать с существенной оговоркой. Лишь в условиях глубочайшего кризиса общества, переживающего переломный период, возможна такая власть, всегда сопровождающаяся жестокими схватками и кровопролитием.

Полное отрицание прогрессивными силами возможности, а то и необходимости диктатуры в условиях антагонистических схваток обрекает их на поражение. Но не меньший вред прогрессу общества, как это показала новейшая история, приносит и преувеличение роли антагонизмов, политической диктатуры в общественной жизни. Рост антагонизмов в нашей стране и усиление противоречий во всем мире вновь могут дать повод для их переоценки. Совершенно очевидно: перед прогрессивными, патриотическими силами стоит задача избежать как переоценки, так и недооценки существующих в обществе непримиримых противоречий и соответствующих методов их разрешения.

При гармонизации старых и новых общественных отношений следует учитывать, что те и другие подчинены очень важной закономерности общественного развития — закономерности соответствия способностей человека тому материальному и духовному богатству, которое он создает. Чем более развит человек, тем более он способен создать качественные и разнообразные жизненные средства. Но в то же время для своего нормального существования этот человек нуждается в жизненных средствах соответственно в большем количестве и лучшего качества. Если эти необходимые жизненные средства он не получает, то приостанавливается его развитие и начинается деградация. Это проявление фундаментального закона, лежащего в основе развития общества. Он действует в жизни не только отдельного человека, но и любого коллектива, целой страны, а в конечном счете и всего человечества. В обыденной жизни этот закон осознается как необходимость в социальной справедливости и получает отражение в принципе «От каждого по способностям — каждому по труду», который был провозглашен, но, увы, не реализован в советском обществе. Что, собственно, и послужило важнейшей причиной его застоя, а затем и крушения.

Известно, что у нас после 1917 г. была предпринята попытка воплотить в жизнь весьма заманчивую, с позиций первобытного коммунизма, идею всеобщего равенства. В жизни она привела к уравниловке, дополняемой неравенством на основе занимаемой должности и наличия связей, т. е. причастности к административно-корпоративной системе. Иначе говоря, в управлении экономикой и всем обществом стали господствовать архаичные корпоративно-клановые отношения, мешавшие распределению по труду, которое предполагает материальное неравенство, порождаемое неравенством созидательных способностей отдельных людей, а также коллективов, регионов, стран и народов.

«Демократы», пришедшие к власти в нашей стране в результате политического переворота 1991 г., выступили реализаторами неравенства на основе коррупции, грабежа и насилия. Эта система распределения еще больше, чем предшествовавшая ей, блокирует удовлетворение потребностей человека в зависимости от уровня развития и реализации его созидательных способностей, а значит, подрывает в самой основе жизненные силы общества.

В течение всей цивилизации происходит, с одной стороны, постепенный, поэтапный распад, дробление и исчезновение первичных социальных отношений, с другой — столь же постепенное и поэтапное формирование на почве распадающихся первичных социальных отношений новых отношений зрелой социальности. В течение всего времени с начала разложения родовых отношений и до общества, которое принято называть капиталистическим, господствующими остаются отношения первичной социальности, которые осуществляются внутри патриархальной семьи, а затем семьи крестьянина и ремесленника (а также феодала, купца). Товарно-денежные (экономические), политические и культурно-религиозные отношения проходят начальную стадию развития, степень их самостоятельности весьма низка — они прежде всего обслуживают интересы семейно-общинных структур.

Существующее до сих пор понимание докапиталистического общества — феодализма страдает переоценкой так называемых межсословных отношений, которые были по преимуществу политическими, товарно-денежными и идеологическими отношениями и, соответственно, недооценкой значения семейно-общинных отношений в жизни людей. А она — эта жизнь — протекала главным образом внутри общинных по своему характеру структур, тогда как межсословные отношения играли хотя и все возрастающую, но не основную роль.

Накопленный социальный опыт позволяет значительно изменить сложившиеся ранее представления не только о докапиталистическом обществе, но и о самом капитализме. Возникает возможность увидеть, что классовые отношения при всей их значимости не являются господствующими и определяющими все остальные общественные отношения. В жизни людей капиталистического общества существенную роль играют семейно-корпоративные отношения. Другое, на что важно обратить внимание: общество и при капитализме не утрачивает самовоспроизводящегося, саморазвивающегося характера. Его нельзя, посредством заранее составленного плана, преобразовать в какое-то иное общество, но можно и нужно создавать условия для более быстрого и наименее болезненного разрешения присущих ему острых противоречий.

Вместе с тем обнаруживается, что те черты общества, благодаря которым оно называется капиталистическим (например, классовая борьба) не только не являются определяющими, но имеют тенденцию утрачивать свою былую значимость. В результате оказывается: то, что мы называем капитализмом — лишь первый этап общества, в рамках которого происходит непосредственный переход от первичного (первобытного) к зрелому общественному производству. Это общество мы определяем как переломное.

Для всего переломного периода характерна крайняя неустойчивость в общественных отношениях, поскольку общинные отношения, существовавшие внутри семей крестьян и ремесленников, исчезают и сохраняются лишь их рудименты в виде современных семейных отношений, а также всевозможных отношений корпоративного характера. Первобытно-целостного общественного производства уже нет, но нет и зрелого общественного производства. Оно еще зарождается и носит опосредованный характер. Зрелое общественное производство осуществляется через посредство стоимостных, государственно-правовых и культурно-идеологических связей между структурами личностно-семейно-корпоративного типа и не является полностью определяющим характер жизни людей.

Сегодня цивилизация в лице большинства стран мира подходит ко второму этапу переломного периода своего развития. Соотношение отмирающих и нарождающихся отношений находится как бы в состоянии неустойчивого равновесия. Отсюда особая глубина и острота социальных противоречий и наличие таких кризисов, которые не только ведут к возрастанию масштабов социальных бедствий, но ставят под вопрос само существование человечества.

О будущем общества мы можем судить только по логике его предшествующего развития и тем тенденциям в социальных процессах, которые можем наблюдать уже сегодня. И то и другое подсказывает, что переломный период в развитии общественной жизни завершится приобретением обществом зрелых черт и характеристик. Все стороны общественной жизни должны будут измениться таким образом, что создание жизненных средств и развитие самого человека станут единым подлинно творческим социальным процессом, т. е. общество «вернет» себе ту целостность, которую начало утрачивать на заре цивилизации и которой окончательно лишилось с наступлением капитализма. В конце переломного периода общество вступит в первую стадию зрелого существования, которая в то же время будет последним периодом цивилизации. Этот последний период, по логике вещей, должен завершиться торжеством полной зрелости общественной жизни.

Здесь возникает вопрос: как определить стадию общественного развития, следующего за переломным обществом? Есть «соблазн» отказаться в тактических соображениях от термина «социализм». С одной стороны, это понятие настолько дискредитировано и сторонниками социализма и противниками, что его неприятие многими людьми вполне понятно. С другой стороны, конъюнктурность, чем бы мы ее ни обосновывали и ни оправдывали, может принести только вред науке, а значит и общественному сознанию.

Идея социализма возникла как интуитивное осознание людьми ненормальности существовавшей в обществе социальной несправедливости и возможности ее преодоления. Предпринимались многочисленные попытки составить научное представление о социализме. Маркс и Энгельс сделали наиболее решительный шаг в этом направлении. Их идеи в нашей стране не только не получили научного развития, но и были извращены и включены в религиозное по своей сути учение, обслуживавшее интересы своеобразного государственного капитализма, утвердившегося у нас к 30-м гг. Совершенно очевидно: необходима не замена этого понятия другим, а выявление подлинного смысла того, что такое социализм.

Методология теории общественного производства позволяет понять, что социализм (первая стадия зрелого общества) может быть достигнут только как результат саморазвития общества. Хотя роль сознательного элемента по мере социального прогресса возрастает, становление социализма даже образно нельзя представить в виде аналогии со строительством какого-то здания. Наши знания об обществе, в том числе и о конкретных социальных процессах, так скромны, что было бы непростительным самомнением считать себя строителями нового общества. К тому же общество как самовоспроизводящаяся, саморазвивающаяся система в принципе исключает такой подход. Самое большее, на что может претендовать та часть ладей, которая научно осознала основные закономерности общественного развития, так это на содействие всестороннему прогрессу общества. Вместе с тем очень важно понять, что без такого содействия современное общество не способно ни функционировать, ни развиваться.

Э. Беркштейн был не прав, заявляя, что «цель — ничто», и тем самым умаляя, более того, отрицая роль и значение социалистического идеала. Однако он был безусловно прав в том, что на первый план выдвинул решение злободневных задач социального лрогресса. Социалистический идеал может и должен играть роль общего методологического основания для практической деятельности, но такого, которое само постоянно уточняется и корректируется под влиянием накапливаемого социального опыта. Человек может считаться социалистом в той мере, в какой он служит общественному прогрессу. Социализм и прогресс не только сопряжены, но и обладают сущностным единством, поскольку социализм есть прогресс, достигший определенной степени зрелости.

Итак, загадка цивилизации прежде всего в ее чрезмерной противоречивости. Раскрытие этой загадки дает людям возможность позитивно влиять на социальные процессы, от которых полностью зависит их жизнь. А то, как будет использоваться эта возможность, зависит от каждого из нас.

Похожие работы