Публикации

Политические взгляды М.М.Сперанского

 Политические взгляды М.М.Сперанского. Вступление, заключение и список литературы из дипломной работы. 

Будьте осмотрительны! Не сдавайте скачанную работу преподавателю.

Преподаватели всегда проверяют уникальность сдаваемых работ. Вы можете использовать эту работу для подготовки своего проекта или закажите уникальную.

Доработать Узнать цену уникальной работы

Введение

Имя графа Михаила Михайловича Сперанского, члена Государственного совета, действительного тайного советника, полного кавалера высших российских орденов, принадлежит к не столь уж пространному списку имен крупнейших государственных деятелей России за всю ее многовековую историю. Реформатор, сопоставлявшийся с титаническими фигурами Петра Великого и Александра II, государственный муж, служивший трем государям, непревзойденный кодификатор («русский Трибониан» [2; т.1 ,с.90]), основатель российских юридической науки, теоретического правоведения и специального «законоведческого» образования, основатель современного русского юридического языка, Сперанский вызывал искреннее восхищение и столь же искренние неприязнь, отторжение (вплоть до ненависти) у современников и потомков.

Судьба назначила ему быть в самом пекле политической жизни России первой трети XIX века, являться активным участником главнейших политических процессов в тогдашнем русском обществе. Биография его неразрывно сплелась с биографиями почти всех крупнейших деятелей той бурной эпохи: императоров, сановников, литераторов, декабристов. Будучи необычной фигурой на русской политической сцене, он вызывал к себе огромный интерес. Люди, служившие под непосредственным руководством Сперанского, испытывали по отношению к нему чувства, замешанные на восторге и преклонении (отсюда житийная слащавость у многих мемуаристов). Либеральные (до 1917г.) исследователи, советские, в первую очередь, и постсоветские историки общественно-политической и правовой мысли, как правило, относились и относятся к Сперанскому предвзято как к теоретику и практику бессмертной российской бюрократии, авторитетному пестователю чиновничества, творцу бесчисленных образцовых «бумаг», осуществленных и неосуществленных государственных «прожектов», напрочь забывая о том, что в конце XVIII — начале XIX столетий эти слова (бюрократия, чиновничество) не имели позднее приобретенного уничижительного лексического значения, презрительного оттенка.

Высочайшие всплески исследовательского и читательского интереса к необыкновенной личности и необыкновенной жизни, полной взлетов и падений, мыслителя и государственного деятеля отчетливо проявляются в переломные эпохи жизни нашего отечества: «реформы Александра II — „выученика“ Сперанского в самом точном значении слова, модификация самодержавия после первой русской революции, крушение советской империи и мучительное становление демократической России — все это напоминает нам о проектах первого из великих бюрократов» [1; с.117]. Судьба реформатора явно и неявно проецировалась на судьбы его близких и далеких последователей.

Обреченный при жизни нести на себе бремя повышенного людского внимания, он по смерти сделался персонажем великого множества мемуаров и записок. Не только непосредственно сталкивающиеся с ним на жизненном пути, но и те из его современников, которым не довелось знать его лично, как бы долгом своим почитали при воспоминании о прошлом высказать хоть несколько суждений о нем. К мемуарам и запискам современников добавились многочисленные статьи и книги, посвященные его жизни и государственной деятельности, которые также являются существенными источниками изучения его мировоззрения. В Сперанском видели не просто человека, но явление — он считался эталоном российского бюрократа. Время не только не охладило интереса к нему, но даже разогрело этот интерес. В русском общественном сознании Сперанский остался тем, кем был признан еще при жизни — самым выдающимся государственным умом в истории России. Когда он умер, Модест Корф занес в свой дневник: «Светило русской администрации угасло!» [2; т.2, с.264], и это наименование, данное ему основным биографом, было, пожалуй, наиболее удачным.

Его вступление на поприще чиновничьей службы совпало с переломным моментом в истории государства. Упроченная Петром I крепостническая система хозяйства и управления в условиях второй половины XVIII века стала давать серьезные трещины. Самодержавная власть столкнулась с реальной угрозой потери своего контроля над общественными процессами, и первым тревожным предупреждением явилась крестьянская война под предводительством Пугачева. Подавив ее, Екатерина II энергично взялась за перестройку администрации с тем, чтобы исключить в будущем возможность повторения подобных эксцессов. Осуществленная ею реформа местной администрации сказалась определенным образом и на функционировании центральных органов. С конца XVIII столетия в российском управлении решительно усиливается тенденция к централизации власти, резко возрастает количество административных органов. Центральные управленческие учреждения разбухают до небывалых прежде размеров, превращаясь в громадные, со множеством составляющих частей, паразитирующие организмы [3; с.27].

Службе в этом государственном аппарате Сперанский был обязан многим в своей биографии — высоким общественным положением, удивительной судьбой и собственной славой. Сын простого деревенского священника, он получил на чиновной службе потомственное дворянство, стал весьма состоятельным человеком: вошел в круг самых высокооплачиваемых русских сановников, приобрел дом, имения.

Самодержавие видело в таких людях, всецело обязанных высоким общественным и материальным положением государственной службе, свою надежную опору. Одаренный необыкновенными умственными способностями, он смог стать одной из движущих сил системы, ориентированной на бездарность, ограниченность ума и слепую исполнительность, ее организатором и проектировщиком. Бюрократическая система, может нормально для себя функционировать и развиваться лишь при одном непременном условии — если в решающие моменты на решающих ее участках стоят талантливые, способные самостоятельно мыслить, деятели. Рост бюрократии невозможен без упорядочения отношений между ее составными элементами, без деления всей административной структуры на отрасли управления, без достаточно четкого разграничения функций различных органов. Умный, энциклопедически образованный Сперанский был жизненно необходим русской бюрократии как двигатель, как преобразующая сила.

Девятнадцатое столетие — эпоха исключительно плодородная для русской духовной культуры, однако бытует мнение, что таланты России в то время выделились лишь в мире литературы и искусства. При ином развитии событий Сперанский мог бы стать столь же ярким светилом науки или философии, но, преобразуя бюрократическую систему России, он не сумел выйти за рамки очерченной ею роли. Он понимал, как губительна для души и таланта чиновная служба и карьера, и в истинных своих замыслах был глубже, многое желал делать не так, как делал, и как представляли себе это его современники, и, возможно, именно этим объясняется некоторая противоречивость его взглядов относительно государства и права. Будучи одновременно представителем господствующего класса и выходцем из низов русского общества, он зачастую принимает отдельные части той или иной теоретической концепции, отвергая ее в целом. Деятельность Сперанского можно назвать «конструктивным реформированием»: отвергая, по сути, идеи революции во Франции и зарождающийся капитализм, он стремился создать государственный механизм, который бы учитывал эти объективно сложившиеся изменения в общественно-политической жизни страны. Именно поэтому мы видим в его реформах элементы теории разделения властей, отражение теории «пользы» социальных групп Бентама и т.п.

Н. Г. Чернышевский свою статью, посвященную Сперанскому, назвал «Русский реформатор», и сейчас уже вряд ли возможно с точностью установить, от кого впервые и когда получил он это звание. Вполне возможно, что от недругов, в пору наивысшего своего взлета. Сын деревенского священника стал госсекретарем, ближайшим советником императора, осмелился писать проекты государственных преобразований, к тому же, столь существенных и всеобъемлющих — было чему завидовать и чем возмущаться. Однако, нам, людям иной эпохи, в отличие от его современников, совершенно очевидно, что носил он это звание по праву. Составленные им планы и проекты общественно-политических преобразований в России, поражающие своей обширностью, ясно об этом свидетельствуют.

Заключение

Граф М. М. Сперанский, основатель русской бюрократической системы, человек незаурядного ума и широчайшего круга интересов, активный участник главнейших политических процессов в тогдашнем русском обществе, до сих пор вызывает пристальный интерес исследователей.

В первых же самостоятельных произведениях заметна его критика рационализма теоретиков естественно-правовой школы, основанная на обобщении взглядов многочисленных политических деятелей древности и современного ему общества. Отрицание «естественных прав» не могло не привести к некоторой схожести взглядов Сперанского и буржуазно-либеральных мыслителей Европы того времени, однако, исследование его политико-правовых взглядов позволяет с уверенностью сделать вывод о достаточной самостоятельности мировоззрения Сперанского. Даже заимствованные им идеи приобретают иной, зачастую противоположный смысл.

Кроме того, в рассуждениях Сперанского можно обнаружить и значительную долю консерватизма, особенно в отношении права собственности на землю и обоснования социального неравенства. В учении же о государстве он всецело стоит на теологических позициях, полностью оправдывая необходимость существования абсолютизма и «надзаконности» власти монарха в очерченных им идеальных пределах.

Критика известного Сперанскому устройства государства и права направлена практически на все, причем, это в значительной степени «конструктивная» критика, которая заключалась не только в демонстрации проблемы, но и в действенных путях и способах ее решения. «Реформатора от бюрократии» можно упрекнуть разве лишь в чрезмерном засилье чиновников, громоздкости предполагаемого им аппарата управления российским государством. Однако, будучи сам некоторое время чиновником, Сперанский прекрасно представлял себе трудности организации и функционирования чиновничьего корпуса, и, с другой стороны, однажды наглядно продемонстрировал его возможности: при систематизации законодательства России в 1826-1832 гг. его теоретико-правовая концепция, заключенная в конкретных и общих планах работ, в отдельных законопроектах, позволила в короткие сроки, малой численностью чиновников проделать гигантскую работу по созданию многотомных Полного Собрания и Свода законов Российской Империи. Широта кругозора сопутствовала строгой системности его мышления, «он не терпел хаоса и сумбура — любой, самый запутанный вопрос в его изложении приобретал упорядоченную стройность» [3; с.30]. Обобщенные политико-правовые взгляды Сперанского наиболее четко можно проследить по проектам коренных преобразований, задуманных им.

В основу государственного устройства Сперанский положил принцип разделения властей — законодательной, исполнительной и судебной. Каждая из них, начиная с самых нижних звеньев, должна была действовать в строго очерченных рамках закона. Создавались представительные собрания нескольких уровней во главе с Государственной думой — всероссийским представительным органом. Дума должна была давать заключения по законопроектам, представленным на ее рассмотрение, и заслушивать отчеты министров.

Все власти — законодательная, исполнительная и судебная — соединялись в Государственном совете, члены которого назначались царем. Мнение Государственного совета, утвержденное царем, становилось законом. Если в Государственном совете возникало разногласие, царь по своему выбору утверждал мнение большинства или меньшинства. Ни один закон не мог вступить без осуждения в Государственной думе и Государственном совете.

Реальная законодательная власть по проекту Сперанского оставалась в руках царя. Но Сперанский подчеркивал, что суждения Думы должны быть свободными, они должны выражать «мнение народное». В этом и заключается его принципиально новый подход: действия властей в центре и на местах он хотел поставить под контроль общественного мнения. Ибо безгласность народа открывает путь к безответственности властей.

По проекту Сперанского избирательными правами пользовались все граждане России, владеющие землей или капиталами, включая государственных крестьян. Мастеровые, домашняя прислуга и крепостные крестьяне в выборах не участвовали, но пользовались важнейшими гражданскими правами. Главное из них Сперанский сформулировал так: «Никто не может быть наказан без судебного приговора» [4; с.72]. Это должно было ограничить власть помещиков над крепостными.

Осуществление этих проектов могло бы способствовать началу конституционного процесса в России, однако, в силу объективных и субъективных причин, ни один из них не был доведен до конца.

Исследователи, отдавая (а иногда не отдавая) Сперанскому дань справедливого уважения, любят рассуждать о том, что он не сделал, о царедворстве «поповича — графа Российской Империи», о его колебаниях и «недореформах», однако очевидно то, что Сперанский — вот уже 160 лет — «вечный», живой и полнокровный персонаж отечественной истории, вызывающий горячие споры и полярно противоположные суждения и оценки, безусловно, один из наиболее ярких и известных государственных деятелей Российской Империи.

Список использованных источников

  1. Томсинов В.А. Светило российской бюрократии. М., 1991.
  2. Корф М.М. Жизнь графа Сперанского, т.1-2, СПБ.
  3. Сидорчук М.В. О систематизации законодательства в России (1826-1832гг.) — Правоведение, 1990, № 6.
  4. Сперанский М.М. Записка об устройстве судебных и правительственных учреждений в России.

Будьте осмотрительны! Не сдавайте скачанную работу преподавателю.

Преподаватели всегда проверяют уникальность сдаваемых работ. Вы можете использовать эту работу для подготовки своего проекта или закажите уникальную.

Доработать Узнать цену уникальной работы

Похожие работы