Публикации

Образовательная система пореформенной России: практика и исторический опыт

 Система образования, отмечается в Национальной доктрине образования Российской Федерации 2000 г., призвана обеспечить историческую преемственность поколений, бережного отношения к историческому и культурному наследию народов России. 

Н. В. ПОЛЯКОВА
доктор исторических наук, профессор

Система образования, отмечается в Национальной доктрине образования Российской Федерации 2000 г., призвана обеспечить историческую преемственность поколений, сохранение, распространение и развитие национальной культуры, воспитание бережного отношения к историческому и культурному наследию народов России.

Пореформенный период истории России XIX в. ознаменовался проведением существенных мер в образовании. Их следует рассматривать в контексте реформ в других сферах, а также царившей обстановки «оттепели», наступившей в стране в 50-60-е гг. Ряд моментов, характерных для пореформенного периода нашей истории, имевших место в обществе рыночной экономики, представляет немалый интерес и сегодня, когда идут напряженные поиски целесообразных форм деятельности образовательных учреждений в новых условиях.

Нас отделяют от изучаемого периода несколько десятилетий. Естественно, что нам необходимо извлекать уроки из накопленного исторического опыта, строго учитывать не только условия, конкретно историческую ситуацию его появления, но и новые реалии.

Реформа 19 февраля 1861 г. привела не к экономическому, а к личному освобождению крестьян: теперь они могли без согласия помещиков вступать в брак, совершать торговые и иные сделки, уходить на заработки в города. Получение личной свободы явилось стимулом к овладению крестьянами знаниями.

О «настоятельной необходимости учреждения повсеместно сельских училищ» высказывались редакционные комиссии, при этом выражалась надежда на то, что распространение грамотности «предупредит безотчетное увлечение несбыточными ожиданиями и слепую веру, с которой принимаются часто самые необоснованные слухи».

В пореформенной России число педагогических журналов росло с каждым годом. С 1860 г. журнал Министерства народного просвещения реорганизуется в специальный педагогический орган. С 1861 г. стал выходить в свет журнал «Учитель», с 1862 г. - »Ясная Поляна», с 1864 г. - «Педагогический сборник», с 1868 г. - «Народная школа». К 1916 г. в России издавалось более 100 педагогических журналов, на страницах которых публиковались материалы по педагогике, по вопросам преобразований в российской образовательной системе.

Важнейшая черта культуры пореформенной эпохи - появление широкой сети внешкольных образовательных учреждений. Именно открытие большого числа воскресных школ, народных университетов, народных домов и других подобных учреждений способствовало приобщению к культуре широких слоев населения. Меценатство вузовской профессуры состояло в том, что она нередко безвозмездно читала лекции в учреждениях внешкольного образования. Приобщению к культуре способствовало также открытие в стране в конце XIX - начале ХХ в. большого числа музеев как государственных, так и частных самых разных направлений.

Ярким показателем огромной тяги населения страны к знаниям является открытие большого количества воскресных школ. В 1862 г. их насчитывалось 312. Существенную помощь в их становлении оказал попечитель Киевского учебного округа Н. И. Пирогов, отмечавший, что на Западе (в Германии) воскресные школы - предмет роскоши, в России - предмет необходимости.

Народные университеты в начале ХХ в. создаются в Москве (университет А. Л. Шанявского), Н. Новгороде, Уфе, Воронеже, Твери. В народный университет мог поступить каждый, кому исполнилось 16 лет, человек любого вероисповедания, любого социального положения.

Открытие большого числа народных домов, рабочих курсов, главным образом на пожертвования предпринимателей, способствовало распространению знаний в стране.

Расширению культурной среды способствовала широкая издательская деятельность, масштабы которой заметно возросли в начале ХХ в. По количеству издаваемых книг Россия занимала третье место в мире, весьма внушительными были тиражи газет и журналов. Так, широко известная «Нива» имела тираж 235 тыс. экземпляров (см.: Культура России IX-XX вв. М., 1996, с. 222).

Едва ли не центральное место в образовательной реформе 60-х гг. занимает учреждение нового типа учебных заведений, в которых получали бы начальное образование дети многомиллионного класса крестьянства, обретшего личную свободу. Положение о начальных школах Министерство народного просвещения готовило долго и основательно, разработав несколько проектов. «Проект устройства общеобразовательных учебных заведений» был разослан в 1862 г. попечителям учебных округов для обсуждения в университетах и педагогических советах гимназий. «Проект» перевели на немецкий, французский и английский языки и отправили для рецензирования иностранным ученым.

Отзывы на «Проект» министерство опубликовало в 6 томах под названием «Замечания на проект устава общеобразовательных учебных заведений и на проект общего плана устройства народных училищ». Замечания, полученные из-за рубежа, были напечатаны в отдельном томе.

На страницах российской периодической печати началась широкая дискуссия. Общественность с удовлетворением реагировала на положение «Проекта» о том, что главная задача обучения состоит не в бессмысленном заучивании, а в пробуждении умственной деятельности и влиянии на нравственную сторону. «Проект» содержал положение о бесплатном образовании. Совсем в духе времени звучали идеи «Проекта» о правах человека, о любви к труду: «Чтобы пользоваться разумно правами человека, необходимо развить в массах сознание этих прав, возбудить любовь к труду разумному и поселить в каждом уважение к самому себе и человеку вообще. Только при таких условиях может уничтожиться господствующее еще у нас разъединение между сословиями и явиться разумное распределение занятий между всеми общественными деятелями».

Однако дело ограничилось лишь провозглашением разумных идей. В Положение о начальных народных училищах 1864 г. они не попали, что объясняется противоречивым характером буржуазных реформ, в том числе и в сфере образования, противоборством охранительных и демократических настроений в российском обществе.

К начальным народным училищам относились: ведомства Министерства народного просвещения; приходские училища в городах, посадах, селах, народные училища, учреждаемые и содержимые частными лицами разного звания; ведомства министерства государственных имуществ и внутренних дел, удельного и горного - сельские училища, содержимые за счет общественных сумм; ведомства духовного - церковно-приходские училища; все воскресные школы, учреждаемые правительством, обществами, частными лицами для образования лиц ремесленного и рабочего сословий обоего пола, не имеющих возможности пользоваться учением ежедневно (см.: Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. СПб., 1870, т. III, стб. 1226).

Принятие Положения о народных училищах свидетельствовало о том, что государство приняло меры для обучения значительной массы детей освобожденного от крепостного права крестьянства. Однако осуществление этого нормативного акта не могло привести к ликвидации в стране неграмотности. На уезд приходилось в среднем 20-30 школ, большинство которых отстояло от селений на расстоянии 10-20 км. Это и целый ряд других обстоятельств воспрепятствовали введению обязательного начального образования в стране, поэтому половина детей не посещала школу.

Принятие Положения о начальных народных училищах свидетельствовало о дальнейшем укреплении государственного начала в развитии российской образовательной системы, об усилении государственного контроля.

Следует подчеркнуть роль земств в функционировании образовательной системы в исследуемый период. Земская реформа 1864 г. отводила органам местного самоуправления - земским собраниям и земским управам - роль хозяйственных органов: забота о медицинском обслуживании, об образовании, о строительстве дорог и т. п. Расходы земства на народное образование были отнесены к числу необязательных расходов. В 1868 г. треть уездных земств ничего не ассигновывала на народное образование. Однако в последующие годы происходит постоянный рост земских расходов на образование: в 1868 г. земства всех губерний израсходовали 738 тыс. руб., в 1890-7226 тыс. руб. За десятилетие (1864-1874 г.) в России было открыто до 10 тыс. земских школ.

Органы местного самоуправления проявляли заботу о подготовке учителей, для чего создавали учительские семинарии. Некоторые земства выдвигали требования обязательности обучения и организации дополнительного образования на вечерних курсах. Именно в пореформенный период сложился тип трехгодичной земской школы при одном учителе, которая многое сделала на ниве отечественного образования.

Эта страница истории народной школы свидетельствует о том, что в органы местного самоуправления избиралось немало истинных подвижников, людей, которым были дороги интересы Отечества. Вот почему, находясь в трудных финансовых условиях, они изыскивали любые возможности для того, чтобы удовлетворить жажду знаний в российском обществе.

Исследователи проблемы благотворительности справедливо утверждают, что она стала частью российской культуры и правомерно говорить об определенном образе жизни в дореволюционной России, основанном в известной части на милосердии, заботе о ближнем (см., например: Покотилова Т. Е. Благотворительность в социальной истории дореволюционной России. Мировоззрение и исторический опыт. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. М., 1998). Охватывая взором прошлое, мы обращаем внимание прежде всего на нравственную сторону благотворительности. И особенно важно рассматривать значение нравственного воспитания в контексте истории отечественного образования. Это - существенная сторона исторического опыта.

«Древнерусское общество под руководством церкви в продолжение веков прилежно училось понимать и исполнять и вторую из двух основных заповедей, в которых заключаются весь закон и пророки, - заповедь о любви к ближнему», - так писал В. О. Ключевский. И далее он делает очень важный вывод: «Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья» (Ключевский В. О. Исторические портреты. М., 1991, с. 78). Помогая ближнему, оказывая ему материальную помощь, человеку нужно было самому пострадать, пережить то чувство, которое называется «человеколюбием».

Истоки благотворительности уходят своими корнями в глубокую древность (насколько об этом позволяют судить источники). Из важнейших форм благотворительности - государственной, общественной и частной - наибольшие масштабы и результативность имела последняя из названных форм. Хорошо известна ее роль в становлении и развитии образовательной системы.

Изучая благотворительность в пореформенной России, мы убеждаемся в том, что отдельные купцы и предприниматели сыграли немалую роль в развитии системы образования. Благотворители А. К. и И. Л. Медведниковы завещали в конце XIX в. огромную по тому времени сумму - 5 млн. руб. - на строительство в Звенигородском уезде Московской губернии мужской гимназии. Это учебное заведение функционировало на проценты завещанного вклада. Купец А. Солодовников завещал большую сумму денег на женские учебные заведения, женскую и мужскую профессиональные школы в Архангельской, Тверской, Вологодской и Вятской губерниях. Ремесленная школа в Москве была построена на средства А. И. и Г. И. Хлудовых, известных московских купцов. Подобных фактов можно было бы привести очень много. Важно подчеркнуть, что благотворительность, как и меценатство, диктовалась не только религиозными чувствами дарителей. Материальная поддержка образовательных учреждений была очень престижна: увековечить свое имя открытием новых учебных заведений с тем, чтобы деятельность образованных, нравственных людей затем привела к развитию экономики страны и ее процветанию.

Похожие работы