Публикации

Взаимосвязь отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации

 Скачать диссертацию по социальной психологии на тему: Взаимосвязь отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации. Контрольные и курсовые работы по психологии бесплатно. 

Содержание

Введение 4

Глава 1. Теоретический анализ подходов к исследованию взаимосвязи отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации 15
1.1 Теоретические подходы к исследованию межкультурной адаптации 15
1.2 Проблемы межкультурной адаптации иностранных туристов 23
1.3 Факторы межкультурной адаптации 30
1.3.1 Факторы психологической адаптации 31
1.3.2 Факторы социально-культурной адаптации 34
1.4 Факторы межкультурной адаптации иностранных туристов 45
1.5 Аттитюд как оценивающее отношение к социальным объектам 49
1.5.1 Основные направления в исследовании аттитюда 53
1.5.2 Проблемы измерения аттитюдов или социальных установок 58
1.5.3 Концептуальные подходы к изучению межэтнических установок 72
1.6 Авторская концепция понимания взаимосвязи отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации 86

Глава 2. Эмпирическое исследование взаимосвязи отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации 92
2.1 Программа эмпирического исследования взаимосвязи отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации 92
2.2 Анализ результатов эмпирического исследования 103
2.2.1 Социально-демографический профиль иностранного туриста (США, Великобритания, Канада) 103
2.2.2 Отношение иностранных туристов к России и россиянам и его взаимосвязь с факторами межкультурной адаптации 108
2.2.3 Обсуждение результатов включенного наблюдения, интервью и анализа документов 120
2.2.4 Факторная структура отношения иностранных туристов к России и россиянам 126

Выводы и заключение 141
Библиографический список 145
Приложения 182

Введение

Актуальность исследования. Стремительный процесс глобализации, происходящий в современном мире, ведет к тому, что в сфере общественных отношений, бизнеса, образования и досуга резко возрастает количество контактов между представителями разных культур. Это означает, что существует настоятельная потребность осмысления и анализа того, что происходит при социальном взаимодействии, которое носит кросс-культурный характер.

Традиционно основное внимание в исследованиях межэтнических отношений уделялось процессам, связанным с межгрупповой дифференциацией и дезинтеграцией, предубежденностью и враждебностью по отношению к представителям других культур, межэтническим конфликтам [LeVine, Campbell, 1972; Giles, Evans, 1986; Taylor, Moghaddam, 1994; Giles, Evans, 1986]. Однако в эпоху стирания границ, когда контакты между представителями абсолютно разных культур становятся обычными и реальными, значительно возрастает значение кросс-культурных исследований, затрагивающих процессы и явления, выражающие тенденции к межгрупповой интеграции, т.е. установлению таких связей и отношений между группами, принадлежащими к разным культурам, которые бы способствовали их сближению.

Основная часть работ, посвященных межэтническому взаимодействию, связана с изучением взаимного восприятия представителей устоявшихся этнокультурных сообществ, т.е. носит внутрикультурный характер. Объектом исследований межгрупповых отношений на примерах реального межкультурного взаимодействия чаще всего становятся беженцы и переселенцы или иностранные студенты и бизнес-путешественники.

Одним из перспективных направлений изучения межкультурного взаимодействия является международный туризм — особый вид туристической деятельности, включенным в которую оказываются представители различных этносов и культур, необъединенные при этом едиными государственными границами и зачастую принадлежащие к разным политическим системам. Один из видных отечественных теоретиков туризма А.Квартальнов характеризует туризм как «совокупность явлений и взаимоотношений, возникающих при взаимодействии туристов, поставщиков туристических продуктов и услуг, местных органов власти и местного населения в процессе туристической деятельности» [Квартальнов, 2003; 21]. Таким образом, содержание деятельности в туристском бизнесе непосредственно связано с проблемами психологии совместной деятельности, межличностного и межгруппового взаимодействия, и находится в предметном поле социальной психологии [Журавлев, 2005; Резников, 2005; Шорохова, 2001; Чернышев, 1990; Уманский, 1980 и др.].

В то же время, проведенный теоретический анализ научных публикаций показал, что социально-психологические проблемы международного туризма — этой сложной социально-экономической системы, практически остались без внимания социальных психологов.

В соответствии с основными понятиями и юридическими определениями, принятыми в области международной миграции, иностранные туристы относятся к категории временных международных мигрантов [О толковании понятий «беженец», «мигрант», «вынужденный переселенец», 1993; Ивахнюк, 2003; Доржиева, 2003; Cassidy, Pearson, 2001]. Исследования в области этнической психологии рассматривают взаимодействие иностранных туристов с местным населением принимающей страны в контексте теории межкультурной адаптации [Bochner, 1981, 2003; Furnham, 1988; Furnham, Bochner, 1986]. Работ, посвященных межкультурной адаптации туристов и изучению факторов, благоприятствующих их вхождению в иную культурную среду, немного. Практически все они были выполнены в рамках медицинской психологии [Iso-Ahola, 1983; Monden, Meerster, 1994; Pearce, 1982; Rosenblatt, Russell, 1975; Rubenstein, 1980; Vingerhoets, Rigter,1994].

В качестве одного из наиболее значимых факторов межкультурной адаптации туристов выделяются межгрупповые или межэтнические установки1, выражающие отношение иностранных туристов к стране посещения и местному населению. Однако нам не удалось выявить исследования, посвященные анализу содержания и структуры межэтнических установок туристов, изучению механизмов их формирования и взаимосвязи с другими факторами межкультурной адаптации. Поток иностранных туристов, приезжающих в Россию, будет ежегодно возрастать. Непосредственные контакты россиян с иностранными туристами предоставляют уникальные возможности формирования и развития межэтнического диалога и сотрудничества, основанного на признании и уважении плюрализма идентичностей и культур, межгрупповой терпимости и доверия, разрушения «образа врага», изменения общественного мнения. Для России это особенно важно на современном этапе ее развития, когда она пытается интегрироваться в мировое политическое, экономическое, образовательное и культурное пространство. Иностранные туристы, побывавшие в нашей стране, вносят определенный вклад в создание представлений о России и россиянах в мире. Поэтому исследование социально-психологической природы межэтнических установок, приезжающих в Россию иностранных туристов, т.е. их отношения к нашей стране и ее гражданам, а также взаимосвязи этого отношения с другими факторами межкультурной адаптации, позволяет не только расширить понимание содержания этих феноменов, но и создает возможности целенаправленного воздействия на формирование и развитие позитивного образа России. Именно такая задача была поставлена правительством Российской Федерации перед провайдерами туристических услуг в качестве важнейшего направления их деятельности [Богданова, 2004].

Важнейшим мотивом проведения этнокультурных исследований в области международного туризма являются социально-экономические запросы туристического бизнеса. Современный туризм — это одна из ведущих и наиболее динамично развивающихся отраслей мировой экономики. За быстрые темпы роста он был признан экономическим феноменом столетия. Что касается России, то здесь в последнее время сложилась очевидная диспропорция между количеством въезжающих в страну иностранных туристов и количеством российских граждан, выезжающих в зарубежные страны. Большой разрыв между показателями въездного и выездного туризма приводит к серьезному дисбалансу притока и оттока средств. Прогнозируется, однако, что активизация в последние годы процесса глобализации заставит российские турфирмы обратить более пристальное внимание на прием иностранных туристов. Изменение концепции развития туризма в сторону расширения географии въездного турпотока потребует от туристических компаний, работающих в сфере международного въездного туризма, выхода на новый качественный уровень организации своей работы. Это, в свою очередь, диктует необходимость подготовки специалистов, обладающих социально-психологической и этнокультурной компетентностью, имеющих представление о психологическом своеобразии представителей разных культур, умеющих анализировать их поступки, управлять конфликтами и выстраивать сотрудничество.

Все вышесказанное и определило выбор темы исследования, ее цель и задачи.

Предмет исследования: взаимосвязь отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации.

Объект исследования: иностранные туристы из трех англоязычных стран — США, Великобритании и Канады. Общее количество респондентов составило 347 человек.

Цель исследования: выявление взаимосвязи отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации. Цель работы достигалась через решение следующих задач:

1. Задачи теоретического исследования:

1.1 Провести теоретический анализ отечественных и зарубежных подходов к исследованию проблем межкультурной адаптации и межэтнических установок.

1.2 Разработать классификацию факторов межкультурной адаптации и модель межкультурной адаптации туристов.

1.3 Разработать авторскую концепцию исследования взаимосвязи отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации.

2. Задачи эмпирического исследования:

2.1 Составить программу эмпирического исследования взаимосвязи отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации.

2.2 Подобрать и разработать инструментарий для сбора эмпирических данных, учитывающий специфику групп иностранных туристов.

2.3 Составить социально-демографический профиль иностранного туриста на основе анализа данных анкеты.

2.4 Измерить отношение иностранных туристов к России и россиянам.

2.5 Выявить факторную структуру отношения иностранных туристов к России и россиянам.

2.6 Выявить факторы межкультурной адаптации, взаимосвязанные с отношением иностранных туристов к России и россиянам.

Гипотезы исследования:

  1. Отношение к России и россиянам туристов из США, Великобритании и Канады отличается по уровню выраженности позитивности.
  2. Факторная структура отношения иностранных туристов к России отличается от факторной структуры отношения иностранных туристов к россиянам.
  3. Отношение иностранных туристов к России и россиянам взаимосвязано с факторами межкультурной адаптации:

3.1 отношение иностранных туристов к России и россиянам взаимосвязано с такими социально-демографическими характеристиками как пол и возраст туристов;

3.2 отношение иностранных туристов к России и россиянам взаимосвязано с количеством посещений туристами России;

3.3 отношение иностранных туристов к России и россиянам взаимосвязано с уровнем информированности туристов о культуре России;

3.4 отношение иностранных туристов к России и россиянам взаимосвязано с их местом проживания: туристы-жители крупных городов относятся к России и россиянам более позитивно, чем туристы-жители малых городов и сельской местности;

3.5 отношение иностранных туристов к России и россиянам взаимосвязано с ожиданиями туристов: туристы, ожидания которых совпадают с реальностью, относятся к России и россиянам более позитивно по сравнению с туристами, чьи ожидания ошибочны;

3.6 отношение иностранных туристов к России и россиянам взаимосвязано со степенью удовлетворенности туристов психологическим климатом в туристской группе.

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

субъектно-деятельностный и системный подходы в психологии (К.А.Абульханова-Славская, Б.Г.Ананьев, А.В.Брушлинский, А.Л.Журавлев, Б.Ф.Ломов, С.Л.Рубинштейн, И.Р.Сушков и др.); положения психологии совместной деятельности и межгруппового взаимодействия (А.Л.Журавлев, Е.С.Кузьмин, Л.И.Уманский, А.С.Чернышев, Е.В.Шорохова, и др.); теория отношений (В.Н.Мясищев); теория аттитюда (I.Ajzen, W.E.Atkins, E.S.Bogardus, J.S.Bruner, S.Chaiken, A.Eagly, M.Fishbein, D.Katz, H.D.Lasswell, W.I.Thomas, L.L.Thurstone, R.W.White, F.Znaniecki, Г.М.Андреева, П.Н.Шихирев, В.А.Ядов); гипотеза контакта (G.W.Allport); положения теории межкультурной адаптации (P.S.Adler, J.W.Berry, S.Bochner, A.Furnham, A.Kennedy,Y.Y.Kim, K.Oberg, C.Storti, H.C.Triandis, C.Ward); положения теории научения культуре (M.Argyle, A.Kendon, A.Bandura); теория социальной идентичности (H.Tajfel, J.C.Turner); исследования этнических установок и проблем этнической толерантности (И.С.Кон, Н.М.Лебедева, О.В.Лунева, Е.Н.Резников Г.У.Солдатова-Кцоева, Т.Г.Стефаненко, А.Н.Татарко и др.); положения экпериментальной психосемантики (C.E.Osgood, В.П. Петренко). Методы и методики исследования.

  1. Анкета (разработана автором) — для выявления факторов межкультурной адаптации иностранных туристов, связанных с их отношением к России и россиянам; измерения ожиданий туристов и психологического климата в туристских группах, а также сбора социально-демографической информации.
  2. Методика «Семантический Дифференциал» (в двух модификациях автора) — для измерения отношения иностранных туристов к России и россиянам.
  3. Метод включенного наблюдения — для получения информации о проявлении в реальном поведении факторов межкультурной адаптации и отношения иностранных туристов к России и россиянам (схема наблюдения разработана автором).
  4. Полустандартизировапное интервью с экспертами — для выявления фактической информации о ситуациях, в которых проявлялись факторы межкультурной адаптации и отношение иностранных туристов к России и россиянам.
  5. Метод анализа документов — для определения содержания и методов работы туристских фирм с иностранными туристами, направленными на формирование позитивного образа России и россиян.
  6. Контент-анализ вопросов, задаваемых иностранными туристами, и их высказываний о России и россиянах — для выявления степени осведомленности иностранных туристов о культуре, обычаях, традициях России и их отношения к России и россиянам.

Эмпирическая база исследования: исследование проводилось на базе трех туристических компаний г.Костромы: ОАО «Турсервис», ОАО «Водолей» и ОАО «Кострома-Визит». В пилотажном исследовании приняли участие 179 туристов из США, Великобритании и Канады. В основном исследовании участвовали 200 человек, из них 168 туристов из США, Великобритании и Канады и 32 работника российских и иностранных туристических компаний, вошедшие в экспертную группу.

Математико-статистическая обработка данных проводилась с использованием математико-статистического пакета SPSS, версии 10.0 и 13.0. Анализ результатов исследования осуществлялся на основании вычисления следующих показателей:

  • качественно-количественная классификации данных проводилась с использованием методов описательной статистики (среднее значение, дисперсия, стандартное отклонение) и на основании перекрестных таблиц;
  • для измерения отношения иностранных туристов к России и россиянам и определения его факторной структуры был проведен факторный анализ; в качестве метода факторизации корреляционной матрицы был выбран метод главных компонент с использованием ортогонального вращения Варимакс (Varymax); для установления степени применимости факторного анализа к данной выборке использовались сферический критерий Барлетта и критерий Кайзера-Мейера-Олкина (КМО);
  • для установления взаимосвязи между отношением иностранных туристов к России и россиянам и факторами межкультурной адаптации был проведен корреляционный анализ с вычислением показателя Спирмена (rho) и рассчитан критерий Джонкира-Терпстры; для выявления достоверности различий использовались U-критерий Манна-Уитни и Н-критерий Краскала-Уоллеса.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования:

  • разработана авторская классификация факторов межкультурной адаптации и модель межкультурной адаптации туристов;
  • проведено измерение отношения иностранных туристов к России и россиянам и установлена его факторная структура;
  • установлена взаимосвязь отношения иностранных туристов к России и россиянам с такими факторами межкультурной адаптации иностранных туристов как: страна проживания туристов, размер населенного пункта-места проживания туристов, количество посещений туристами России, информированность туристов о культуре страны посещения, ожидания туристов по поводу предстоящей поездки, уровень психологического комфорта в тургруппах;
  • определена факторная структура отношения иностранных туристов к России и россиянам и выявлена ее связь с функциями аттитюда, что позволяет оказывать воздействие на формирование позитивного образа России.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПОДХОДОВ К ИССЛЕДОВАНИЮ ВЗАИМОСВЯЗИ ОТНОШЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ ТУРИСТОВ К РОССИИ И РОССИЯНАМ И ФАКТОРОВ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ

1.1 Теоретические подходы к исследованию межкультурной адаптации

Исследование проблем межкультурной адаптации находится в фокусе современной науки на протяжении нескольких десятилетий. В течение всех этих лет отмечался стабильный рост внимания к данной проблематике, и были получены интересные результаты [Выскочил, Лебедева, 2002; Гаюрова, 2002; Гриценко, 2002; Лебедева, 1993, 1997; Левкович, Чернова, 2002; Малхозова, 2002; Стефаненко, 2004; Фрейнкман-Хрусталева, Новиков, 1995; Татарко, 2004; Adelman, 1988; Berry, 1990, 1994, 1997, 2000, 2003; Berry, Kim, Boski, 1988; Black, Mendenhall, 1990, 1991; Black, Mendenhall, Oddou, 1991; Bochner, 1981, 2003; Furnham, 1988; Furnham, Bochner, 1986; Kim, 1979, 1988; Kim, Gudykunst, 1988; Matsumoto, 2000, 2002; Matsumoto et al., 2001; Storti, 2001; Ward, 2001; Ward, Bochner, Furnham, 2001; Ward, Kennedy, 1993, 1996, 1999; Ward, Rana-Deuba, 2000].

Процессы политического и экономического сближения стран Западной Европы, демократизации в странах Восточной Европы, развитие современных технологий, скоростных транспортных средств, с одной стороны, и усиление политической нестабильности в некоторых регионах мира, с другой стороны, способствовало значительному возрастанию миграционных потоков. Это, в свою очередь, заметно активизировало усилия исследователей. Большая мобильность современного мира предоставляет человеку большие возможности, но одновременно бросает ему серьезный вызов, так как ставит его в такие условия, в которых он вынужден адаптироваться к иной культуре. «Возможно, самое серьезное и болезненное разлучение переживает человек, который вырос и был воспитан в одной культуре и переместился в другую культуру» [Kim, 1979; р. 435].

Перемещение в страну с иной культурой и знакомство с ней может быть очень увлекательным, стимулировать интеллектуальный и личностный рост. С другой стороны, это может принести глубокое разочарование. Столкновение с новой культурой всегда накладывает на нас ряд обязательств, самым очевидным из которых является адаптация своего поведения к нормам, обычаям, ценностям принимающей страны. Это не означает отказа от своей собственной культуры. Большинство членов иной культуры просто хотят, чтобы мы попытались понять их культуру и уважали ее такой, какая она есть.

Традиционно в качестве объекта исследований межкультурной адаптации выступали временные поселенцы и беженцы. Позднее к ним присоединились миссионеры и волонтеры. Современные процессы глобализации способствуют возрастанию уровня мобильности в таких сферах жизни, как бизнес, образование и наука. Поэтому в последнее время такие категории временных мигрантов, как бизнес-путешественники, студенты, обучающиеся за рубежом, ученые, работающие в зарубежных странах по контракту, оказались в центре внимания социальных психологов, занимающихся проблемами межкультурной адаптации [Benson, 1978; Church, 1982; Early, 1987; Furnham, Bochner, 1986; Hofstede, 1980; Mendenhall, Dunbar, Oddou, 1992; Stening, Hammer, 1992; Ward, Kennedy, 1993].

В последнее время появились научные публикации, в которых изучается адаптация военных, проходящие службу за рубежом [Forman, Zachar, 2001].

Несмотря на многочисленные работы по изучению межкультурной адаптации, ученые не пришли к единому пониманию этой категории социальной психологии. Одним из спорных вопросов остается вопрос определения самого понятия «адаптация».

Первоначально исследования проблем межкультурной адаптации проводились в рамках теории аккультурации [Berry, 1983; Kim, 1979; Ward, 1996]. В этих работах термин «межкультурная адаптация», по сути, использовался в качестве синонима аккультурации, что приводило к определенной путанице понятий. Аккультурация рассматривалась как дорога с односторонним движением, проходя которую, все иммигранты приходили к одинаковому результату. Подобная модель «плавильного котла» не устраивает большинство современных исследователей, которые рассматривают межкультурную адаптацию как отдельную категорию и пришли к пониманию того, что она не предполагает обязательности принятия новой культуры как своей собственной, а скорее означает процесс приспособлении (adjustment) к ней. [Ady, 1995; Baldwin, Hecht, 1995].

Интересной представляется точка зрения С.Бочнера, проводящего разграничение между так называемыми межобщественными и внутриобщественными кросс-культурными контактами [Bochner, 2003]. При этом он предлагает рассматривать в контексте психологии аккультурации только последнюю категорию межкультурного взаимодействия, подразумевающую контакты внутри поликультурного сообщества между представителями различных этнических групп. К таким контактам, в частности, С.Бочнер относит контакты между иммигрантами и беженцами с одной стороны, и населением принимающей страны, с другой стороны. Что касается временных мигрантов или визитеров, приезжающих в другую страну с конкретной целью и на ограниченных срок (студенты, гастарбайтеры, бизнес-путешественники, туристы), то их контакты с населением принимающей стороны ученый предлагает исследовать в рамках теории межкультурной адаптации.

М.Винкельман, соглашаясь с С.Бочнером, также считает, что межкультурная адаптация временных мигрантов не предполагает их аккультурации. По его мнению, она требует от них культурного релятивизма, т.е. отказа на какое-то время, по крайней мере, от некоторых культурно-обусловленых реакций, чтобы стать более толерантным к иной культуре [Winkelman, 1994].

Р. Вичерт [Wichert, 2005] в своих рассуждениях идет еще дальше и выносит на обсуждение вопрос о желательности аккультурации как таковой. С его точки зрения процесс аккультурации можно рассматривать как нежелательный и неприемлемый отказ от своей культуры в пользу новой. Анализ публикаций показывает, что в последнее время некоторые социальные психологи пересмотрели свои подходы к исследованию проблем межкультурной адаптации. Так, например, в последних работах Я.Ким межкультурная адаптация уже рассматривается как отдельная категория, при этом в ее теоретической модели акцент явно смещается в сторону теории социальной идентичности. Она считает, что рост этнических движений в последнее время способствовал тому, что сегодня при изучении межкультурной адаптации в фокусе внимания социальных исследователей оказывается не столько аккультурация, сколько вопросы «этничности» иммигрантов и их сообществ [Kim, 1988].

Еще один немаловажный вопрос, который поднимается практически во всех исследованиях по данной проблематике, — это вопрос о потребности в межкультурной адаптации. Отвечая на него, многие социальные психологи говорят о том, что адаптация необходима для того, чтобы достичь чувства принадлежности, которое, в свою очередь, является необходимым условием на пути к личностному росту, обусловленному адаптацией. По достижению чувства комфорта и принятия со стороны нового окружения, адаптанты могут начинать создавать поддерживающие связи и, как результат, чувствовать себя более уверенно [Brento, Brokenleg, Van Bockern, 1992; Pederson, 1995].

В большинстве современных исследований, посвященных проблемам межкультурной адаптации, она рассматривается как сложный многофазовый процесс, по завершении которого человек достигает определенного соответствия новой культурной среде. Обобщая исследования по данной проблематике, Д.Берри, однако, пришел к выводу, что адаптация не обязательно означает лучшее соответствие новому окружению. По своей валентности она может быть как положительной, так и отрицательной. В первом случае обычно говорят, что человек хорошо адаптировался. Однако достаточно часто результат может быть отрицательным. Многие мигранты, даже прожив в новой культуре много лет, плохо к ней приспосабливаются. Иными словами, можно говорить о разной степени или качестве адаптированности [Berry et al., 2003].

Большинство авторов [Ward, 1996; Ward, Rana-Deuba, 1999; Searle, Ward, 1990] выделяют три вида или аспекта межкультурной адаптации:

  • психологический;
  • социально-культурный;
  • экономический

Все эти виды межкультурной адаптации рассматриваются как взаимосвязанные и в равной степени важные показатели успешного приспособления к новому культурному окружению [Aycan, Berry, 1996].

Впервые различие между психологической и социально-культурной адаптацией было проведено К.Уорд и ее коллегами [Searle, Ward, 1990; Ward, 1999; Ward, Rana-Deuba, 1999].

По-мнению К.Уорд, в основе психологической адаптации лежат аффективные реакции, связанные с ощущение благополучия или удовлетворения в процессе кросс-культурного перемещения [Ward, 2003].

Соглашаясь с ней, П.Шмитц и Д.Берри относят этот аспект межкультурной адаптации к внутренним психологическим результатам, таким как хорошее физическое самочувствие, душевное здоровье, чувство психологического комфорта и самоуважение [Berry et al., 2003; Schmitz, 1992].

Основной подход к анализу проблем психологической адаптации — это подход с точки зрения теории стресса и его преодоления [Lazarus, Folkman, 1984; Berry, 1997]. Ранние исследования межкультурных контактов исходили, в основном, из того, что такие контакты оказывают пагубное или, по крайней мере, болезненное влияние на перемещающихся в иную культуру. Как результат, большинство социальных психологов концентрировали свое внимание на негативных эмоциях, переживаемых временными мигрантами, таких как страх, неуверенность, беспокойство, тревожность и.т.п. Современные исследования межкультурного стресса являются более теоретически обоснованными, принимают во внимание не только внутренние, но и социальные его детерминанты и измеряют как негативные, так и позитивные результаты межкультурного взаимодействия. К позитивным последствиям можно отнести повышение языковой компетентности, самоуважение, осведомленность и лучшее физическое самочувствие [Babiker et al., 1980; Kamal, Maruyama, 1990]. Если адаптация к новой культурной среде проходит успешно, то многие из адаптирующихся говорят о своем качественном изменении в лучшую сторону. Так, например, в исследованиях Д.Мацумото и его коллег были выявлены такие положительные результаты межкультурных контактов, как развитие поликультурной идентичности, приобретение большей уверенности в себе и своих силах и возможностях, осознание множественных перспектив будущей жизни, хорошее настроение, снижение уровня стресса, установление межличностных связей [Matsumoto et al., 2001]. Негативный опыт вхождения в иную культуру часто приводит к возникновению разного рода психологических и психосоматических проблем [Shin, Abell, 1999]; преждевременному возвращению в свою страну [Montagliani, Giacalone, 1998]; дисфункциональной коммуникации [Gao, Gudykunst, 1991; Okazaki-Luff, 1991]; культурному шоку [Pederson, 1995]; депрессии, беспокойству, неудачам на работе, проблемам в общении [Matsumoto et al., 2001]. В случаях крайне неудачной адаптации отмечается антисоциальное поведение и даже самоубийства. К счастью, не все мигранты испытывают на себе весь спектр психологических проблем и проблем, связанных со здоровьем. Однако всем им приходится переживать некоторые из этих проблем в тот или иной период пребывания в стране с иной культурой.

Социально-культурная адаптация подразумевает внешние психологические результаты, которые связывают адаптантов с их новым культурным контекстом, их способностью справляться с социально-бытовыми проблемами, эффективно функционировать в новом окружении [Berry, 1990, 1997; Berry, Sam, 1997; Birman, 1994; Liebkind et al., 2000; Segall, Dasen, Berry, Poortinga, 1999; Ward, 1996;].

Данный конструкт межкультурной адаптации, сориентированный на социальные навыки и социальное взаимодействие, иными словами на поведенческие аспекты межкультурных контактов между вновь прибывшими и представителями принимающей стороны, рассматривается в современных исследованиях с точки зрения теории научения культуре. Этот подход берет свое начало в ранних работах М.Аргайла и А.Кендона, которые первыми высказали гипотезу о том, что межкультурное взаимодействие — это процесс взаимного научения [Argyle, Kendon, 1967]. Источником проблем при адаптации является инстинктивное предположение, что все — такие-же, как и мы сами [Storti, 2001]. С точки зрения социального научения, поведение человека основано на пожизненном научении через наблюдение и имитацию. Перед встречей с людьми из других культур у человека нет оснований полагать, что другие люди будут думать и вести себя отлично от тех моделей, которые он усвоил [Bandura, 1977]. Одной из фундаментальных истин о человеческой природе, как констатирует Р.Кольз [Kohls, 1984], является то, что и " в глубине души мы полагаем, что при обычных обстоятельствах, мы все думаем одинаково и одинаково воспринимаем окружающий нас мир" [Kohls, 1984; р.48]. При контакте с людьми из других культур и в новом окружении, это убеждение служит источником возникновения проблем, так как мы ожидаем определенных моделей поведения. А когда кто-то ведет себя отлично от наших ожиданий, начинается внутренний конфликт. Человек затем должен проанализировать свое поведение и приспособить его, чтобы адекватно реагировать на новые ситуации. Таким образом, социально-культурная адаптация — это процесс изменения своего поведения с целью приспособления его к изменившемуся окружению или обстоятельствам, или же в ответ на социальное давление [Ward, 2001].

Еще один аспект межкультурной адаптации, а именно, «экономическая адаптация», был впервые введен в обиход этнопсихологии Р.Дэвисом и Л.Лофквистом в 1984 году [Davis, Lofquist, 1984]. Под экономической адаптацией авторы понимают приспособление к новому рабочему окружению, умение преодолевать проблемы на новом рабочем месте и получать удовлетворения от выполняемой работы [Aycan, Berry, 1996]. Экономическая адаптация экспатриантов также характеризуется эффективным выполнением своих должностных обязанностей и позитивным отношением к своей новой работе.

Объектом исследований экономической адаптации в основном являются специалисты и менеджеры, работающие за рубежом по контракту. Важным аспектом данного вида адаптации, по мнению исследователей, является преданность или приверженность новой организации, которая рассматривается как вера в ее цели и ценности, а также подразумевает желание остаться работать в этой организации [Mowday, Porter, Steers, 1982].

Изучение экономической адаптации бизнес-мигрантов является важным по нескольким причинам. Во-первых, неудачная адаптация может привести их к невыполнению контракта и преждевременному возвращению домой, а это дорого обходится отправляющим компаниям [Coperland, Griggs, 1985]. Кроме того, сюда относятся и нефинансовые издержки: нанесение ущерба репутации компании, упущенные возможности в бизнесе, потеря рыночного сегмента [Black, Gregersen, 1991; Nauman, 1992]. Во-вторых, неудачная адаптация и, как следствие, прерывание контракта и возвращение домой, так же пагубны для специалиста или менеджера-экспатрианта, как и для его компании и принимающей его фирмы. Как правило, это влечет за собой снижение чувства самоуважения, меньшую уверенность в себе и потерю уважения своих коллег [Mendenhall, Oddou, 1985; Tung, 1987].

Таким образом, все аспекты межкультурной адаптации взаимосвязаны, взаимозависимы и являются в равной степени важными показателями успешного приспособления к новому окружению в стране с иной культурой. Это, в свою очередь, определяет направленность эмпирических исследований последних лет, в которых четко прослеживается тенденция к определению причинно-следственных связей между всеми видами межкультурной адаптации. В частности, одной из гипотез является предположение о том, что успешная психологическая и социально-психологическая адаптация позитивно влияют на экономическую адаптацию мигрантов [Аусап, 1997]. Еще одна тенденция заключается в том, что все большее количество работ носят практическую направленность и призваны решать конкретные цели и задачи в определенных сферах жизни. 1.2 Проблемы межкультурной адаптации туристов Пересмотр подходов к изучению проблем межкультурной адаптации в последнее время коснулся одной из самых больших категорий временных мигрантов — иностранных туристов. Традиционно рекреационные путешествия рассматривались как период спокойного отдыха от напряженной работы, а поэтому те, кто отправляется в такие поездки, чувствуют себя свободно, расслаблено и переживают в основном положительные эмоции. Однако результаты проведенных исследований показывают, что туристы также подвержены межкультурному стрессу, как и другие категории временных мигрантов. По одному своему определению «отдых» предполагает изменение окружения, что означает приспособление к новому распорядку и образу жизни, к новым людям [Fisher, 1989]. Чтобы адаптироваться человек пытается изменить либо самого себя, либо то окружение, в котором он оказывается [Hosman, 1991]. Более того, перемещение в страну с иной культурой ставит иностранных туристов в такие условия, при которых они вынуждены пересматривать свои поведенческие нормы и ожидания. Неспособность туристов приспособиться к новому социальному контексту, физическому и культурному окружению зачастую приводит к серьезным негативным последствиям.

Было бы неправильно сказать, что иностранные туристы, формирующие самые крупные миграционные потоки, совершенно выпали из поля зрения психологов. Однако большинство исследований, объектом которых стали туристы, было выполнено в рамках медицинской психологии. Что касается изучения адаптации туристов к условиям нового социально-культурного окружения, то оно проводилось исключительно в контексте лонгитюдной модели межкультурной адаптации — модели «культурного шока», основанной на теории стресса и его преодоления [Iso-Ahola, 1983; Monden, Meerster, 1994; Pearce, 1982; Rosenblatt, Russell, 1975; Rubenstein, 1980; Vingerhoets,Rigter,1994],

Фраза «культурный шок» была впервые предложена антропологом.. Кальверо Обергом в 1954 для описания проблем адаптации и приспособления американцев, работавших по программе реорганизации системы здравоохранения в Бразилии. Он рассматривал культурный шок, как специфическую болезнь, со своими симптомами и соответствующим курсом лечения. Причиной данного «профессионального заболевания людей,» которые внезапно перемещаются в иную культуру" [Oberg, 1954], он считал «потерю знакомых знаков и символов социального взаимодействия». Несмотря на популярность модели культурного шока, отношение к ней в последнее время стало достаточно неоднозначным. По словам С.Бочнера, «само слово „шок“ слишком акцентирует внимание на негативных обстоятельствам пребывания в новой культуре, упуская из виду тот позитивный опыт, который приобретают участники межкультурных контактов» [Bochner, 2003]. Более того, многие исследования не подтверждают валидности прохождения U-кривой адаптационного периода [Church, 1982; Forman, Zachar, 2001]. Возникают вопросы о порядке прохождения этапов культурного шока [Kim, 1988]. Критикуя клиническую модель культурного шока, практически все специалисты по межкультурной адаптации соглашаются с тем, что культурный шок или межкультурный стресс — это не только и не столько болезнь, а скорее то, с чего начинается научение другой культуре.

Известный австралийский психолог, активно занимающийся исследованием проблем межкультурной адаптации иностранных туристов, Филипп Пирс выделяет четыре группы компонентов или составляющих процесса межкультурной адаптации туристов, выезжающих на отдых в другие страны: социально-культурные, ориентационные, физические и психологические [Pearce, 2005].

В качестве основной составляющей межкультурной адаптации иностранных туристов Ф.Пирс выделяет проблемы общения с людьми, имеющими другую систему ценностных ориентаций и другой коммуникативный стиль. Подчеркивая особую значимость межличностного взаимодействия, Ф.Пирс в своем толковании причин возникновения культурного шока или межкультурного стресса туристов приближается к гуманистической школе психологии с ее акцентом на психодинамике человеческого взаимодействия. По-мнению ученого, источником стресса при перемещении в иную культуру является отсутствие возможности общаться на «аутентичном уровне», вызываемое разрушением коммуникативных связей, как на сознательном, так и на бессознательном уровне. Данное объяснение, безусловно, способствует лучшему пониманию самого процесса межкультурного приспособления и предоставляет парадигму установления различных компонентов любого кросс-культурного взаимодействия.

Под пространственной адаптацией Ф.Пирс понимает проблемы ориентации в чужом городе, трудности, которые возникают у туристов при использовании метро и других видов общественного транспорта, иных правил дорожного движение и т.д. Потеря знакомых символов-указателей при перемещении в новую культуру дезориентирует человека. Все это вызывает напряжение, беспокойство, приводит к излишней эмоциональности, требует от туристов повышенной концентрации внимания, и часто напрямую связано с вопросами их безопасности [Pearce, 2005]. Каждый человек окружен тысячами физических и социальных символов, с которыми он знаком с детства и, поэтому, воспринимает их как само собой разумеющееся до тех пор, пока они не исчезают. Поведенческие или социальные символы, создают определенный порядок в межличностных отношениях. К физическим символам относятся те предметы, к которым человек привыкает в своей культуре и, которые меняются или исчезают в новой культуре. Благодаря этим знакомым символам, он чувствует себя комфортно, они же делают его жизнь предсказуемой. А когда они исчезают, человек чувствует себя «как рыба, выброшенная на берег». Эти символы-указатели, ведущие людей по жизни, сигнализируют им, если они что-то делают не так. В новом социальном окружении, в отсутствии этих символов-указателей человек теряется в оценке своего поведения, в том, что он делает правильно, а что — нет. Таким образом, сам факт изменения физического окружения вызывает стресс [Вагпа, 1983; Pearce, 2005].

Значительное влияние на адаптацию туристов, по убеждению Ф.Пирса, оказывают физический стресс, которому они подвержены. Этот стресс становится реальным и представляет серьезную угрозу для отдыхающего, если ему не удается адаптироваться по той причине, что он не может справиться с изменившимися обстоятельствами [Pearce, 2005; Totman, 1988]. Пространственное перемещение требует серьезной перестройки иммунной системы организма человека и ее адаптации к другому временному поясу, незнакомой пище и пр. Изменение климатических условий оказывает влияние на изменение биологических ритмов человека, что нередко приводит к развитию депрессивных состояний, а иногда и к более серьезным психическим отклонениям у людей, которые до этого никогда не страдали от подобных заболеваний.

Важной психологической составляющей процесса адаптации иностранных туристов является наличие у них мотивации для приспособления к условиям нового социально-культурного окружения. Как и в любой другой сфере социальной жизни, целью в данном контексте является достижение оптимального соответствия между человеком и окружающей его средой [Vingerhoets, Sanders, Кирег]. У людей, отправляющихся в путешествие, существуют разные желания и мотивы в зависимости от потребностей. Соответственно поведение отдыхающих направлено на удовлетворение этих потребностей [Maslow, 1970; Iso-Ahola, 1983; Mill, Morrison, 1985; Pearce, 1982; Rubinstein, 1980]. Было установлено, что наиболее распространенными мотивами туристов являются:

  1. Отдых. Физическая и умственная разрядка для многих людей являются самым важным мотивом, возможностью восстановиться и «перезарядить свои батарейки».
  2. Защита. Те, чья работа связана с опасностью и риском для жизни (полицейские, пожарные, военные), хотят хотя бы на отдыхе чувствовать себя в безопасности.
  3. Знакомство с новыми людьми или укрепление уэ/се существующих связей. Отправляясь в путешествие, кто-то хочет обзавестись новыми знакомыми. Другие надеются упрочить или восстановить свои отношения с близкими людьми, поближе с ними познакомиться.
  4. Статус. Выбор эксклюзивного путешествия некоторые рассматривают как повышение своего социального статуса.
  5. Самопознание. Некоторые люди отправляются в путешествие, чтобы найти себя, испытать свои силы и возможности.
  6. Интеллектуальное обогащение. Многие путешественники хотят больше узнать о тех странах, в которые они приезжают. Они проявляют искренний интерес к тому, как живут местные люди, их обычаям, традициям, культуре, национальной кухне.
  7. Удовлетворение эстетических запросов. Красивая природа и архитектура, самобытная культура также привлекают определенные категории туристов и являются для них источником положительного эстетического опыта.
  8. Экзотика и приключения. Среди туристов немало тех, кто отправляется в путешествие в поисках разного рода приключений.
  9. Оздоровление. Оздоровительный туризм — это сознательный выбор тех, кто на отдыхе хочет поправить свое здоровье, пройти медицинское обследование, специальный курс лечения [Clift, Clark, 1995; Mill, Morrison, 1985; Rubenstein, 1980].

Выше перечисленные мотивы легли в основу классификации туристов, предложенной Ф.Пирсом [Pearce, 1982].

Туристы-эксплуататоры (exploitative travelers) имеют отдаленное представление о той стране, в которую они отправляются, ее природе, культуре. Их вполне устраивают поверхностные контакты с представителями принимающей стороны. Для них самым главным является то, что в этой стране все гораздо дешевле, чем в той стране, откуда они приехали.

Для второй группы, названной высоко-контактные туристы (high contact travelers), важнее всего интенсивное общение с местным населением. Эти путешественники хотят узнать как можно больше о местных людях, их обычаях, образе жизни. Они, как правило, отказываются от экскурсий в сопровождении гидов, а также культурных мероприятий специально организованных для туристов.

Те, кто не тратит много денег, для кого не важен социальный статус, а важен смысл жизни, относятся к духовным туристам (spiritual travelers). В эту категорию попадают «хиппи», а также волонтеры, работающие в странах третьего мира.

Для туристов-энвиронменталистов (environmental travellers) существует три приоритета — приключения, активное социальное взаимодействие и окружающая среда.

Похожие работы