Публикации

К вопросу становления и развития университетского образования в России

 Исторически и логически начало всех начал русских университетов восходит к Петру Великому. Как истинный реформатор, он сразу приступил к перестройке существующей системы образования. 

Е. В. ОЛЕСЕЮК
доктор исторических наук, профессор

Исторически и логически начало всех начал русских университетов восходит к Петру Великому. Как истинный реформатор, он сразу приступил к перестройке существующей системы образования. И первым шагом было решительное ослабление незыблемых позиций церкви в школе. Проведенное в начале ХVIII в. преобразование Эллино-греческой академии в славяно-латинскую (позже - в славяно-греко-латинскую) сопровождалось расширением учебных планов и программ, и к изучению греческого, латинского и славянского языков, "семи свободных искусств" и богословия добавились немецкий и французский языки, медицина, физика, философия и др. В беседе с патриархом Адрианом после возвращения из заграничной поездки Петр с удовлетворением констатировал: "Благодатью божиею, и у нас есть школа; и пусть бы из этой школы во всякие потребы люди происходили: в церковную службу, и в гражданскую, воинствовать, знать строение и докторское врачебное искусство". В присущей суровому времени четкой и емкой формуле была высказана главная идея государственной школы, или то, что теперь называется государственной образовательной доктриной.

В дальнейшем светская школа неуклонно усиливала свои позиции в русской образовательной системе. Академия стала важным культурным центром России и способствовала распространению общего образования в стране. В ней учились, независимо от национальной принадлежности, дети не только знати, приказного дьячества, служителей церкви и купечества, но и "кабальных людей". Академия оставила заметный след в развитии отечественной культуры, из ее стен вышло немало видных ученых, литераторов и общественных деятелей и среди них Л. Ф. Магницкий, по "Арифметике" которого, названной М. В. Ломоносовым "вратами учености" и представлявшей собой математическую энциклопедию своего времени, в течение полутора веков учились поколения русских математиков, В. К. Тредьяковский, первые профессора Московского университета Н. Н. Поповский и А. А. Барсов. В 1731-1735 гг. в Академии начинал свой путь в большую науку и М. В. Ломоносов.

Не обошлось без выпускников Академии и при рождении русской профессиональной школы, вызванной к жизни быстрым ходом петровских преобразований. Развитие экономики, основание мануфактур, создание военно-морского флота вело к росту прикладных наук и требовало подготовки грамотных офицеров и специалистов в различных областях науки и техники. Для удовлетворения растущих потребностей в профессиональных знаниях в 1701 г. в Москве была учреждена в ведении Оружейной палаты школа математических и навигацких наук. Это было первое государственное светское учебное заведение, готовившее своих питомцев не только к морскому делу, но и ко всем родам службы. При Петре же было положено начало специальному горному и медицинскому образованию.

К концу своих дней Петр Первый утвердился в убеждении о первостепенной важности общего образования, и, уходя, оставил России в наследство академический университет. И хотя ему не суждена была долгая жизнь (менее полувека), но университетская нить была все же взята русской историей, и в Указе об учреждении Московского университета говорилось, что "Петр Великий погруженную во глубину невежества Россию к познанию истинного благополучия приводил, и по тому же пути желает следовать дщерь его Елисавета Петровна". Эта линия была продолжена и усилена в годы правления Екатерины Великой, и задачи общего образования все более выдвигались на первый план. Как в свое время для Петра профессиональное образование было средством правильного распределения между сословиями трудов по созданию материального и военного могущества страны, так Екатерина склонялась к тому, "дабы не науки токмо и художество умножить в народе, но и вкоренить в сердца добронравие", "произвесть новое порождение, от которого бы прямые правила воспитания непрерывным порядком в потомство переходить могли", создать "народное умоначертание", являющееся залогом успеха всех и всяческих реформ.

Заметим, забегая вперед, что под влиянием быстро растущих потребностей в профессиональных знаниях в периоды стремительного развития экономики и культуры не раз еще профессиональная школа оттесняла на вторые позиции университеты. Такое случалось в годы первых пятилеток и культурной революции и особенно Великой Отечественной войны. Опережающий рост профессионального образования отмечался и в 30-е гг. ХIХ в. (при Уварове). Но эти исключения лишь подтверждают общее правило, которому доныне подчиняется жизнь русской высшей школы. Такое бывало и в других странах, о чем свидетельствует, в частности, тот факт, что во Франции университетская история прерывалась на целое столетие. "Франция не нуждается в ученых", - заявила революция устами невежественного судьи, и в мае 1794 г. по обвинению в контрреволюции на гильотину отправили великого химика Лавуазье и были закрыты университеты. Их линию продолжали профессиональные учебные заведения типа высшей парижской технической школы. И только в конце следующего века старейшая в мире университетская традиция была возрождена.

Позже, уже в следующую эпоху, с воспетого поэтом "дней Александровых прелестного начала" именно университеты возглавили движение учебных округов за создание развитой отечественной образовательной системы. И следует подчеркнуть их определяющую роль в формировании профессиональной высшей школы. Особенно заметно это было в годы министерства Уварова, когда возникали и быстро развивались институты и академии, в университетах создавались новые факультеты, открывались лектории и чтения по актуальным проблемам промышленной и аграрной политики. Тогда профессиональная школа окончательно оформилась как самостоятельная отрасль высшего образования и российская университетская система, разделившись на классические и технические университеты, получила логическое завершение. Поэтому не будет большим преувеличением сказать, что высшая профессиональная школа вышла из университетов, как Минерва из головы Юпитера.

Типичным представителем второго поколения российских вузов является Московский государственный технический университет (ранее МВТУ) им. Н. Э. Баумана. Получив от МГУ материальную, учебно-методическую и кадровую помощь (Университет усилил его педагогический персонал, делегировав группу своих ведущих ученых), Училище унаследовало богатейшую университетскую культуру, что позволило ему сразу стать вровень с веком и обогатить мировую инженерную школу "русским методом обучения ремеслам" или, пользуясь средствами современной лексики, высокой, по тем временам, образовательной технологией. Его родословная от ремесленного училища до одного из лучших инженерных вузов мира так богата содержанием и крутыми поворотами судьбы, что способна вместить в себя всю историю русской высшей технической школы.

Идея университетских округов пришла в Россию с Запада. Она была взята за основу при разработке национальной образовательной системы, начатой при Александре I членами "Негласного комитета", в который в 1809 г. был введен Сперанский. Манифест 8 сентября 1802 г. об учреждении министерства народного просвещения и Указ от 24 января 1803 г., утвердивший "Предварительные правила народного просвещения", устанавливали единую довольно стройную и цельную систему образовательных учреждений. В ее основе лежала идея общеобразовательной школы, необходимой "для нравственного образования граждан". Образовательная система носила выраженный сословный характер, и учебные заведения делились на четыре разряда, "соответственно обязанностям и пользам каждого состояния": 1) училища приходские, 2) уездные, 3) губернские или гимназии и 4) университеты. В каждом округе все четыре разряда учебных заведений располагались в строго иерархическом порядке. Учебные заведения низшего уровня служили подготовительной ступенью к училищам более высокого порядка до университета включительно. В последнем преподавались науки во всем объеме, нужные, как считалось, для всех знаний и разных родов государственной службы.

Перед созданным впервые в России образовательным ведомством была поставлена задача закрепить посредством народного образования политический состав общества, оберегать от иноземного влияния самобытность и нравственный строй народа, не отвергая при этом научные достижения других стран. Для реализации этой задачи Россия была поделена на 6 учебных округов, научными, учебно-методическими и административными центрами которых являлись университеты с попечителями во главе. Университетский округ и его попечитель сыграли выдающуюся роль в становлении отечественной образовательной системы. Соединив принятую на Западе структуру с особенностями национальной культуры, с вековыми традициями и устоями русской жизни, они придали мощный импульс культурному вообще и вузовскому, в особенности, строительству, что позволило в течение века преодолеть многовековое (5-6 веков) отставание от передовых стран мира. Размышляя над историческими судьбами российского образования, нельзя не прийти к выводу об особой роли этих двух решающих факторов - учебного округа и его попечителя. Они неразлучны, как пара сил в механике.

Позаимствовав идею учебных округов, Россия не пошла по пути копирования западного опыта. Наиболее существенным отступлением от принятых на Западе норм университетской демократии являлось наличие в образовательной системе страны особой фигуры - упомянутого попечителя учебного округа, полномочного представителя центральной власти, своего рода дядьки, ответственного за постановку работы образовательной системы на вверенной ему территории. Попечители и обеспечили в конечном счете единство и преемственность государственной образовательной политики на территории необъятной страны, стали надежной преградой на пути всякого рода нежелательных явлений, в частности, ведомственного бюрократизма и еще более опасного местного автономизма и сепаратизма. Весь ХIХ век прошел под знаком Попечителя учебного округа - верного гаранта всех успехов русских университетов, - которые поставили к исходу века Россию в ряд с передовыми университетскими державами.

Должность попечителя учебного округа была весьма почетной и ответственной, и сюда отбирали лучших из образованнейших людей своего времени высших трех классов в существовавшей табели о рангах, т. е. представителей высшей элиты российского общества. О персональном составе попечительского корпуса можно судить по наиболее ярким его представителям, начиная от приближенных к августейшим особам первого попечителя Московского университета графа И. И. Шувалова или князя Адама Чарторыйского. Среди них прославившие свою страну знаменитые мореплаватели адмиралы И. Ф. Крузенштерн и Е. В. Путятин, граф С. С. Уваров, всемирно известный ученый, хирург и педагог Н. И. Пирогов и многие другие выдающиеся деятели отечественной науки и культуры, подвижники русской школы.

Округов поначалу было шесть. Московский округ составили губернии Московская, Смоленская, Калужская, Тульская, Рязанская, Владимирская, Костромская, Вологодская, Ярославская, Тверская; Виленский - губернии Виленская, Гродненская, Витебская, Могилевская, Минская, Волынская, Киевская, Подольская; Дерптский - губернии Лифляндская, Эстляндская, Курляндская; Санкт-Петербургский - губернии С.-Петербургская, Псковская, Новгородская, Олонецкая, Архангельская; Харьковский - губернии Слободско-Украинская, Орловская, Воронежская, Курская, Черниговская, Полтавская, Николаевская, Таврическая, Екатеринославская и земли донских и черноморских казаков; Казанский - губернии Казанская, Вятская, Пермская, Нижегородская, Тамбовская, Саратовская, Пензенская, Астраханская, Кавказская, Оренбургская, Симбирская, Тобольская, Иркутская.

Во всех округах к тому времени были открыты университеты, кроме С.-Петербургского, в котором вместо закрытого в 1766 г. (из-за отсутствия студентов) академического университета работал Главный педагогический институт. В 1819 г. усилиями попечителя столичного учебного округа С. Уварова на его базе был возрожден Санкт-Петербургский университет. Позже, по мере развития и укрепления образовательной системы, открывались новые университеты, с ними число округов постоянно увеличивалось и появились в разное время учебные округа Белорусский, Варшавский, Вологодский, Западно-Сибирский, Кавказский, Киевский, Новороссийский (Одесский), Оренбургский, Саратовский. Нетрудно вывести и принцип построения округов - они объединяли более или менее обширные территории, располагавшие определенным минимумом культурных сил и ресурсов, при наличии организующего, системообразующего центра в лице университета, т. е. принцип самодостаточности.

Похожие работы