Публикации

Классовая структура общества. Возникновение и тенденции развития класса

 Скачать контрольную работу по социологии на тему: Классовая структура общества. Возникновение и тенденции развития класса. Рефераты, курсовые работы по социологии - бесплатно. 

Класс является естественноисторическим феноменом общества, элементом социальной структуры, поскольку выступает устойчивым носителем экономических, политических, идеологических отношений. Классообразование — сложный исторический процесс, результат общественного расслоения.

Наиболее активно используется категория «класс» в марксизме. В целом Маркс, как следует из его работ, выводил важнейший признак класса из его места в системе общественных отношений, в общественном производстве, а существенным проявлением классовых отношений считал эксплуатацию одного класса другим.

Позже, в 1919 г. В.И. Ленин дал достаточно определенную формулировку классов, которая широко использовалась в марксистской теории XX в.: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, и следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы — такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».

В целом в XX в. предпринимаются неоднократные попытки дать более конкретное понимание социального класса, приведя его в соответствие с реальными изменениями, характерными для капиталистического общества этого периода. Так, М. Вебер, в отличие от К. Маркса, отказывается от расширенной интерпретации класса, перемещая содержание этого понятия в экономическое пространство.

Базовый регулятор классовых отношений Вебер сводит к «собственности» и к «отсутствию собственности»;

Между полярными классами собственников и рабочим классом Вебер усматривает наличие так называемого среднего класса.

По Р. Дарендорфу, классовая структура производна от структуры власти, и категория класса определяется через отношение власти.

Несмотря на разность подходов к определению понятия социального класса, в западной социологии и политологии XX в. можно усмотреть общие черты. Главными признаками выделения класса у немарксистских теоретиков служат: отношение людей к средствам производства, характер присвоения благ в условиях рыночных отношений. [6; с.158]

Класс понимают в двух смыслах: в широком и узком. В широком значении под классом понимают большую социальную группу людей, владеющих либо не владеющих средствами производства, занимающую определенное место в системе общественного разделения труда и характеризующуюся специфическим способом получения дохода.

Поскольку частная собственность-возникает в период зарождения государства, считается, что уже на Древнем Востоке и в античной Греции существовали два противоположных класса — рабов и рабовладельцев. Феодализм и капитализм не являются исключением — и здесь существовали антагонистические классы: эксплуататоров и эксплуатируемых. Такова точка зрения К. Маркса, которой придерживаются и сегодня не только отечественные, но и многие зарубежные социологи.

В узком значении класс — любая социальная страта в современном обществе, отличающаяся от других доходом, образованием, властью и престижем. Вторая точка зрения преобладает в зарубежной социологии, а ныне приобретает права гражданства также в отечественной. В современном обществе, опираясь на описанные критерии, выделяют не два противоположных, а несколько переходящих друг в друга страт, называемых классами. Одни социологи находят шесть классов, другие насчитывают пять и т. д. Согласно узкой трактовке, классов ни было не при рабовладении, ни при феодализме. Они появились только при капитализме и знаменуют собой переход от закрытого к крытому обществу. [2; с.149]

Хотя собственность на средства производства играет в современном обществе важную роль, ее значение постепенно снижается. Эпоха индивидуального и семейного капитализма уходит в прошлое. В XX веке доминирует коллективный капитал. Акциями одного предприятия могут владеть сотни и тысячи людей. В США насчитывают более 50 млн. акционеров. И хотя собственность распылена между огромным числом владельцев, только те, кто держит контрольный пакет акций, способны принимать ключевые решения. Часто ими оказываются высшие менеджеры — президенты и директора компаний, председатели советов правления. Страта менеджеров постепенно выходит на первый план, оттесняя традиционный класс собственников. Понятие «менеджерская революция», появившееся благодаря Дж. Бернхайму в середине XX века, отражает новую реальность — «расщепление атома», собственности, исчезновение классов в старом понимании, выход на историческую арену не-собственников (ведь менеджеры — лица наемного труда) в качестве ведущего класса или страты современного общества.

Однако было время, когда понятие «класс» не считалось анахронизмом. Напротив, оно только появилось и отражало собой наступление новой исторической эпохи. Случилось это в конце XVIII века, когда во весь голос заявила о себе новая историческая сила — буржуазия, решительно оттеснявшая на второй план дворянское сословие. Выход на историческую сцену буржуазии произвел раньше такое же революционное влияние на общество, какое сегодня оказывает выход класса менеджеров.

Промышленная революция XVIII — XIX веков разрушила феодальную систему и вызвала к жизни социальные силы, которые привели к формированию классового строя. В то время как численность духовенства, дворянства и крестьянства, либо не увеличивалась, либо сокращалась, численность третьего сословия резко возрастала. Развитие торговли и промышленности вызвало к жизни новые профессии: предприниматели, коммерсанты, банкиры, купцы. Появилась многочисленная мелкая буржуазия. Разорение крестьян и переезд их в город вело к сокращению их численности и возникновению новой страты, которой не знало феодальное общество, — наемных индустриальных рабочих.

Постепенно формировался новый тип экономики — капиталистической, которой соответствует новый тип социальной стратификации — классовая система. Рост городов, промышленности и сферы услуг, падение власти и престижа аристократии и укрепление статуса и богатства буржуазии кардинально изменили облик европейского общества. Новые профессиональные группы, вышедшие на историческую арену (рабочие, банкиры, предприниматели и т. д.) укрепляли свои позиции, требовали привилегий и признания своего статуса. Вскоре по своему значению они сравнялись с прежними сословиями, но стать новыми сословиями они не могли. Термин «сословие» отражал исторически уходящую реальность. Новую реальность лучше всего отражал термин «класс». Он выражал экономическое положение людей, способных передвигаться вверх и вниз.

Переход от закрытого общества к открытому демонстрировал возросшие возможности человека самостоятельно сделать свою судьбу. Сословные ограничения рушились, каждый мог подняться до высот общественного признания, перейти из одного класса в другой, приложив усилия, талант и трудолюбие. И хотя удается это единицам, даже в современной Америке, Здесь устойчиво держится выражение «человек, сделавший себя сам».

Таким образом, роль детонатора сыграли деньги и товарно-денежные отношения. Они не считались с сословными барьерами, аристократическими привилегиями, наследуемыми титулами Деньги всех уравнивали, они универсальны и доступны всем, даже тем, кто не унаследовал состояния и титулов. Общество, в котором доминировали приписываемые статусы, уступало место обществу, где заглавную роль стали играть достигаемые стагусы. Это и есть открытое общество.

Классы и сословия в дореволюционной России. До революции в России официальным было сословное, а не классовое деление населения. Оно подразделялось на два основных сословия — податных (крестьяне, мещане) и неподатных (дворянство, духовенство). Внутри каждого сословия были более мелкие сословия и слои. Государство предоставляло им определенные права, закрепленные законодательством. Они гарантировались лишь постольку, поскольку сословия выполняли определенные повинности, например, выращивали хлеб или занимались промыслами. Аппарат чиновников регулировал отношения между сословиями, в чем и выражалась его «повинность». Таким образом, сословная система была неотделима от государственной. Вот почему мы можем определить сословия как социально-правовые группы, различающиеся объемом прав и обязанностей по отношению к государству.

Согласно переписи 1897 г., все население страны, а это 125 миллионов человек, распределялось на следующие сословия: дворяне — 1,5% всего населения, духовенство — 0,5%, купцы — 0,3%, мещане — 10,6%, крестьяне — 77,1%, казаки — 2,3%. Первым привилегированным сословием в России считалось дворянство, вторым — духовенство. Остальные не относились к числу привилегированных Дворяне делились на потомственных и личных. Не все из них являлись землевладельцами, многие были на государственной службе. Землевладельцы составляли особую группу — помещиков (среди потомственных дворян помещиков было не более 30%).

Постепенно, как и в Европе внутри сословий формируются самостоятельные социальные страты — зародыши классов.

В связи с развитием капитализма некогда единое крестьянство на рубеже веков расслоилось на бедняков (34,7%), середняков (15%), зажиточных (12,9%), кулаков (1,4%), а также мало- и безземельных крестьян, вместе составлявших одну треть. Неоднородным образованием были мещане — средние городские слои, включавшие мелких служащих, ремесленников, кустарей, домашнюю прислугу, почтово-телеграфных служащих, студентов и т. д. Из их среды и крестьянства выходили русские промышленники, мелкая, средняя и крупная буржуазия. Правда, в составе последней преобладали вчерашние купцы. Казачество представляло собой привилегированное военное сословие, несшее службу на границе.

Октябрьская революция легко разрушила социальную структуру российского общества, исчезло множество старых статусов — дворянин, буржуа, мещанин, полицмейстер и т. д., следовательно, исчезли их носители — большие социальные групп людей. Уничтожена объективная и единственная база для возникновения классов — частная co6cтвенность. Начавшийся в конце XIX века процесс классообразования в 1917 г. ликвидирован на корню. Восстанавливать сословный либо классовый строй не позволяла официальная идеология марксизма, уравнявшая всех в правах и материальном положении. В результате сложилась уникальная историческая ситуация: в рамках одной страны разрушены и не признаны правомочными все известные типы социальной стратификации — рабство, касты, сословия и классы. Официально партия большевиков провозгласила курс на построение бесклассового общества. Но, как известно, ни одно общество не может существовать без социальной иерархии, пусть в даже простейшей форме. [1; c.219-220]

Принадлежность социальному слою в рабовладельческом, кастовом и сословно-феодальном обществах фиксировалась официально-правовыми либо религиозными нормами. В дореволюционной России каждый человек знал, в каком сословии он состоит. Людей что называется приписывали к той или иной социальной страте.

В классовом обществе дело обстоит иначе. Государство не занимается вопросами социального закрепления своих граждан. Единственный контролер — общественное мнение людей, которое ориентируется на обычаи, сложившуюся практику, доходы, образ жизни и стандарты поведения. Поэтому точно и однозначно определить число классов в той или иной стране, число страт или слоев, на которые они разбиваются, принадлежность людей к стратам очень сложно. Необходимы критерии, которые выбираются достаточно произвольно. Вот почему в такой развитой с социологической точки зрения стране, как США, разные социологи предлагают разные типологии классов. В одной семь, в другой шесть, в третьей пять и т. д. социальных страт. Первую типологию классов США предложил в 40-е гг. XX в. американский социолог Л. Уорнер. [2; с.152] Л. Уорнер провел социологические исследования в американских городах методом включенного наблюдения и на основе субъективных самооценок людей относительно их социальной позиции по 4 параметрам: доход, профессиональный престиж, образование, этническая принадлежность — выделил в правящих социальных групах: высшую, высшую промежуточную, средне-высшую, средне-промежуточную, промежуточно-высшую, промежуточно- промежуточную. [5; с.45]

Предлагаются и другие схемы, например: верхний-высший, верхний-низший, верхний-средний, средний-средний, нижний-средний, рабочий, низшие классы. Или: высший класс, верхний-средний, средний и нижний-средний класс, верхний рабочий и нижний рабочий класс, андеркласс. Вариантов множество, но важно уяснить себе два принципиальных положения: основных классов, как бы их ни называли, только три: богатые, зажиточные и бедные; неосновные классы возникают за счет добавления страт или слоев, лежащих внутри одного из основных классов.

С тех пор как Л. Уорнер разработал свою концепцию классов, прошло более полувека. Сегодня она пополнилась еще одним слоем и в окончательном виде представляет семипунктовую шкалу.

Верхний-высший класс включает «аристократов по крови», которые 200 лет назад эмигрировали в Америку и в течение многих поколений скопили несметные богатства. Их отличает особый образ жизни, великосветские манеры, безупречный вкус и поведение.

Нижний-высший класс состоит главным образом из «новых богатых», еще не успевших создать мощные родовые кланы, захватившие высшие посты в промышленности, бизнесе, политике. Типичные представители — профессиональный баскетболист или эстрадная звезда, получающие десятки миллионов, но в роду у которых нет «аристократов по крови».

Верхний-средний класс состоит из мелкой буржуазии и высокооплачиваемых профессионалов — крупных адвокатов, известных врачей, актеров или телекомментаторов. Образ жизни приближается к великосветскому, но позволить себе фешенебельную виллу на самых дорогих курортах мира или редкую коллекцию художественных раритетов они не могут.

Средний-средний класс представляет самую массовую прослойку развитого индустриального общества. Она включает всех хорошо оплачиваемых служащих, среднеоплачиваемых профессионалов, одним словом, людей интеллигентных профессий, в том числе преподавателей, учителей, менеджеров среднего звена. Это костяк информационного общества и сферы обслуживания.

Верхний-низший класс включает средне- и малоквалифицированных рабочих, занятых в массовом производстве, на местных фабриках, живущих в относительном достатке, но манерой поведения существенно отличающихся от высшего и среднего класса. Отличительные черты: невысокое образование (обычно полное или неполное среднее, среднее специальное), пассивный досуг (просмотр телевизора, игра в карты или домино), примитивные развлечения, часто чрезмерное употребление спиртного и нелитературной лексики.

Нижний-низший класс составляют обитатели подвалов, чердаков, трущоб и прочих малопригодных для жизни мест. Они либо не имеют никакого образования, либо имеют только начальное; чаще всего перебиваются случайными заработками, попрошайничеством, постоянно ощущают комплекс неполноценности вследствие беспросветной бедности и унижений. Их принято называть «социальным дном», или андерклассом. Чаще всего их ряды рекрутируются из хронических алкоголиков, бывших заключенных, бомжей и т. п.

Сравнивая западное и российское общество, многие ученые (и не только они) склонны считать, что в России среднего класса в общепринятом смысле слова нет либо он крайне немногочисленный. Основанием служат два критерия: 1) научно-технический (Россия не перешла еще на стадию постиндустриального развития и поэтому слой менеджеров, программистов, инженеров и работников, связанных с наукоемким производством, здесь меньше, чем в Англии, Японии или США); 2) материальный (доходы российского населения неизмеримо ниже, чем в западноевропейском обществе, поэтому представитель среднего класса на Западе у нас окажется богачом, а наш средний класс влачит существование на уровне европейского бедняка). [2; с.153-154]

Список использованной литературы.

  1. Кравченко А.И. Социология. — Екатеринбург: Деловая книга. — 1998.
  2. Кравченко А. И.Социология и политология: Учеб. пособие для студ. сред. проф. Учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия»; Мастерство; Высшая школа — 2000.
  3. Основы современной философии / Под ред. Росенко М.Н. — СПб.: Издательство «Лань» — 2001.
  4. Политология: Учебник / Под ред. Бобкова В.А. и Браима И.Н. — Мн.: «Экоперспектива» — 2000.
  5. Поташева Г.А. Социология и политология: Учебное пособие. — М.: МГИУ — 2000.
  6. Социология: Учебник для юридических вузов. — СПб.: Издательство «Лань», Санкт-Петербургский университет МВД России — 2001.
  7. Философия / Под ред. Жукова Н.И. — Мн.: НТЦ «АПИ» — 2000.
  8. Философия / Под. ред. Кохановского В.П. — Ростов на Дону «Феникс» — 1998.

Похожие работы